16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/224/15128.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 12 (224) июнь 2013 года

Сколько стоит черное золото

Тема номера Ольга МАРИНИЧЕВА

Руководство Сибирского управления Ростехнадзора призывает угольные компании Кузбасса внимательнее подходить к выбору организаций, занимающихся проведением промышленных экспертиз в области профессиональной безопасности.

Причина – наличие в регионе структур, которые занимаются не столько экспертизой опасных производственных объектов, сколько «торговлей безопасностью», подчеркивает глава управления Евгений Резников.

– Большая часть этих организаций не имеет ни стендов, ни соответствующей материальной базы, эксперты работают не на постоянной основе, а на основании разовых договоров, – сообщает глава ведомства. – Естественно, ответственности за выданные документы такие центры практически не несут.

Сегодня в Кемеровской области действует около шестидесяти частных структур, осуществляющих экспертизы промышленной безопасности. Насколько велик процент «торговцев безопасностью», желающих бизнес за счет демпинговых цен, можно только догадываться. Но в ближайшем будущем предположения будут подкреплены конкретными фактами. Начиная с 2014 года Ростехнадзор получает полномочия проводить проверки центров промышленных экспертиз, а до наступления указанного срока ведомству остается рассчитывать на ответственность, предусмотрительность и здравый смысл самих горняков. Такова специфика промышленной безопасности в главном угледобывающем регионе России, который является самым передовым в плане технического оснащения и одним из самых уязвимых в области порождающего большинство аварий человеческого фактора.

Минувший 2012 год был признан самым безаварийным за всю постсоветскую историю угольного Кузбасса, но события первых месяцев 2013 года заставляют признать, что это было лишь циклическое колебание маятника, возвращающегося на прежние позиции.

– Если в 2012 году на угольных шахтах Кузбасса погибло девять человек, то за первые пять месяцев 2013 года число погибших составило двадцать один человек, – говорит начальник Управления военизированных горноспасательных частей МЧС России Александр Син, связывающий рост трагических происшествий с «невыполнением требований по использованию средств самоспасения».

Более обширный список смертельно опасных угольных рисков приводит Рос­технадзор: это несоблюдение проектной документации при производстве работ, старение основных фондов (впрочем, данный фактор становится все менее значимым по мере ввода в эксплуатацию новых шахт и модернизации действующих угольных предприятий), слабый уровень производственного контроля и взятая в целом недостаточная профкомпетентность руководителей и специалистов угольных организаций, допущенных к управлению и руководству горными работами, а также самих шахтеров.

По данным Ростехнадзора, каждая вторая смертельная травма, случившаяся в 2013 году на угольных предприятиях Кузбасса, произошла по причине «грубейшего несоблюдения требований безопасности, неправильных действий исполнителей работ или ошибочных решений, принятых инженерно-техническими работниками».

– Технически наши предприятия могут работать безаварийно, – подтверждает глава Сибирского управления Ростехнадзора. – Большинство шахт оборудовано современными системами наблюдения и оповещения людей об аварии и средствами поиска горняков, системами контроля за содержанием метана и газа, разработаны правила безопасности. Единственное, что требуется от собственников, – исполнять эти правила. Но именно систематические нарушения техники безопасности приводят к авариям. Например, на шахте № 7 (шахта в городе Киселевске, принадлежащая ОАО «СУЭК-Кузбасс», на которой произошла крупнейшая авария 2013 года, – «ЭПР») в прошлом году наши сотрудники девяносто один раз привлекли к административной ответственности должностных лиц и само предприятие, горные работы в судебном порядке останавливались десять раз. И хотя на приобретение антигазовой защиты были затрачены миллионы рублей, она оказалась бесполезной – ее вывели из строя специально сами горняки.

В апреле 2013 года руководство Сибирского управления Ростехнадзора предлагало принять чрезвычайные меры – начать закрывать угольные шахты за систематические грубые нарушения требований безопасности, которые могут привести к человеческим жертвам. Но такие решения, по мнению экспертов, имеют свои слабые стороны. В частности, есть риск, что количество и цена взяток, предлагаемых сотрудникам надзорных органов, вырастет в разы, а собственники вынужденно закрытых шахт будут по прошествии времени наверстывать убытки за счет повышения нагрузок, что опять‑таки увеличит риск новых аварий. Наконец, чрезвычайные меры – не единственное решение, так как далеко не все угольные аварии связаны с погоней за прибылью в ущерб безопасности. Негативное влияние оказывают и упомянутое выше снижение качества профподготовки, и разрыв между содержанием нормативных документов по промбезопасности и новейшими технологиями ведения горных работ. «Вывод очевиден – в основу работы по сохранению жизни и здоровья людей должны быть положены новые методы и методики управления производством на базе самых современных российских и мировых стандартов», – подчеркивают специалисты Ростехнадзора.

И все‑таки, если сравнивать ситуацию в чрезвычайно травмоопасной угольной отрасли современной России с картиной начала девяностых, прогресс налицо. «Стоимость миллиона тонн угля – человеческая жизнь». Этот афоризм, который часто вспоминают и в наши дни, родился еще в эпоху СССР. На самом деле сегодня частота смертельного травматизма при добыче миллиона тонн угля снизилась до 0,12, в то время как в 1992 году этот показатель был равен 1,2. Это намного меньше, чем на Украине, где коэффициент смертельного травматизма равен 1,36. При этом частота смертельного травматизма на российских угольных предприятиях остается вдвое выше, чем в США и Австралии, которые, как и современная Россия, принадлежат к числу мировых лидеров по добыче угля.

Снижение частоты угольных ЧП с трагическим исходом связано не только с выводом из эксплуатации устаревших шахт, не только с оснащением кузбасских шахт новейшей техникой и средствами безопасности, но и с изменениями в законодательстве. Одним из поводов к ужесточению требований безопасности и повышению степени ответственности юридических и должностных лиц стала печально знаменитая авария 9 мая 2010 года на шахте «Распадская», где погибло почти девяносто человек. Кстати, снижение числа ЧП со смертельным исходом в 2012 году и возвращение на прежние позиции в первые месяцы 2013 года объясняются именно беспримерными мерами безопасности, принятыми после трагедии на «Распадской», и снижением бдительности, которое последовало три года спустя.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 12 (224) июнь 2013 года: