16+
Регистрация
РУС ENG

Чубайс сжигает миллионы долларов

23.11.2006 RBCdaily ЛЮДМИЛА ПОДОБЕДОВА

Интервью с Домиником Фашем, вице-президентом Club de Nice

Сегодня в Ницце открывается пятый российско-европейский энергетический форум Club de Nice, на котором будут обсуждаться в том числе и вопросы энергетической безопасности больших городов. Завтра же в Париже «Газпром» открывает свой трейдинговый офис. ДОМИНИК ФАШ, вице-президент Club de Nice, консультант ряда французских нефтегазовых компаний, член совета директоров компании СУЭК, рассказал корреспонденту РБК daily ЛЮДМИЛЕ ПОДОБЕДОВОЙ, каковы взаимные интересы в энергетике европейских и российских компаний и как наладить взаимный диалог.

— Отношения России и Европы в энергетическом секторе экономики сейчас осложнены тем, что российские компании неохотно пускают на европейские рынки. При этом европейские компании не могут получить доступ к желаемым российским месторождениям и транспортным мощностям. Каков, по-вашему, может быть компромисс между двумя сторонами?

— Проблема в том, что европейцы относительно недавно задумались о проблеме энергобезопасности и осознали свою зависимость от России как от поставщика энергоресурсов. Раньше, к примеру, французов занимали политические проблемы иного рода: беспорядки в пригородах Парижа, проблема миграции, и мало кто из политиков вовремя заметил, что проблема энергетической зависимости встала очень остро. Мы надеялись, что справимся силами собственной атомной энергетики, доля которой во Франции составляет около 80%. Однако недавние блэкауты еще раз ясно дали понять, что это не так. Наша самостоятельность напускная, потому что, случись замыкание в Германии, тут же катастрофа докатится и до Франции, в этом уязвимый характер сетевой структуры нашей энергетики.

Всем сейчас понятно, что одним атомом сыт не будешь. Поэтому Европа в поисках источников газа обратилась в сторону России, на Средний Восток, потому что здесь больше ясности и предсказуемости по сравнению с Ближним Востоком, где присутствует терроризм на религиозной почве. Мы понимаем, что все равно придется как-то договариваться, поэтому без компромиссов не обойтись.

И компромисс этот в первую очередь заключается в соблюдении взаимных правил игры. Нельзя играть в одни ворота, нужно уметь взаимодействовать. Обе стороны — и поставщик, и потребитель — должны идти навстречу друг другу. К примеру, за доступ на французский рынок через Gaz de France «Газпром» должен предоставить европейским партнерам возможность доступа к некоторым месторождениям. Пока же практика показывает, что Европа со своей стороны более открыта, потому что пускает российскую газовую монополию на свои рынки. «Дочка» «Газпрома» Gazprom Marketing and Trading открывает в Париже свой трейдинговый офис и уже заключила договора о прямых поставках газа с десятком промышленных потребителей, а уже со второго полугодия 2007 года планирует начать продажу газа французским Total S.A. и Electricite de France. «Газпром» получит такую возможность, поскольку с июля 2007 года рынок Франции открывается для сторонних компаний. Это произойдет в рамках вступления в силу нового постановления, предусматривающего диверсификацию поставок топлива на европейский рынок.

— Какие французские активы могли бы быть интересны «Газпрому» и какие российские активы — французским компаниям?

— По моему мнению, «Газпром» не будет покупать трубопроводы, ему более интересна дистрибуция, сбытовые активы, позволяющие выйти на крупных промышленных потребителей топлива. Также российская компания могла бы купить долю в подземных газохранилищах во Франции, которые сейчас находятся в собственности Gaz de France и Suez. Но это — вопрос переговоров с этими компаниями. Что касается интересов Gaz de France и Total, то им прежде всего не хватает доступа к ресурсам. Производство Gaz de France обеспечено активами менее чем на 10%, это газовая компания без газа.

— Расскажите, какие вопросы обсуждает Club de Nice? Какова повестка дня нынешнего форума?

— Пять лет назад центральной темой форума стала неизбежность войны в Ираке, три года назад, когда нефть стоила еще около 25 долл. за баррель, мы предложили просчитать, а что будет, если цены взлетят до сотни долларов. Тогда это казалось всем утопией, но уже летом этого года эксперты обсуждали эту тему вполне серьезно. В прошлом году как никогда казалась актуальной проблема транзита газа через Украину. А теперь мы встречаемся с 23 по 25 ноября, чтобы обсудить проблему энергетической безопасности мегаполисов, которая особенно злободневна в свете недавнего блэкаутов в Европе. Для этого в Ницце встречаются мэры крупных европейских городов, в том числе приглашена Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга, который является городом-побратимом Ниццы. Из участников рынка ожидаются представители Gaz de France, Suez, Eni, Enel, Total, Sonatrac, а также энергетических и угольных компаний. С российской стороны мы ожидаем увидеть делегацию «Газпрома», РАО «ЕЭС», СУЭК, «Транснефти» и др.

— Вы входите в совет директоров СУЭК. А какой потенциал вы видите во взаимодействии угольщиков, энергетиков и газовиков? Есть ли будущее у угольной генерации в России?

— Не секрет, что экономический рост как России, так и Европы требует наращивания электроэнергетических мощностей. У газовой генерации в России чрезвычайно низкий КПД, всего 30% в отличие от 45% в Европе. Кроме того, газовые ресурсы «Газпрома» ограничены, несмотря на все его заверения в перспективах наращивания добычи, через три-пять лет мы ожидаем дефицит газа, особенно с учетом того, что уже сегодня контрактные обязательства газовой монополии частично исполняются благодаря поставкам из Средней Азии и Казахстана. А запасы угля в России достаточны для нужд энергетики. В Германии и США примерно половина генерации работает на угле.

С учетом того, что сегодня газ для российских энергетиков продается по 46 долл. за тысячу кубометров, а в Европе цена на него превышает 250 долл., можно сказать, что г-н Чубайс сжигает в печах миллионы долларов, ведь доля газа в российской энергетике превышает 70%. Если перевести часть российской генерации на уголь, причем сделать это разумно, предварительно реализовав программу технологического переоснащения электростанций на основе применения новейшего оборудования, прошедшего сертификацию согласно стандартам Киотского протокола, то мы решаем сразу три задачи. Во-первых, повышаем надежность энергетической системы, во-вторых, повышаем продажи на рынке угля, а в-третьих — высвобождаем запасы газа, которые можно продавать в Европу по рыночным ценам. Таким образом, на этом могут заработать и газопроизводители, и угольщики, и энергетики. Да, использовать уголь будет поначалу дороже, чем газ, однако в рамках программы либерализации внутреннего рынка российского газа цены на этот вид топлива все равно будут расти, а значит, необходимо будет оптимизировать его потребление.

Понятно, что на это потребуются время и деньги. Деньги и технологии могли бы предоставить европейские компании, а расплатиться с ними российская сторона могла бы поставками газа.

— Европа постоянно говорит устами своих политиков о некой стратегии диверсификации поставок топлива. А какова может быть альтернатива «Газпрому», особенно при условии политической нестабильности на Ближнем Востоке?

— Сколько бы ни говорил «Газпром» о том, что он просто делает бизнес и не будет использовать газовый кран как политический инструмент, все равно единственный поставщик топлива — это угроза национальной безопасности. Поэтому в Европе, и в Германии в частности, всерьез рассматривают возможность переговоров с Туркменией о возрождении проекта Транскаспийского газопровода, по которому среднеазиатский газ пошел бы через Каспий, Кавказ и Южную Европу, минуя Россию. У этого проекта много противников, однако он кажется вполне реальным, особенно учитывая недавнее открытие в Туркмении месторождения Южный Иолотань, запасы которого оцениваются в два «Штокмана» — 7 трлн куб. м. Как известно, недавно Туркмения пригласила китайскую CNPC быть подрядчиком по разработке этого месторождения. Если европейцы не поторопятся начать переговоры с Туркменией, Китай может оставить их ни с чем. Хотя понятно, что процесс таких переговоров будет не простым и не быстрым.

— Как вы оцениваете перспективы вступления России в ВТО и насколько, по-вашему, после этого события российский энергетический рынок станет более открытым для европейских компаний?

— Идея ВТО сама по себе позитивная, однако не нужно обольщаться, что после вступления туда России для европейских компаний распахнутся все двери на ее энергетическом рынке. Помешать этому может в первую очередь высокий уровень коррупции в стране. При взаимодействии госорганов и бизнеса в области энергетики часто случаются злоупотребления, и в России это называется «выплатить откат». Я приветствую проведение операции «Энергия», которая призвана бороться со взяточничеством и другими преступлениями в этой сфере. Но, к сожалению, уровень демократии обратно пропорционален цене на баррель нефти. Без взяток чиновникам бизнес в России вести очень трудно. Во Франции, к примеру, минимум пять лет отставной чиновник просто не имеет права уходить в бизнес, который он курировал.

Что такое Club de Nice

Идея создания энергетического «мини-Давоса» в Ницце появилась в 2000 году после проведения во Франции Всемирного форума по газу и была впервые реализована в 2001 году. Раз в год в течение трех дней на Лазурном Берегу собираются руководители европейских и российских энергетических компаний и обсуждают вопросы делового сотрудничества. На форуме сведены к минимуму политические дискуссии, упор делается на обсуждение актуальных проблем в области сценариев развития энергетики.
Чубайс сжигает миллионы долларовКод PHP" data-description="Интервью с Домиником Фашем, вице-президентом Club de Nice" data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/4762.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку