16+
Регистрация
РУС ENG

“Роснефть” нашла спонсора

21.06.2006 Ведомости Ирина Резник, Екатерина Дербилова, Александр Беккер

Китайская Sinopec купит ей контрольный пакет “Удмуртнефти”

Китайская Sinopec будет работать в России под присмотром государственной “Роснефти”, а та с помощью китайцев получит новый нефтяной актив, не потратив при этом денег. Вчера тендер на 96,9% акций удмуртской компании выиграла Sinopec, предложившая $3,5 млрд. Расплатившись с продавцом ТНК-ВР, Sinopec передаст 51% “Удмуртнефти” “Роснефти”.

96,9% акций “Удмуртнефти” принадлежат ТНК-ВР. В 2005 г. “Удмуртнефть” добыла 5,9 млн т нефти. Нераспределенная прибыль компании по итогам III квартала 2005 г. – $526 млн. China Petroleum & Chemical Corporation (входит в Sinopec Group) – крупнейший производитель нефтепродуктов и продуктов нефтехимии в Китае. В 2005 г. добыла 39,3 млн т нефти и 6,3 млрд куб. м газа. Доказанные извлекаемые запасы Sinopec – 3,3 млрд баррелей нефти и 2,9 трлн куб. футов газа.

Вчера ТНК-ВР объявила, что договорилась о продаже 96,7% акций “Удмуртнефти” с китайской компанией Sinopec. Покупатель и продавец не называют цену сделки, которая завершится через несколько недель. Но два источника, знакомых с деталями сделки, рассказали “Ведомостям”, что Sinopec заплатит за “Удмуртнефть” $3,5 млрд. “Причем Sinopec предложила не самую высокую цену”, — признался источник, близкий к продавцу. ABN Amro оценил “Удмуртнефть” в $2,7-4,8 млрд. Другой претендент, по словам собеседника “Ведомостей”, был готов платить около $4 млрд, но Sinopec признали “оптимальным покупателем”.

А вскоре у “Удмуртнефти” вновь сменится владелец. После того как китайская компания расплатится с ТНК-ВР, она передаст 51% акций “Удмуртнефти” государственной “Роснефти”. Еще в мае российская компания заключила с Sinopec опцион на выкуп 51% акций “Удмуртнефти” в случае победы китайцев на тендере, говорится в пресс-релизе “Роснефти”. Сумму “Роснефть” не раскрывает, но сообщила, что платить будет не сразу: как гласит пресс-релиз, “возврат [Sinopec] привлекаемых средств будет производиться за счет денежных потоков приобретаемого актива, без регресса на активы “Роснефти”. Стоимость финансирования аналогична стоимости последних корпоративных заимствований “Роснефти”, а последний кредит на $2 млрд, говорится в отчете по GAAP, та привлекла по ставке LIBOR + 0,65%.

“Удмуртнефть”, на которую приходится 8% добычи ТНК-BP, хотели бы получить многие, ведь в России не каждый день появляется шанс купить нефтяную компанию такого размера. Помимо Sinopec на нее претендовали венгерская MOL, консорциум “Итеры” и индийской ONGC (51% и 49%) и “Газпром нефть”. Президент “Газпром нефти” Александр Рязанов объявлял, что его компания, возможно, сформирует альянс с MOL, и соблазнял ТНК-ВР глобальным сотрудничеством в обмен на уступку “Удмуртнефти” “бесплатно или по символической цене”. Вчера в “Газпроме” не скрывали разочарования. По мнению одного из топ-менеджеров, победа Sinopec и “Роснефти” — “это политическое решение”. Но пресс-секретарь президента Алексей Громов, отвечая на вопрос “Ведомостей”, сообщил, что на переговорах президента России Владимира Путина и председателя КНР Ху Цзиньтао в Шанхае вопрос о покупке “Удмуртнефти” не поднимался. Другой чиновник в Кремле утверждает, что “никакой политической отмашки на покупку китайцами нефтяной компании не было”. Его коллега из Минпромэнерго объясняет, что в России сейчас реализуются две стратегии отношений с иностранными компаниями: “Газпром” идет на обмен активов на иностранные активы, но под российским контролем. Подход “Роснефти” — “ваши деньги за наши активы, но опять же под нашим контролем”. “Роснефть”, по его словам, отказалась от кредитов на прямую покупку “Удмуртнефти”, чтобы не портить картину перед IPO.

Менеджер банка — организатора размещения акций “Роснефти” считает сделку весьма удачной. Долг госкомпании на 31 марта составлял $11,6 млрд, и президент “Роснефти” Сергей Богданчиков неделю назад обещал “Ведомостям”, что компания будет его уменьшать. По его словам, соотношение собственных и заемных средств должно с нынешних 53% снизиться до 30%.

Китайцы давно пытались приобрести нефтяной актив в России. В 2002 г. китайскую CNPC заставили отказаться от участия в аукционе по “Славнефти”, покупка оренбургской фирмы “Стимул” сорвалась из-за запрета антимонопольного ведомства на сделку. А в декабре 2004 г. перед аукционом по продаже “Юганскнефтегаза” в Кремле китайским компаниям посоветовали не участвовать в торгах, рассказывали тогда чиновники. Но в январе 2005 г. китайцы помогли “Роснефти” расплатиться за “Юганск”, одолжив $6 млрд, и в июле 2005 г. “Роснефть” подписала с Sinopec протокол о намерениях создать СП, которое получит лицензии на месторождения “Сахалина-3” и будет оператором проекта. В сопроводительных документах к визиту премьер-министра Михаила Фрадкова в Китай также говорилось, что “Роснефть” и Sinopec договорились о совместной разработке месторождений нефти и газа, лицензии на которые получила “Роснефть” или компании получат вместе. Речь шла о месторождениях Магадана, шельфа арктических морей, Восточной Сибири и Якутии. Решения последних месяцев, начиная с проекта строительства ветки Восточно-Сибирского трубопровода на Китай и заканчивая покупкой “Удмуртнефти”, означают, что китайским компаниям открыли дорогу на российский энергорынок, считает руководитель Российско-китайского центра торгового сотрудничества Сергей Санакоев. Он не исключает, что китайские компании будут покупать акции “Роснефти” в ходе IPO. А как ТНК-BP распорядится деньгами, “Ведомостям” выяснить не удалось. Ранее источник, близкий к ее российским акционерам, говорил, что средства могут пойти на выплату дивидендов.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку