16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/201/14200.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (201-202) июль 2012 года

Атомная энергетика: уроки Фукусимы и планы на будущее

Фундаментальные принципы безопасности атомных электростанций формировались десятилетиями, в том числе на основе опыта предыдущих аварий.

В частности, после аварии на АЭС Три-Майл-Айленд (США, 1979 год) была пересмотрена роль человеческого фактора, а после аварии в Чернобыле (1986 год) существенно изменился подход к регулированию ядерной безопасности и проектированию АЭС.

С момента аварии на АЭС «Фукусима-1» в Японии прошел год. Это событие уже оказало влияние на глобальные энергетические рынки, и это влияние будет ощущаться еще долгое время. Ядерной безопасности и другим актуальным вопросам развития атомной энергетики и радиационных технологий был посвящен форум «АТОМЭКСПО-2012», проходивший в Москве 4‑6 июня. Мероприятие было организовано госкорпорацией «Росатом» при поддержке Всемирной ассоциации операторов АЭС. В этом году форум посетили более 4 тысяч человек из 53 стран мира.



От мирного атома не отказываться, но сменить подходы

Круглый стол «Атомная энергетика после Фукусимы: глазами операторов» был посвящен урокам, извлеченным из аварии на АЭС Фукусима-1. В Японии, несмотря на проведение «стресс-тестов», возобновление работы энергоблоков под вопросом из‑за оппозиции на местном уровне. Отмечается ухудшение общественного мнения и снижение политической поддержки, но значительная часть кабинета министров по‑прежнему лояльна к отрасли. Сооружение новых энергоблоков отложено или отменено – подтверждено строительство только двух энергоблоков: № 3 АЭС «Симане» и № 1 АЭС «Ома». Тем не менее у Японии, третьей по величине экономики мира, не так много альтернативных путей развития энергетики, отмечают эксперты. Прогнозируемая доля ядерной генерации в электроэнергетическом балансе составляет минимум 15‑20 процентов на следующие двадцать лет.

По мнению Такуи Хаттори, президента Японского атомного промышленного форума, авария на Фукусиме не является неизбежным результатом самой ядерно-энергетической технологии, но является неизбежным результатом системы организации и управления. Среди других факторов, повлиявших на развитие событий во время аварии, он назвал недостаточную прочность конструкции, ошибочную проектную высоту цунами, длительное полное обесточивание АЭС, потерю конечного поглотителя тепла, низкую противоаварийную готовность.

– Ядерная энергетика по‑прежнему будет играть важную роль в обеспечении устойчивого будущего планеты. Мы должны преодолеть последствия аварии на АЭС Фукусима. Необходимо обменяться извлеченными уроками и упрочить безопасность ядерных установок в мире. Чрезвычайно важно развивать международное сотрудничество, направленное на восстановление уверенности и доверия населения. Общими вопросами, стоящими перед мировым сообществом, являются повышение уровня знаний о радиации и вопрос культуры безопасности, – отметил господин Хаттори.

Как отметила Анна Брындза, вице-президент евразийских программ Ux Consulting Company, на мировом рынке ядерно-топливного цикла после событий на АЭС Фукусима наблюдается снижение краткосрочных потребностей, сокращение спроса в долгосрочном периоде из‑за окончательной остановки реакторов в Японии и Германии, а также простоя большинства японских реакторов. Более того, ряд проектов по сооружению новых АЭС были отложены или отменены. В результате мировые рынки добычи природного урана приспосабливаются к новым условиям, характеризующимся снижением спроса.

– Мы наблюдаем замедление темпов роста ядерной энергетики, но общая тенденция к росту – практически бесспорна. Развитие ядерной энергетики продолжится, для этого необходимо снова сделать акцент на вопросы безопасности и разъяснительную работу, – подчеркнула она.

В настоящее время в тридцати странах мира эксплуатируются 432 энергетических реактора общей установленной мощностью около 368 ГВт. Доля атомных станций в генерации электроэнергии составляет около 14 процентов; АЭС являются ключевым элементом базовой мощности. В стадии сооружения в четырнадцати странах находятся около шестидесяти энергоблоков мощностью около 50 ГВт.

После аварии на АЭС в Японии несколько государств полностью отказались от атомной энергетики, приняв решение закрыть свои атомные станции (это Германия, Швейцария, Тайвань и Италия); некоторые страны, планировавшие начать развитие атомной энергетики, отказались от этих намерений (Филиппины, Израиль, Марокко, Тунис, Венесуэла, Уругвай, Кувейт). Среди стран, продолжающих развитие атомной энергетики, – Россия, Индия, Южная Корея, Великобритания, Швеция, Финляндия, Чехия, Канада, Бразилия, Аргентина. Ряд стран по‑прежнему планируют влиться в «ядерную семью»: это ОАЭ, Польша, Белоруссия, Турция, Саудовская Аравия, Вьетнам, Иордания, Египет.



Новый взгляд на безопасность

Обеспечение ядерной и радиационной безопасности (ЯРБ) – сквозная функция для всех этапов жизненного цикла объектов и всех видов деятельности в области использования атомной энергии, в том числе в ядерном топливном цикле, атомной энергетике, оружейном комплексе и науке.

Александр Агапов, директор Института глобальной ядерной безопасности университета «МИФИ», отметил:

– За шестьдесят пять лет атомная отрасль прошла период взлетов и падений, сменившихся новым этапом инновационного развития – вторым Государственным атомным проектом. Нормативно-правовые основы инновационного развития атомной отрасли закреплены рядом законов, а также нормативными актами президента и правительства РФ. Последние три года работы отрасли отмечены принципиально новыми ориентирами. Среди них, в первую очередь, следует отметить ориентир на организацию текущей деятельности предприятий в режиме, исключающем прежнюю практику накопления отложенных проблем и отсутствия средств на их решение. Это непростая, но принципиально важная задача.

Среди долгосрочных целей и временных горизонтов их достижения следует выделить 2015, 2025 и 2035 годы. К 2015 году планируется завершить создание основных объектов инфраструктуры базовых систем. К 2025 году планируется снять острые проблемы ядерного наследия. К этому времени должны быть накоплены результаты исследований и опытов по могильнику и переработке отработавшего ядерного топлива. Это позволит к 2035 году завершить создание геологического могильника для высокоактивных отходов и объекта промышленной переработки.

Затраты на обеспечение безопасности возникают на всех этапах жизни объекта – от выбора площадки до окончательного захоронения РАО. Размер этих затрат напрямую определяется «количеством и качеством» норм и правил по безопасности. Между тем эксперты отмечают, что существующие нормы и правила не обеспечивают системности и согласованности выдвигаемых требований. Зачастую эти нормы избыточны и не соответствуют принципу «минимальной достаточности», установленному ФЗ «О техническом регулировании». Это приводит к неоправданным финансовым затратам, тормозит инновационные процессы и снижает конкурентоспособность продукции российской атомной отрасли на мировом рынке. По мнению господина Агапова, необходимо поставить на правительственном уровне вопрос о проведении экономического аудита действующих норм и правил по ЯРБ с их последующей оптимизацией соотношения «риск – затраты».

Для эффективного и скоординированного функционирования всех сегментов обеспечения ЯРБ нужна соответствующая законодательная база. К настоящему времени совместными усилиями государств и международных организаций сформировался международно-правовой режим регулирования безопасного использования атомной энергии, участницей которого является и Российская Федерация.

Дани фон Велкенхайзен, руководитель Европейских обществ взаимного страхования EMANI, ELINI, NIRA, сказал:

– Правительства давно осознали риск ядерных аварий, которые могут вызывать трансграничные последствия. Это привело к созданию международных структур, обеспечивающих справедливость в отношении жертв, находящихся за границами того государства, в котором произошла авария, в случае, если затронутые страны присоединились к соответствующим конвенциям.

Количество различных международных инструментов и их устройство часто вызывают недопонимание. Многие из ключевых инструментов претерпели ряд изменений, и не все страны, участвовавшие в более ранних версиях соглашений, ратифицировали более поздние. В результате создается сложная мозаика стран и конвенций, и в настоящее время ведется работа по гармонизации существующих режимов.

Геннадий Новиков, заместитель генерального директора ФГУП «Аварийно-технический центр Минатома России» по науке, добавил:

– Практически с начала зарождения деятельности по использованию ядерной энергии она носила черты наднационального характера. По мере увеличения гражданского использования ядерной энергии, сооружения и эксплуатации АЭС в ряде стран деятельность по использованию делящихся и радиоактивных материалов все более приобретала характер международной деятельности. Этому способствовало создание ряда международных организаций, таких, как МАГАТЭ.

Одним из главных направлений деятельности МАГАТЭ является создание системы международных рекомендаций и норм организации деятельности по использованию делящихся и радиоактивных материалов и ионизирующих излучений, а также обеспечению безопасности этой деятельности.



Миру нужно ядерное право

Стандарты и кодексы МАГАТЭ не имеют обязательной нормативной силы, но они направлены на защиту людей и охрану окружающей среды при использовании атомной энергии и служат важной регулирующей основой для обеспечения безопасности. Как отметила Ольга Супатаева, начальник отдела Института государства и права РАН, импульсы к дальнейшему развитию ядерного права, как международного, так и внутригосударственного, к сожалению, дают не только позитивные факторы, но и различные чрезвычайные ситуации, и особенно ядерные аварии и катастрофы. Так, после Чернобыльской катастрофы мировое сообщество пришло к осознанию необходимости создания конвенциального международно-правового режима оповещения и помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации, что завершилось принятием двух ядерных конвенций. Теперь настало время извлечения уроков из аварии на АЭС Фукусима в Японии. В июне 2011 года на конференции МАГАТЭ по ядерной безопасности на уровне министров был рассмотрен и одобрен план действий по ядерной безопасности. Один из разделов этого плана посвящен необходимости укрепления международно-правовой базы, регулирующей безопасное развитие ядерной энергетики и безопасность ядерных установок и, в частности, разработке и применению международных юридически обязательных норм в этой области.

Михаил Балонов, заведующий лабораторией защиты Санкт-Петербургского НИИ радиационной гигиены им. профессора П. В. Рамзаева, сказал:

– Стандарты МАГАТЭ являются основой для регулирования в области ядерной и радиационной безопасности во многих странах мира. Система стандартов МАГАТЭ эволюционирует со временем по мере совершенствования их научных основ и накопления практического опыта радиационной защиты в различных условиях облучения человека – национального, регионального и международного опыта.

Эксплуатация ядерной установки и обращение с ядерными материалами являются зоной особого внимания МАГАТЭ и международного сообщества, возлагающего ответственность за обеспечение ядерной безопасности на государство, под юрисдикцией которого находится ядерная установка. Деятельность этой установки представляет собой высшую степень опасности в области использования атомной энергии не только из‑за возможности масштабной аварии в рамках региона и государства, но и по причине ее трансграничного, международного влияния. Поэтому в данном случае должны применяться высшие степени государственного разрешения и контроля, наиболее жесткие процедуры выдачи разрешения и наибольшая степень ответственности, что предусматривается рядом международных конвенций.



Но все‑таки ренессанс

В настоящее время ядерная энергетика переживает ренессанс. Из-за проблем, связанных с глобальным потеплением, из‑за ограниченности и неравномерности распределения топливных ресурсов многие страны пересматривают свое отношение к использованию ядерной энергии. Поэтому в деле распространения ядерных знаний как никогда актуальным является международное сотрудничество. Международное содействие особенно важно и для развивающихся стран, планирующих и начинающих развитие ядерных программ. В мире существует консенсус в том, что управление ядерными знаниями является стратегической задачей, независимо от национальной политики.

По мнению Александра Агапова, важнейшим условием инновационного развития атомной отрасли при одновременном обеспечении ЯРБ является кадровое обеспечение. Подготовка персонала – один из важнейших сегментов деятельности в сфере обеспечения глобальной ядерной безопасности. Специализированной подготовке специалистов в области обеспечения ЯРБ в настоящее время не уделяется достаточное внимание. По сути, такие специалисты вырастают из специалистов-технологов в процессе послевузовского дополнительного образования. Это ограничивает кругозор и возможности таких специалистов по безопасности «от станка» и, по большому счету, сужает возможности инновационного развития отрасли. Поэтому стратегической задачей является формирование и реализация государственной политики в области подготовки персонала для атомной отрасли.

ГК «Росатом» планирует получить в ближайшие двадцать лет более 20 процентов мирового рынка строительства АЭС, оцениваемого в 350 новых энергоблоков. После событий в Фукусиме интерес многих стран к строительству АЭС на своей территории практически не изменился. Учитывая подписанные «Росатомом» контракты на строительство двадцати блоков за рубежом, планы ГК вполне реалистичны, считает Хусейн Чеченов, советник генерального директора АО «АЭС Аккую». Но в связи с необходимостью опережающей подготовки специалистов для этих блоков важнейшее значение приобретает организация подготовки нужного количества для тех стран, где атомная энергетика только создается или запланирована. Сложившийся комплекс факторов (нарастающее число стран, желающих создать у себя атомную энергетику, существенно возросшие требования к безопасности АЭС и необходимость подготовить к 2015 году до 3500, а к 2030 году до 60  000 иностранных специалистов) потребует определенных организационных, учебно- и научно-методических решений и всесторонней государственной поддержки. Это также отвечает задаче наращивания доли Российской Федерации на международном рынке образовательных услуг. Если учесть, что консорциум ядерных вузов РФ планирует довести со временем число одновременно обучаемых иностранных студентов до 1400‑1900 человек, очевидно, что подготовка специалистов не только не будет опережать строительство блоков, но дефицит специалистов может поставить под угрозу их строительство.

Но все же, как резюмировал Денис Ковалевич, исполнительный директор кластера ядерных технологий Фонда «Сколково», «радиационные технологии, базирующиеся на использовании ионизирующего излучения и электромагнитных полей, на сегодняшний день широко востребованы во всем мире. Более 20 процентов ведущих мировых корпораций, входящих в Top-100, используют их в производственных и технологических процессах, например в медицине, транспортной безопасности, пищевой и косметической промышленности, производстве материалов для изменения их свойств, геологоразведке и других областях. В настоящее время радиационные технологии находятся на пороге очередного этапа развития. Это обусловлено, в частности, ростом спроса на радиационные технологии в развитых и развивающихся странах, в первую очередь – в странах БРИК. Увеличение затрат на медицину, интенсивный промышленный рост создают платежеспособный спрос на соответствующие применения радиационных технологий. Новый этап развития радиационных технологий способен изменить характер индустрий и качество жизни.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 13-14 (201-202) июль 2012 года: