16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/383-384/1329224.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03-04 (383-384) февраль 2020 года

Становлению «розницы» ВИЭ мешают неграмотные заказчики

Тема номера Беседовала Ирина КРИВОШАПКА 164
Игорь Брызгунов, глава Российской Ассоциации ветроиндустрии

Российская отрасль возобновляемых источников энергии (ВИЭ) находится только в начале пути своего развития. Тем не менее ее развитие внушает оптимизм. О перспективах развития направления мы побеседовали с президентом Российской ассоциации ветроиндустрии Игорем Брызгуновым.

– За прошедшие год-два в области ВИЭ в России произошли более чем серьезные события: старт программы ДПМ-2, строительство ветропарков, реализация проектов солнечной генерации, локализация производства комплектующих и др. Можно ли сказать, что ожидания экспертов отрасли оправдались и сфера ВИЭ стала развиваться активными темпами?

– Сегодня действует программа поддержки ВИЭ в России, определенная рамками 2013‑2024 годов, «запустившая» рынок. Насколько мне известно, о продлении поддержки возобновляемых источников энергии за 2024 год, или так называемой ДПМ-2 ВИЭ, пока не объявлено. Но за поддержку высказались профильные министерства, участники рынка, прошли совещания в высоких кабинетах, определившие основные критерии этой программы.

Что касается ожиданий экспертов, необходимо сказать, что темпы развития отрасли ВИЭ, и, в частности, ветроэнергетики, определило законодательство, кстати, признанное экспертами из разных стран лучшим пару лет назад на одном из форумов по ВИЭ в Европе. Вопреки спорам о возможности производства в России компонентов для ветрогенераторов, инвесторами и производителями ветрогенераторов создана в кратчайшие сроки целая новая отрасль энергетического машиностроения, продукция которой нашла серьезный спрос. Практически все ключевые компоненты ветрогенераторов – лопасти, башни, гондолы – производятся сегодня у нас в стране, конкурсы отбора проектов ВИЭ до 2024 года почти полностью разыграны участниками. Можно с уверенностью заявить – да, ожидания оправдались.

– Можно ли предположить, что, если бы не ДПМ-2, то в России едва ли начали бы реализовываться столь масштабные проекты, допустим, в ветрогенерации?

– Я бы выразился так: у нас есть веские основания полагать, что программа будет продлена, появится ДПМ-2 ВИЭ. Инвесторы рынка сделали для этого все возможное, и нельзя сказать, что им это удалось легко. Много было препятствий, и им пришлось приложить максимум усилий для того, чтобы обосновать необходимость ее продления.

Важным мотивом, побудившим правительство обсуждать дальнейшую поддержку, был и тот факт, что крупные западные компании, поверив в наш рынок, вложили сюда большие средства, российские компании с госучастием тоже профинансировали производства значительной части рынка, энергетические компании создали инфраструктуру строительства ветропарков. И отказ от обсуждения продления поддержки ВИЭ до 2024 года был бы серьезным ударом по политическому имиджу страны.

– Каковы современные тенденции развития ВИЭ в мире и в России? Какие проблемы исключительно российского характера все еще не решены у нас?

– Я не решусь отвечать на вопрос обо всех ВИЭ, мои коллеги из других отраслей возобновляемой энергетики обладают в них более глубокими знаниями рынка и технологий. Что касается российской ветроэнергетики, она, несмотря на свое младенческое по сравнению с более развитыми странами состояние, развивается в верном направлении, вот только темпы этого развития я бы охарактеризовал первой частью пословицы о том, как русские запрягают и ездят.

С одной стороны, мы говорим о «недогруженности» энергетического машиностроения и своей приверженности «зеленому» будущему, подписываем Парижское соглашение. А с другой – «режем» вдвое перспективные планы и потенциальные рамки продления программы ВИЭ 2025-2035гг., и они выглядят в итоге не слишком сильно отличающимися от программы 2013-2024 гг. И это несмотря на то, что поле для деятельности огромно: строительство новых ветропарков на оптовом рынке, замещение эффективными ВЭС устаревших дизельных и угольных станций.

И хотя на оптовом рынке уже достигнуты первые успехи и появились крупные игроки, у нас полностью отсутствует розничный рынок. Только штучные проекты, нет производителей оборудования, законодательство не мотивирует создание генерирующих мощностей, и это непривлекательно для инвестора. Слишком много отдано на «ручное управление», а следовательно, высока коррупционная опасность игры на этом рынке. Созрела ситуация для «запуска» рынка добровольного спроса, крупные западные компании выражают готовность покупать «зеленую» энергию. Но законодательство, регулирующее отношения на рынке сбыта, находится в противофазе и исключает трансрегиональный сбыт электроэнергии, пусть даже и собственных объектов генерации.

Есть еще, на мой взгляд, одна страшная беда, которая зачастую мешает становлению обширного розничного рынка ВИЭ, – низкий культурный и, если угодно, профессиональный уровень заказчика, который катастрофически упал за последние 15 лет. Недавний пример: при планировании одного крупного морского объекта в высоких широтах технология применяемых ветрогенераторов заказчиком была определена из поиска по интернету, без привлечения экспертов. Соответственно, в результате конкурса победил производитель дешевого, но абсолютно непригодного оборудования. Были потрачены миллионы рублей, ветряки почти сразу сломались в сложных климатических условиях. Теперь заказчик о ветряках и слышать не хочет, предпочитая использовать свехдорогой в этих местах дизель на перспективных объектах морской инфраструктуры.

– Учитывая активное освоение Арктики и пристальное внимание к этому региону со стороны Правительства РФ, наверное, есть идеи по формированию энергетической инфраструктуры на основе ВИЭ?

– Использование ветроэнергетических систем в сложных природных условиях высоких широт давно доказано на практике, они широко используются на Аляске, в Канаде, на севере Швеции и Финляндии. Здесь очень серьезные перспективы открываются для отечественных производителей оборудования и компонентов. Они способны участвовать в таких проектах как самостоятельно, в зависимости от масштаба проектов, так и в альянсе с иностранными коллегами, имеющими большой опыт в этой индустрии.


"Российская ветроэнергетика, несмотря на свое младенческое состояние, развивается в верном направлении, вот только темпы этого развития я бы охарактеризовал первой частью пословицы о том, как русские запрягают и ездят. "


Несмотря на экстремальные природно-климатические условия в российской Арктике, энергетическая инфраструктура не только может, но и должна в своей основе нести оборудование ВИЭ, это общемировая тенденция.

Нам известны предложения от российских ветроэнергетических компаний проектов электроснабжения месторождений углеводородов с помощью крупных гибридных ветроэнергетических систем, располагаемых на прибрежной и морской части. Они позволяют серьезно повысить энергетическую вооруженность платформ и значительно – их экологичность.

– В РФ локализованы несколько производств комплектующих для ветрокомплексов. Прошло уже больше года с момента запуска этих заводов. Что сейчас они производят и действительно ли эти предприятия покрывают потребности отечественного энергостроительства или мы все еще приобретаем комплектующие за рубежом?

– Законодательно 65 % ветропарка, вводимого в строй после 2019 года в России, должно быть локализовано на территории нашей страны. Строящиеся сегодня ветропарки на турбинах производителей, присутствующих на российском рынке, почти все отвечают этому условию. Остальное же оборудование для ветрогенераторов пока импортируется.

Есть некоторые временные недостатки, но разумно учесть, что индустрия находится в самом начале пути и участникам предстоит создавать то, чего ранее не было, а по масштабам это огромная отрасль.

Производители ветрогенераторов ведут работу по углублению локализации производства своих ветрогенераторов в России. Такие компоненты, как трансформаторы, генераторы, инверторы, другое оборудование уже поставляются российскими предприятиями. Промышленность России в самом ближайшем будущем будет в состоянии предложить более 85 % всех компонентов ветрогенератора.

– Расскажите, пожалуйста, о самых любопытных, на ваш взгляд, фактах в области ВИЭ?

– В России по ДПМ-1 ВИЭ до 2024 года будет вводиться от 200 до 700 МВт ветропарков ежегодно. Конкурсы на объекты ветроэнергетики на тендерных площадках порой занимают страницы. Что вузы готовят специалистов, которые уже завтра будут работать на проектировании, строительстве и эксплуатации ветропарков.

Что еще впечатляет? Лидеры глобального рынка – компании Vestas, Siemens-Gamesa Renewables поверили в наш рынок и производят в нашей стране компоненты для своих турбин. Лопасти, гондолы, ступицы. Испанская Windar Renewables в СП с «Северсталью» и «Роснано» производит башни для их ветрогенераторов, это новая для рынка технология. Финский «Фортум» и «Роснано» создали фонд по строительству ветропарков с самым большим портфелем, итальянская «Энел» один из своих ветропарков в 200 МВт строит в арктической зоне. На всех этих объектах работают в том числе и российские компании. «НоваВинд» «Росатома» строит ветропарки на турбинах, для производства которых возводит в Волгодонске завод, то есть решает двойную задачу. Разве это не может не впечатлять?

Если же говорить о масштабных объектах глобальной ветроэнергетики – это самый крупный в истории морской ветропарк компании Equinor. Его мощность – 3,6 ГВт, объект строится уже без субсидий поддержки ВИЭ. Это скорое будущее ветроэнергетики.

– Как основатель и глава Ассоциации РАВИ что вы ожидаете от нынешнего года, какие планы стоят перед отраслью?

– Сегодня РАВИ – полностью демократическая организация, работающая в интересах своих членов, которых уже более 160. В этом году мы в первую очередь ожидаем продления поддержки ВИЭ до 2035 года. Участникам рынка в первую очередь нужно будет решить задачи повышения доли локализации производства ветрогенераторов в России, определить готовность к экспорту компонентов или ветрогенераторов полностью.

Продление поддержки вызовет приток новых инвесторов и участников рынка, повышение конкуренции, а в итоге приведет к снижению стоимости производимой электроэнергии.

Ожидаем «запуска» рынка добровольного спроса и розничного рынка, вследствие необходимой корректировки регулирующего его законодательства, логичным также представляется появление отечественных производителей ветрогенераторов средних и малых мощностей, в первую очередь для розничного рынка. Мы находимся в очень выгодном положении – у нас есть возможность оценить вероятность своих ожиданий, так сказать, «у источника» – участников рынка на ежегодных форумах, как, например, в этом году 19 февраля мы открываем RAWIFORUM-2020, с присутствием представителей практически всех участников рынка и известных экспертов из области ВИЭ из‑за рубежа.


Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), Ветроэнергетика, Ветровой генератор

Похожие Свежие Популярные