16+
Регистрация
РУС ENG

«Мы заинтересованы в расширении бизнеса в Китае» – Михаил Косолапов

26.09.2005 RBCdaily

Интервью с генеральным директором группы компаний «Морские и нефтегазовые проекты»

Группа «Морские и нефтегазовые проекты» – достаточно молодая компания. Выделившись в мае прошлого года из состава «Объединенных машиностроительных заводов», группа сосредоточила в своем составе шесть судостроительных заводов, один из которых, правда, месяц назад продала. Совладелец и генеральный директор МНП Михаил Косолапов объясняет это желанием компании сосредоточиться на коммерческом судостроении. О планах группы в данном сегменте рынка он рассказал в интервью RBC daily.

- В конце августа МНП решила продать СФ «Алмаз», объяснив это намерением сконцентрироваться на гражданском судостроении. Почему компания приняла такое решение?

- Гражданское судостроение менее рентабельно, но зато более предсказуемо. Сейчас МНП занимает значительную долю российского рынка судостроения дедвейтом до 15 тыс. тонн – примерно около 50%. Эту позицию мы будем усиливать. Одним из серьезных направлений является Каспий. По темпам развития это чрезвычайно перспективный регион, масштабами не уступающий ни Северному морю, ни Мексиканскому заливу. Сейчас мы активно занимаемся, помимо гражданского судостроения, строительством технических средств и сооружений для обеспечения разведки и добычи углеводородов на шельфе Каспийского моря. Безусловно, для нас каспийская тема актуальна: Северный Каспий сегодня – крупнейший регион в мире по строительству и вводу офшорных объектов.

- Насколько возможно отделить гражданское судостроение от военного? Отказавшись от военного сегмента судостроения, не сужает ли компания поле своей деятельности, искусственно ограничивая себя? Например, входящий в состав группы завод «Красное Сормово» изготавливает подводные лодки, в том числе на экспорт. Его МНП также продаст?

- Судостроительная фирма «Алмаз» специализируется исключительно на военных кораблях, ее специализация и возможности более узкие и менее универсальные, чем у сормовского завода. МНП не раз предпринимала попытки использовать «Алмаз» для строительства в том числе и гражданских кораблей, но экономика этих заказов оказалась неэффективной. Поле деятельности мы не сужаем – завод «Красное Сормово», в зависимости от конъюнктуры и приоритетов, может заниматься как гражданским, так и военным строительством. Это завод с существенно более диверсифицированными возможностями: у него есть опыт строительства гражданских судов и возможность строительства для шельфа – опыт, существовавший еще в советские годы и повторенный в этом году. То есть «Сормово» – это многопрофильное предприятие, которое, помимо перечисленного, может строить как подводные лодки, так и надводные корабли для флота особого назначения. Поэтому на «Сормове» мы от военных заказов не отказываемся. Так, в свое время мы участвовали в тендере по строительству судов для перевозки разрядных грузов. Завод специализировался на глубоководных аппаратах, по этой тематике мы тесно сотрудничаем с ЦКБ «Лазурит» в Нижнем Новгороде, в настоящее время вместе модернизируем глубоководный аппарат АС-28 и уже проговаривали вариант создания некоего соглашения по аварийно-спасательным средствам. В Нижнем Новгороде собраны прекрасные кадры, здесь и конструкторская база, и специалисты-технологи.

- Государство намерено консолидировать судостроение путем создания нескольких холдингов. Насколько это оправданно?

- Такие тенденции существуют, к примеру, в российском авиастроении. Авиастроительный бизнес в Европе тоже опережает судостроение в консолидационных тенденциях более чем на десятилетия. В европейском же судостроении этот процесс начался только в последние два-три года и затронул лишь подводное судостроение. И в России консолидация пока отстает, но тоже вполне возможна.

- Каково место МНП на рынке гражданского судостроения? На каких секторах гражданского судостроения компания намерена сосредоточиться? Почему?

- Основные действующие конкурентные силы на рынке европейского и российского судостроения могут быть разделены на четыре группы: Россия и СНГ (Украина), Голландия, Восточная и Центральная Европа, Турция. Десять процентов этого рынка наши. В России же на сегодняшний день МНП – крупнейшая судостроительная компания в секторе строительства судов торгового флота дедвейтом до 15 тыс. тонн. Мы связываем свое будущее с офшорным и коммерческим судостроением. В коммерческом судостроении мы заметно опережаем ближайших конкурентов.

- Насколько я понимаю, основная часть заказов МНП в судостроении – это экспорт. Почему? В России никому не нужны танкеры, сухогрузы?

- В силу налогообложения фрахтовых операций российские компании неконкурентоспособны, поэтому обновление флота производится зарубежными компаниями, в том числе и работающими на российском рынке. Основной портфель заказов МНП сформирован за счет экспорта. Хотя российских заказов в коммерческом судостроении в процентном соотношении немало. Среди крупнейших российских заказчиков группы, приобретающих суда коммерческого флота, – Волго-Балтийское пароходство, компании «Волготанкер», «Навигатор». Что касается зарубежных компаний, то МНП выполняет заказы для Palmali Shipping (Турция), Browing (Норвегия), Catfish (Швеция), Каспар (Азербайджан). Что касается офшорного судостроения, то, например, на Каспийском море шельф разрабатывает международный консорциум Аgip KSO, объединяющий девять компаний. Оператор крупнейшего северокаспийского месторождения Кашаган – итальянская компания, они же являются генеральными заказчиками. Мы строим платформу по заказу Saipem SpA для этого месторождения. В российском секторе ведем переговоры по перспективным заказам с «ЛУКОЙЛом».

- Сейчас в МНП входят пять судостроительных заводов и три конструкторских бюро. Планируете ли вы в ближайшее время или в дальнейшей перспективе покупать судостроительные предприятия? Рассматриваются ли в данном аспекте зарубежные предприятия?

- Мы заинтересованы в расширении бизнеса, в первую очередь в Казахстане и Китае. Обязательно присутствие на китайском рынке, прежде всего по проектной организации средств для освоения шельфа. Friede & Goldman это реально делает, там уже строится шесть платформ, поэтому в плане у нас создание компании в Китае. Возможно также совместное предприятие с Казахстаном. Кроме того, мы заинтересованы в увеличении своей доли в астраханских судостроительных заводах.

- Каков в настоящее время портфель заказов МНП? Насколько он изменится в связи с продажей СФ «Алмаз»?

- По итогам августа объем портфеля заказов – около 500 млн долл. США. Это уже за минусом судостроительного портфеля «Алмаза».

- Какой прогноз по выручке и чистой прибыли группы по итогам 2005 года?

- Выручка по судостроению ожидается около 220 млн долл. Прибыль до налогообложения – около 10 млн долл.

- В каком объеме и на какие цели направляются инвестиции МНП в 2005 г.? Намерены ли вы увеличить объем инвестиций в 2006 г.?

- На «Красном Сормове» в начале следующего года будет внедрена линия автоматической сборки и сварки плоских секций. Это оборудование нового поколения, и «Сормово» – первый российский судостроительный завод, на котором скоро установят такой технологичный комплекс. Также в основном на заводе завершена модернизация корпусообрабатывающих цехов. Реализуется программа улучшения условий труда судостроителей – на астраханском заводе имени III Интернационала возводится крытый эллинг. Помимо вложений в модернизацию производства, мы вкладываем средства в финансовое оздоровление астраханского завода «Лотос» – выплачиваем долги в бюджет, чтобы погасить их досрочно. На «Лотосе» же ведется подготовка набережной для проведения сложных работ по монтажу стыковки строительной баржи для месторождения Кашаган в Северном Каспии, которую мы строим для итальянской компании Saipem. Средства вкладываются в модернизацию ЦКБ «Коралл» (покупка программного обеспечения) и в оснащение конструкторского бюро в Нижнем Новгороде. Одним из направлений нашей инвестиционной программы является перспективное проектирование крупнотоннажных танкеров для Каспийского региона. Сейчас мы строим 13-тысячники, а у нас уже есть перспективный проект судов выше дедвейтом, от 20 тыс. тонн и больше.

- В каких тендерах участвует в настоящее время МНП? В каких планирует принять участие?

- Проектирование и строительство модулей для месторождения Кашаган. Проектирование и строительство барж обеспечения ввода в эксплуатацию – тоже Кашаган. Проектирование самоподъемных буровых установок для Ирана. Консультационные услуги для ONGC (Индия), проектирование ПНХ для «ЛУКОЙЛа», ну, и еще кое-что. Строительство судов-бункеровщиков по заказу компании «Трансбункер».

- Сейчас компания существует в форме ООО. Планируется ли превращение в публичную компанию, выход на рынки капитала?

- В мировом судостроении очень мало публичных компаний, известно всего буквально несколько примеров. В основном это либо подразделения больших интегрированных компаний, либо частные верфи. Поэтому мы будем традиционно частной компанией, но привлечение стратегических инвесторов допускаем.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку