16+
Регистрация
РУС ENG

Не поделили “Томскнефть”

13.07.2007 Ведомости Александра Петрачкова, Екатерина Дербилова

“Роснефть” говорит, что продала 50% ВЭБу, банк — что не покупал

Две госкомпании — “Роснефть” и недавно ставший Банком развития Внешэкономбанк (ВЭБ) — не могут договориться, продала ли одна другой 50% акций “Томскнефти”. Пока “Роснефть” в ходе road show еврооблигаций рассказывает инвесторам, как продала пакет ВЭБу, его председатель Владимир Дмитриев прервал 10-дневное молчание и заявил, что сделки не было и денег “Роснефти” банк не перечислял.

О сделке между “Роснефтью” и ВЭБом стало известно 2 июля из пресс-релиза нефтяной компании. Представители банка в ответ отмалчивались. Через несколько дней “Роснефть” в меморандуме к выпуску еврооблигаций указала, что 25 июня ее “внучка” ООО “Нефть-Актив” продала 50% “Томскнефти” ВЭБу за $3,4 млрд, а сделка направлена на рассмотрение наблюдательного совета ВЭБа. Представитель и топ-менеджер компании уточнили, что деньги от ВЭБа уже получены.

В тот же день члены наблюдательного совета ВЭБа министры финансов Алексей Кудрин и экономического развития и торговли Герман Греф заявили, что совет сделку не рассматривал, а Кудрин, как передавал “Прайм-ТАСС”, добавил, что совет материалов по сделке не получал и достоверно факт проведения такой сделки не подтвержден. Комментарии представителей ВЭБа не проливали свет: они лишь говорили, что банк не владеет акциями “Томскнефти”.

Вчера, после заседания наблюдательного совета, слово взял Дмитриев. “Этот вопрос не ко мне, а к "Роснефти", — заявил он. — По балансу ВЭБа этот актив не проходит, соответственно, и сделку мы не рассматриваем”. ВЭБ участвовал в “проработке схем, связанных с этим активом”, признал Дмитриев, но на вопрос, участвовали ли в сделке деньги ВЭБа, ответил отрицательно.

“Роснефть” не стала комментировать заявление Дмитриева. Ее представитель заявил, что “сделка с ВЭБом состоялась, акции были переданы и деньги получены”. В пресс-службе ВЭБа, в свою очередь, не комментирует меморандум и заявления представителей “Роснефти”.

Правду говорит нефтяная компания, рассказали “Ведомостям” три источника, близких к наблюдательному совету ВЭБа. Дмитриев отрекается от сделки, потому что ею недоволен премьер-министр Михаил Фрадков, возглавляющий совет Банка развития, объясняет один из них. “Начинать с такой сделки — очень плохой сигнал”, — объясняет недовольство премьера собеседник “Ведомостей”. Кроме того, с даты регистрации (8 июня) все крупные сделки ВЭБа должен одобрять наблюдательный совет.

Фрадков “дал [Дмитриеву] указание исправить ситуацию”, рассказывает чиновник. “Роснефть” зря ждет одобрения сделки, подтверждает другой чиновник. Вчера совет не обсуждал ее и не планирует рассматривать на следующем заседании через две недели, добавляет он: “Во-первых, совет рассматривает сделки до того, как они состоялись, а во-вторых, покупка "Томскнефти" противоречит задачам Банка развития”.

Не будь сделка такой крупной, ее легко было бы скрыть, считает адвокат “Юков, Хренов и партнеры” Дмитрий Степанов, но “такая дыра в балансе [ВЭБа] вылезет”. Чтобы развернуть сделку, должен появиться другой кредитор, рассуждает он. Акции “Томскнефти” можно записать на ООО, на 100% принадлежащее ВЭБу, и банк станет ни при чем, говорит Степанов. ВЭБ купил актив не на себя, а на другую структуру, отмечает правительственный чиновник.

“Роснефть” и ВЭБ подписали соглашение, по которому каждый из них получил преимущественное право выкупа долей другого партнера, если тот захочет выйти из актива, говорится в меморандуме “Роснефти”, но компания отказалась от преимущественного права, если ВЭБ решит продать 50% “Томскнефти” кому-то из “основных российских нефтекомпаний”. Основным претендентом аналитики сразу назвали “Газпром нефть”. Ранее зампред правления “Газпрома” Александр Медведев говорил, что “обеими руками” за покупку “Томскнефти”. Представитель “Газпрома” отказался комментировать, ведет ли сейчас “Газпром” или одна из его структур переговоры с ВЭБом о приобретении половины “Томскнефти”.

Источник, близкий к “Роснефти”, удивлен заявлением Дмитриева, особенно во время ее road show. Компания планирует разместить 10-летние бумаги на $5 млрд. Это не повлияет на успех размещения облигаций “Роснефти”, говорит аналитик “Ренессанс Капитала” Павел Мамай: “Я в этой ситуации верил бы меморандуму "Роснефти". За документом есть юридическая ответственность, юристы, подписывающие его, проверяют факты, а за заявлениями ничего не стоит”. В 2005 г. Дмитриев не раз повторял, что ВЭБ не имеет отношения к приобретению “Юганскнефтегаза”. Впоследствии выяснилось, что банк сначала владел векселями “дочек” “Роснефти” на $5,3 млрд — ровно столько они одолжили материнской компании. Когда векселя были погашены, ВЭБ занял для “Роснефти” $6 млрд.

“Роснефть” продала часть “Томскнефти”, чтобы купить другие активы ЮКОСа у ООО “Прана”. Компания объявила об этих сделках с интервалом в полчаса. Если ВЭБ “развернет” сделку, “Роснефти” придется искать $3,4 млрд. Впрочем, она легко найдет другого покупателя, уверен Максим Шеин из “Брокеркредитсервиса”.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку