16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/209/14476.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 21 (209) ноябрь 2012 года

Энергетик не должен быть бедным

Энергетика: тенденции и перспективы Беседовала Галина ЯГИЛЕВА 9338

О текущей деятельности Общественного объединения – «Всероссийский Электропрофсоюз» (ВЭП) рассказывает председатель этой организации Валерий Вахрушкин.

– В «ЭПР» № 19 (207) было опубликовано интервью с генеральным директором Объединения РаЭл Аркадием Замосковным, в котором говорится о том, что переговоры по заключению ОТС были приостановлены в одностороннем порядке.

– Да, это так. 4 октября VI пленум Центрального комитета ВЭП обсудил ситуацию о ходе переговоров по заключению ОТС очередного периода в электроэнергетике и пришел к выводу, что надо остановить переговорный процесс. Камень преткновения – основной раздел ОТС «Оплата труда». В соответствии с нормами устава профсоюза президиумом ЦК ВЭП выдвинуто и направлено в адрес Объединения РаЭл – социальных партнеров на отраслевом уровне – требование о реальном увеличении заработной платы работников с начала будущего года не менее чем на 25 процентов.

Мы говорим, что необходимо поднимать минимальную ставку оплаты труда (ставку первого разряда) на уровень прожиточного минимума для трудоспособного населения, то есть на момент начала переговоров – 6827 рублей. Потому что практика индексации зарплаты только на уровень инфляции не отражает сегодняшних реалий: жизнь дорожает гораздо быстрее, чем отражает официальный инфляционный индекс Росстата.

– Сегодня, по данным Росстата, средняя зарплата в энергетике – 36‑38 тысяч рублей, а как дела обстоят на самом деле?

– Да, официально это так, но на деле это как средняя температура по больнице. Мы провели собственный профсоюзный мониторинг по разным организациям, и я могу ответственно заявить, что рабочий класс – именно тот, который непосредственно работает у турбин, у станков, на линии электропередачи, – он таких денег не имеет. В реальной зарплате многое зависит от региональных коэффициентов. К примеру, электромонтер в Алтайском крае зарабатывает примерно 12‑15 тысяч рублей в месяц. В центральных регионах зарплата ненамного выше. В России в себестоимость производства электроэнергии заложено всего лишь 6‑12 процентов на зарплату, тогда как за рубежом эта доля составляет 40‑45 процентов. Вот и делайте выводы. Да, сетевые предприятия у нас живут немного лучше, но это – сети: люди ремонтируют электролинии в любую погоду, в любое время и где угодно, даже в подземных системах мегаполисов. Тяжелейший труд. И если мы не находим понимания у работодателей по основной позиции, то тогда в общем то и говорить не о чем, так как одна из ключевых позиций ОТС – это раздел «оплата труда», отсутствие которого делает все остальные разделы менее привлекательными.

– За период переговорного процесса какие шаги были предприняты проф­союзом?

– За пятнадцать заседаний комиссии по переговорам с июля по октябрь мы неоднократно возвращались к главному вопросу – ставке 1‑го разряда, так как работодатель предлагал новое понятие в оплате труда – среднюю заработную плату для рабочих 1‑го разряда оставить на том же уровне, на котором мы предлагаем установить ставку 1‑го разряда, то есть 6827 рублей. Если всерьез рассматривать предложение работодателей, то даже реальная заработная плата рабочих с 1 января 2013 года должна снизиться примерно на 30 процентов. Проблема в чем? Бизнес-планы энергокомпаний проходят утверждение в региональных энергетических комиссиях, а те «пляшут» от достигнутого в предыдущем году. Например, на предприятии работают восемьсот человек, но и по факту, и по нормативам производству необходима тысяча работающих. Из-за нехватки персонала на работников навешивают дополнительные обязанности, те их выполняют, но денег от этого больше не получают, потому что РЭК устанавливает фонд оплаты труда от достигнутого, то есть только на восемьсот человек. А люди уже задыхаются от этой потогонной системы. Мы считаем: нужно, чтобы часть прибыли самой энергокомпании шла на увеличение зарплаты. Но собственники не готовы делиться.

– Об этом представители работодателей предпочитают не говорить.

– В своем интервью Аркадий Замосковный не совсем откровенно говорит о тех ситуациях, которые сложились на сегодняшний день в переговорном процессе. Он говорит, что мы якобы сорвали предыдущие переговоры, когда мы предлагали провести индексацию заработной платы в конце года по сложившемуся индексу потребительских цен. Однако РаЭл на это не пошло. Сейчас же говорят, что фонд оплаты труда уже утвержден. Мы же предлагаем не увеличивать фонд оплаты труда и не увеличивать тариф на тепловую и электрическую энергию. Мы предлагаем произвести перераспределение тарифа. Нам неоднократно Федеральная служба по тарифам указывала на то, что в тарифе достаточно заложено средств, надо только разумно их перераспределить. Да, мы готовы подсказать работодателям, где можно взять деньги на сегодняшний день в том тарифе, который у нас утвержден.

– Они говорят: невозможно, потому что таких денег у энергокомпаний попросту нет.

– Мы предлагаем уже неоднократно – давайте мы всех, кто работает в энергетике, сведем в одну тарифную сетку, то есть это и высшие топ-менеджеры, и другие специалисты, которые в настоящий момент работают по трудовым договорам. Нам непонятно, по каким критериям им закладывается тарифная, то есть окладная часть, бонусы, премиальные и все остальное. Нам говорят, что все это является коммерческой тайной. И ни один руководитель не дает нашим профсоюзным организациям сведений даже в процентах, которые расходуются в фонде оплаты труда на рабочих, средний персонал, топ-менеджеров. Даже при ведении переговоров по заключению колдоговоров. Но мы знаем, что зачастую верхний эшелон руководителей съедает до 40 процентов фонда оплаты только на себя. А на всех остальных остается процентов 60, а иногда и того меньше. Но работодатели игнорируют наши предложения.

– Профсоюз, по словам руководителя РаЭл Аркадия Замосковного, «выдвинул жесткие ультимативные требования», чем поставил под угрозу срыва судьбу будущего ОТС.

– Это не ультиматум, это предложение. И это предложение реальное. Мы все время говорим, что надо поднять постоянную составляющую фонда оплаты труда. Она должна составлять, как сказал президент Путин шахтерам, 70 процентов – постоянная, 30 процентов – переменная. У нас же в энергетике на это не идут, считая, что премия должна быть 75 процентов, ползарплаты. Предлагая ставку 1‑го разряда в размере 6827 рублей, мы стараемся поднять постоянную часть зарплаты.

– Давайте поговорим о льготах. Вы говорите, что в ряде энергокомпаний соцпакет намного выше, чем прописано в ОТС. А что конкретно здесь не устраивает работодателя?

– Мы требуем определенных льгот для работников отрасли. Вот некоторые моменты. При рождении ребенка родители должны получить материальную помощь, хотя бы на покупку детской коляски. Мы и предлагаем выделить определенную сумму, хотя бы пять МРОТ.

Или говорим: «Давайте поощрим молодежь, которая с предприятия ушла в армию, будем с ними поддерживать связь, чтобы они вернулись на родное предприятие». В ответ: «Профсоюз пусть и поддерживает». При этом престижность профессии упала. Льгот, которые раньше были, – жилье, детские сады, дома отдыха и т. д., – теперь нет. Зарплата низкая. Какие стимулы для возвращения в энергетику? Например, ставим вопросы по пенсионерам. Предлагаем ежемесячные выплаты, ветеранам производства – доплаты, многодетным семьям – предоставление дотаций на детские сады. Они говорят: «Если на одного члена семьи приходится 2500 рублей, то мы будем доплачивать, а если эта сумма больше, то нет». А что такое 2500 рублей? А прожиточный минимум 6800 рублей. Все эти предложения работодатель игнорирует. Существовавшие с 90‑х годов льготы в размере 50 процентов из обязательных выплат перешли в рекомендуемые. Есть у администрации деньги – будет выплачивать, нет – и выплат не будет. У нас «связисты» имеют право на компенсацию за услуги связи, летчики имеют право бесплатно летать один раз в год с семьей, железнодорожники – проезд бесплатный на поезде для семьи. Почему энергетики не могут пользоваться льготой в 50 процентов?

– Как могут дальше развиваться события с ОТС?

– Мы отдаем себе отчет, что ОТС – это важнейший инструмент координации единого правового поля социально-трудовых отношений, причем в огромной отрасли, имеющей государственное значение. Сегодняшнее отраслевое соглашение в той или иной мере учитывается всеми региональными энергетическими комиссиями при установлении тарифов. Да, пусть они что‑то не включают, что‑то занижают, но они от него «пляшут». И если не будет ОТС, то РЭКи будут принимать решения, вообще ни на что не опираясь. Кроме того, на Отраслевое соглашение опираются и работники, и работодатели при заключении коллективных договоров в энергокомпаниях и организациях. Берут оттуда какие‑то положения, частично или полностью их копируют, адаптируют к своим локальным интересам. Да, ОТС нужен для всех сторон социального партнерства, но без внятного наполнения он для нас неинтересен. Мы направили обращение в адрес президента России, Министерства энергетики и ряда других инстанций, способных оказать влияние на ситуацию, сложившуюся в электроэнергетике. На правительственном уровне есть решение о создании рабочей группы с нашим участием из представителей ФСТ, Минэкономразвития, Минэнерго. Ее цель – провести анализ сложившейся ситуации с оплатой труда в электроэнергетической отрасли. Ситуация непростая – отступать нам некуда. Мы начинаем подготовку к протестным действиям. Сейчас президиум ЦК ВЭП приступил к формированию оргкомитета по подготовке коллективных действий. Если проблема не решится в ближайшее время, то во второй половине ноября мы выйдем на пикетирование Минэкономразвития и Минэнерго. Наши рабочие говорят: «Мы работаем в любую непогоду: снег, грязь, дождь нам не помеха, часто рискуем своей жизнью и здоровьем, а зарплата низкая, текучесть кадров высокая, работать в энергетике не престижно». Куда же нам дальше отступать? За нами энергетики России.

Кабельная арматура, Минэнерго, Сети , Турбины, Электроэнергия , Энергия , Электроэнергетика,

Энергетик не должен быть беднымКод PHP" data-description="О текущей деятельности Общественного объединения  –  «Всероссийский Электропрофсоюз» (ВЭП) рассказывает председатель этой организации Валерий Вахрушкин.<br /> &lt;br&gt;" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/209/14476.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/a64/a647d97931cbe66ce21813abfde7fc52.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.