16+
Регистрация
РУС ENG

Стратегия "энергетического ключа"

31.07.2006 КоммерсантЪ Михаил Дмитриев, президент Центра стратегических разработок

Ориентация на европейские рынки не позволит России выбраться из энергетического плена

Анализируя итоги саммита G8 в Петербурге, много говорят о тактических успехах, о том, насколько выигрышной была для России ситуация в плане пиара, как неплохо она смотрелась в диалоге с партнерами по "восьмерке". Среди неудач упоминают прежде всего демонстративный отказ США подписать с Россией соглашение о вступлении в ВТО. Однако наиболее острые для России стратегические проблемы лежат не в этих сферах, а в области экономических отношений с Евросоюзом. И для решения их Россия не смогла использовать председательство в G8.

Для России Европа – это не просто важный, а гипертрофированно доминирующий торговый партнер. Три четверти российской торговли приходится на большую Европу, из них две трети – на Евросоюз. Между тем в 2007 году истекает срок действия соглашения о партнерстве и сотрудничестве России и ЕС, которое устанавливает рамки наших экономических взаимоотношений. Это событие совпало и с фактическим расширением Евросоюза до границ России и Белоруссии, и со ставшим очевидным провалом интеграционных процессов в рамках СНГ, которое мы постепенно теряем как возможный рынок для экспорта неэнергетических товаров. Потеря рынков СНГ и необходимость заключать новое соглашение с ЕС заставляют задуматься о том, какая внешнеэкономическая стратегия обеспечит российской экономике высокие темпы роста.

Ловушка "европейского выбора"

Если мы посмотрим на тенденции мировой экономики последних десяти лет, то увидим, что мировая торговля росла в среднем в полтора-два раза быстрее, чем мировой ВВП. При этом мировое потребление энергии росло примерно в два раза медленнее, чем мировой ВВП. Это значит, что если мы хотим поддерживать темпы роста не ниже или выше среднемировых, то должны наращивать экспорт, а в экспорте – долю товаров с высокой добавленной стоимостью. Оставшись в нише экспортера энергоресурсов, мы, как многие страны ОПЕК в последние 30 лет, будем развиваться темпами ниже средних мировых – такова объективная реальность спроса на энергию в мире.

Пока Россия занимает в мировом разделении труда нишу экспортера энергии, сырья и продуктов его первичной переработки. Но удельная энергоемкость ВВП в Европе снижается. А сам ВВП растет черепашьими темпами: в 2003-2005 годах по темпам роста Европа занимала последнее место среди всех регионов мира. И аналитики не видят оснований для изменения этой тенденции.

В таком случае, привязывая себя к европейскому рынку энергоресурсов, мы обречены и на крайне низкие темпы роста. В последние годы мы росли быстрее Европы за счет роста цен на нефть, но действие этого фактора заканчивается. Вклад энергетических отраслей в рост нашего ВВП резко сокращается – в 2005 году непосредственный вклад добычи полезных ископаемых и производства энергии в экономический рост составил немногим более 0,1 всего прироста ВВП, а вклад экспорта в прирост снизился с почти 90% в 2004 году до 42%.

Европа или Азия?

Высокие темпы роста Россия сможет поддерживать лишь при условии развития экспорта с высокой добавленной стоимостью. Здесь основные конкурентные преимущества России пока сосредоточены в отраслях, которые обслуживают энергетику и сырьевые отрасли. Это энергетическое и транспортное машиностроение, отрасли, связанные с переработкой сырья и высокой энергоемкостью – например, производство удобрений или нефтепродуктов. Потенциально конкурентоспособны оборонные отрасли, аэрокосмическая промышленность и телекоммуникации. Все эти отрасли объединяет общая черта – в них велики эффекты экономии на масштабах. Иными словами, для успешного их развития нам потребуются емкие внешние рынки.
Если не считать отраслей переработки сырья, конкурентоспособность нашего экспорта с добавленной стоимостью невелика и имеет тенденцию к снижению. С такими товарами России гораздо проще выходить на растущие рынки, где новые потребители еще не имеют стабильных поставщиков, которых надо вытеснять из занятых ниш. При существующих темпах роста мирового ВВП в среднем около 3% в год, ежегодно в мире происходит увеличение создаваемой добавленной стоимости примерно на $2 трлн. По оценкам экономистов BP, в 2005 году с учетом паритета покупательной способности 32% этого увеличения пришлось на Китай, еще 10% – на Индию, и доля этих стран будет скорее всего расти. Это и есть те новые рынки сбыта, за которые Россия может бороться.

Европейские же рынки с точки зрения продвижения экспорта с высокой добавленной стоимостью для нас гораздо более проблематичны. В 2005 году на Европу пришлось лишь 7% прироста мировой добавленной стоимости. И на эти 7% мы хотим ориентироваться! Кроме того, европейский рынок уже занят компаниями с гораздо более высокой репутацией, более совершенными технологиями и отработанными каналами сбыта. Конкурировать с ними либо почти невозможно, либо очень тяжело. Поэтому сохранение ориентации на Европу в долгосрочном плане может оказаться для России невыгодной стратегией, обрекающей нас на роль европейского энергетического придатка с темпами роста ниже среднемировых.

Стратегия "энергетического ключа"

В этом и состоит суть стоящей перед нами сегодня дилеммы. Если мы хотим продвигаться вверх по цепочкам добавленной стоимости, то вовсе не факт, что Европа – перспективное направление. Если же собираемся идти с нашим экспортом в Китай, это должно в ближайшее время четко отразиться на нашей позиции в переговорах с ЕС по новому формату соглашения. Европу интересует наша энергия, и если мы будем следовать предлагаемой ей логике, то свяжем наш энергетический экспорт с Европой, не получив взамен рынков сбыта для товаров с высокой добавленной стоимостью. Таких рынков в Европе для нас может не найтись. Если же мы хотим получить перспективные рынки Китая и Индии, то надо понимать, что открывать их проще всего именно "энергетическим ключом".

Это заставляет иначе взглянуть на итоги саммита G8. Разговоры о ядерной энергетике и энергобезопасности подчеркивают роль России как гаранта энергетической стабильности в мире, но не решают нашей стратегической проблемы – куда пойдет российский энергетический экспорт и экспорт с высокой добавленной стоимостью. Существующая стратегия отношений с ЕС предусматривает российские инвестиции в европейскую энергетическую инфраструктуру и закрепление за Россией рынков сбыта в энергетическом секторе Европы без открытия для нас европейских рынков с более высокой добавленной стоимостью.

В условиях острой нехватки времени для разработки новых подходов возрастает вероятность, что в рамках предстоящих соглашений с Евросоюзом Россия невольно последует в фарватере европейских энергетических приоритетов. В результате могут ухудшиться наши шансы для выхода на новые рынки несырьевого экспорта и сохранения высоких темпов экономического роста.
Стратегия "энергетического ключа"Код PHP" data-description="Ориентация на европейские рынки не позволит России выбраться из энергетического плена " data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/3500.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку