16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/381-382/9915542.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (381-382) январь 2020 года

Национальные особенности ИИ. Роботы избавят от всего, что скучно, грязно и опасно

Тема номера Подготовила Ирина КРИВОШАПКА 333

Искусственный интеллект «осваивается» в современном мире настолько легко, что даже самые прогрессивно мыслящие представители человечества думают: а не заменят ли роботы людей? Эксперты в сфере робототехники убеждены: масштаб бедствия не столь велик, как его описывают.

Сегодня человек пока еще играет роль координатора, оставляя машинному интеллекту определенные функции. Насколько эти функции применимы в энергетике, как роботы справляются с ними, сколько стоит такое интеллектуальное переоснащение компаний и какова вероятность ошибки в отличие от «человеческого фактора»? На эти и другие вопросы отвечали эксперты отрасли в рамках круглого стола, организованного «ЭПР»:
  • Владимир Еронин, директор Центра компетенций по искусственному интеллекту и анализу данных Crayon;
  • Дмитрий Кириллов, президент VR / AR компании Modum Lab;
  • Валерий Милых, руководитель группы IoT компании Softline;
  • Кирилл Филенков, руководитель направления роботизации компании Bell Integrator;
  • Дмитрий Клебанов, генеральный директор «Цифра Роботикс»;
  • Геннадий Былов, генеральный директор Rockwell Automation;
  • Олег Кивокурцев, директор по развитию компании «Промобот»;
  • Виталий Баланда, директор по инновациям ИТ-компании «Рексофт»;
  • Дмитрий Суслопаров, IT-специалист, разработчик программного обеспечения.

– Как вы считаете, насколько близкой станет реальность, когда в энергетике роботы заменят человека?


Владимир Еронин:

Владимир Еронин– Как и в остальных отраслях, такое замещение будет происходить постепенно. Уже сейчас мы видим, что роботы хорошо справляются с монотонными операциями на производстве. И там, где таких операций много, действительно происходит замещение людей роботами. В первую очередь – в производстве различного оборудования, в том числе для энергетики. А вообще, искусственный интеллект в энергетике уже применяется в различных областях: при анализе данных и поиске неявных взаимосвязей, для предиктивного обслуживания оборудования, для контроля средств индивидуальной защиты при проведении работ и в других направлениях.


Дмитрий Кириллов:

Дмитрий Кириллов– По уровню цифровизации отечественная промышленность несколько отстает от ряда развитых стран, но в перспективах перехода на «цифровые рельсы» никто не сомневается. В России промышленность – традиционно очень консервативная отрасль, и перемены там происходят не быстро. При этом в последние два-три года отечественные компании активно двигаются в этом направлении. Любые новые технологии внедряются компаниями постепенно. Но поэкспериментировать с инновациями могут позволить себе не все. Запустить пилотные проекты, таким образом, проверив эффективность или неэффективность внедрений, могут крупные компании. Впоследствии именно они станут драйвером роста для других, а удачный опыт стимулирует все большее число участников рынка задуматься о внедрении инноваций для сокращения расходов, оптимизации ряда процессов или повышения эффективности.

Большинство энергокомпаний уже разработали программы цифровой трансформации, поэтому говорить, что этот процесс еще не запущен, – неверно. Однако на деле это чаще означает набор краткосрочных пилотных проектов. Основная проблема – переход к масштабированию. Это долгий, сложный и довольно затратный процесс. Хотя при осознанном и планомерном подходе цифровые технологии приводят к повышению операционной эффективности и сокращению затрат.


Валерий Милых:

Валерий Милых– Существует несколько типов роботов. Задача программных роботов – обслуживать и управлять потоками внутри информационных систем энергетических предприятий, собирать и систематизировать введенные вручную данные. Программно-аппаратные роботы работают под управлением одного или нескольких контроллеров и специализированного программного обеспечения, выполняют механические операции своими исполнительными элементами и решают задачи или автономно, или в кооперации с человеком.

Одна из основных задач по применению роботов – мониторинг работы энергетических систем. Это связано со сложностями охвата больших территорий, на которых расположены магистральные и распределительные сети, и работой в опасной близости от высоконагруженных элементов электрических станций. Например, использование роботов крайне эффективно в котельных установках с закритическими параметрами работы; в активной зоне атомных реакторов; для мониторинга оборудования, установленного в зоне распределительных устройств 220‑330‑500‑750 кВ; контроля состояния трубопроводов. Оно позволяет поднять на принципиально иной уровень сбор первичной и достоверной информации о состоянии инфраструктуры энергетических систем. Программно-аппаратные роботы – не устающие, не болеющие, вездесущие, – способны заменить здесь человека практически на 100 %.

Есть и другие сложные задачи: построение достоверных прогнозов по потреблению электроэнергии с учетом природных и социальных факторов, оптимизация обслуживания оборудования и автоматическое обучение обслуживающих систем на основе реальной практики, оптимизация работы энергосистемы в режиме реального времени с учетом имеющихся ресурсов и их характеристик, прогнозирование с целью выработки эффективного цено­образования. С этой работой также хорошо справятся программные роботы в рамках «мультиагентных» систем.


Кирилл Филенков:

Кирилл Филенков– В генерации электроэнергии автоматизация никогда полностью не заменит человека. Слишком высока цена ошибки. Оператор на станции несет персональную ответственность за работу реактора. А в случае полного отказа от человеческого труда кто будет нести ответственность за аварии в случае нестандартных ситуаций? Ведь все возможные исходы предусмотреть невозможно. Но это вовсе не значит, что роботы и автоматизация не используются в энергетике. Как раз наоборот, уровень автоматизации современных станций довольно высок.

Многие процессы автоматизированы, установлен постоянный мониторинг показателей с автоматизированным предупреждением оператора в случае их превышения. Однако принятие окончательных и ключевых решений в случае нештатных ситуаций останется за человеком до тех пор, пока не будет создан ИИ с возможностью принятия нестандартных решений, эквивалентных человеку. Уже сейчас полная замена человеческого труда возможна в сферах, не связанных с высокой опасностью, таких, как энергетические машиностроительные заводы, область передачи и преобразования энергии.


Дмитрий Клебанов:

Дмитрий Клебанов– В ближайшие 3‑5 лет угольная отрасль активно начнет испытывать и внедрять роботизированные системы грузоперевозок, бурения, экскавации. Также применение искусственного интеллекта для процессов обогащения уже сейчас является отраслевым принципом при строительстве новых обогатительных фабрик.



Олег Кивокурцев:

Олег Кивокурцев– Роботы придут в три основных направления: где работать скучно, грязно или опасно. «Скучно» – это сфера библиотекарей, администраторов, охранников, консультантов, водителей. «Грязно» – это металлургические производства, нефтедобывающая промышленность, коммунальные службы, строительная отрасль и т. д. «Опасно» – там, где есть риск травмы или смерти. Изобретения и устройства, которые облегчат людям жизнь и работу в этих сферах, востребованы сейчас и будут пользоваться спросом в перспективе.


Дмитрий Суслопаров:

Дмитрий Суслопаров– Робот заменяет человека лишь тогда, когда можно исключить непредвиденные ситуации. А потому на практике приходится говорить только о частичной замене. Энергетика – не исключение, и в любом ее сегменте полностью роботизировать можно лишь отдельные этапы технологической цепочки. Например, вязка гирлянд изоляторов, изготовление трансформаторов, выключателей, распределительных щитов – сборка некоторых узлов из отдельных деталей. Внедрение таких систем будет сопровождаться сокращением числа работников, но речь все‑таки идет об оптимизации штатного расписания, а не о полном вытеснении человека.



В России технологии ИИ только развиваются и, с большой вероятностью, технология покажет высокий рост в ближайшие 2‑3 года абсолютно во всех сферах. Речь идет о повышении эффективности процессов, экономии средств и сокращении времени на производство.


– Искусственный интеллект наделяется абсолютно любыми функциями: выполняет производственные операции и просто взаимодействует с человеком. Что, по вашему мнению, будет наиболее востребовано в России?





Владимир Еронин:

– Взаимодействие с человеком (ведение осмысленных диалогов, размышлений и т. д.) является более трудной задачей, чем применение ИИ в производстве, где искусственный интеллект активно и широко применяется. Думаю, что в России, так же как и в остальном мире, востребованность технологий в этой области в первую очередь будет определяться их зрелостью.


Дмитрий Кириллов:

– По данным исследования KPMG, которое было проведено среди ста крупнейших российских промышленных компаний, самыми популярными технологиями, уже внедренными в компании, оказались BIG Data (искусственный интеллект – 68 %), чат-боты (51 %), роботизация процессов (50 %), OCR (36 %), VR / AR-технологии (24 %), блокчейн (19 %). Аналитики отмечают, что искусственный интеллект наиболее часто используют в дискретном производстве. К нему относятся авиа-, машино- и приборостроение (44 % российских промышленных компаний). На втором месте – процессное производство: металлургия, химия, нефтехимия, нефтепереработка и нефтедобыча. В этой сфере реализуют 22 % проектов по ИИ. И 11 % внедренного ИИ относятся к электроэнергетике. Важно отметить, что в России эти технологии только развиваются и, с большой вероятностью, технология покажет высокий рост в ближайшие 2‑3 года абсолютно во всех сферах. Речь идет о повышении эффективности процессов, экономии средств и сокращении времени на производство.

Особую заинтересованность проявляют в последние два года российские компании к технологиям виртуальной и дополненной реальности. Еще пару лет назад бизнес только начинал присматриваться к технологии, экспериментировал с ней. Не было понимания, какую выгоду виртуальная реальность может принести промышленности. Сегодня к внедрению VR / AR-проектов компании подходят более осмысленно, закрывают технологиями конкретные существующие задачи. Чаще всего VR / AR используют в корпоративном обучении, промышленной безопасности, а также для продаж, маркетинга. В 2019 году интерес к этим технологиям со стороны компаний резко повысился. При этом на рынке появились первые компании, которые перешли к полноценному масштабированию технологий.


Искусственный интеллект является основой для развития робототехнических решений, но универсальных подходов к его использованию пока не существует.


Валерий Милых:

– Можно сказать немного иначе: мы пытаемся применить на практике различные подходы из множества методов ИИ. Искусственный интеллект является основой для развития робототехнических решений, но универсальных подходов к его использованию пока не существует. Можно сказать, что мы пока «моделируем» интеллект, которым обладаем сами, до конца не понимая, как он работает. Когда мы говорим про взаимодействие ИИ с человеком, мы должны понимать, что это непростая задача. Вероятно, наиболее востребованными будут как полностью автономные робототехнические системы, способные автоматически решать поставленные задачи вдали от людей и в самых сложных условиях, так и «кибернетические любимцы» – автономные системы для общения, помощи людям, для исполнения поручений, создания приятной среды окружения для людей.


Кирилл Филенков:

– Современные системы, называемые пользователями искусственным интеллектом, на самом деле таковыми не являются, и мнение о том, что они могут справляться с абсолютно любыми функциями, некорректно. Еще в 1950 году журнал Mind опубликовал статью «Вычислительные машины и разум», в которой привел тест, созданный Аланом Тьюрингом. Суть данного теста заключается в проверке способности машины к мышлению и, как следствие, возможности называться искусственным интеллектом. Стандартная интерпретация этого теста звучит следующим образом: «Человек взаимодействует с одним компьютером и одним человеком. На основании ответов на вопросы он должен определить, с кем он разговаривает: с человеком или компьютерной программой. Задача компьютерной программы – ввести человека в заблуждение, заставив сделать неверный выбор». С момента публикации прошло уже 70 лет, а данный тест до сих пор не пройден.

Область применения роботов ограничена возможностью строгой алгоритмизации процессов, их конечным числом, а также отсутствием необходимости принятия нестандартных решений. Для таких задач роботы наиболее востребованы и реализуемы. Для задач, требующих принятия нестандартных, заранее не просчитанных решений, требуется искусственный интеллект, который не создан и скорее всего не будет создан в обозримом будущем.

Роботизация в России пока еще не набрала повсеместную популярность. С одной стороны, развитию данной сферы мешает низкая цифровизация экономики. У нас в стране по‑прежнему пользуется высокой популярностью печатный документооборот. 

С другой – низкий уровень заработных плат. Создание и поддержка роботов, затраты на лицензии подчас превышают затраты на фонд заработных плат сотрудников. И если в Москве и Петербурге данная проблема все менее и менее актуальна, то в регионах по‑прежнему дешевле и проще нанять десяток операторов ЭВМ для проведения однотипных работ, к примеру, формирований справок 2‑НДФЛ, чем создать робота, который будет выполнять данную работу в автоматическом режиме.

Безусловно, все описанное выше не является панацеей, современный мир развивается и меняется, каждый день происходят новые прорывы в науке и технике, возможно уже завтра создадут ИИ, способный заменять человека и мыслить. Возможно, наша страна будет лидером по степени цифровизации экономики, и рабочий из региона будет получать больше рабочего из столицы.


Дмитрий Клебанов:

– Ключевым драйвером внедрения технологий и систем на основе искусственного интеллекта и роботизации в горнодобывающей отрасли являются экономические предпосылки: задачи повышения эффективности технологических процессов начиная от бурения и заканчивая повышением грузооборота карьерных самосвалов.

Также важно отметить, что применение технологий на базе искусственного интеллекта позволяет во многом повысить уровень промышленной безопасности, что для ряда процессов является важным: исключение человека из опасных зон ведения горных работ, возможно при применении роботизированной техники в условиях запыленности, повышенного уровня CO также решают данную задачу, критических минусовых температур.


Геннадий Былов:

Геннадий Былов– Умное производство – глобальная тенденция, которая затрагивает все производственные сферы в технологичных странах по всему миру. Россия – не исключение. Искусственный интеллект, наряду с внедрением в бытовые сферы жизни, активно распространяется на заводах и производствах. Сотрудники, работающие с умным промышленным оборудованием на местах, получают больше информации о работе устройств, используют предиктивную аналитику, которая позволяет спрогнозировать изменения, тратят намного меньше времени на простые задачи за счет автоматизации. ИИ также повышает уровень информационной безопасности с помощью алгоритмов анализа «поведения» оборудования.

Взаимодействие с человеком и упрощение сложных производственных операций неразрывно связаны между собой. Поэтому можно сказать, что в России будут востребованы оба направления применения ИИ. Хотя на данный момент, по некоторым оценкам, ИИ и машинное обучение широко используются лишь в 6 % компаний в России.


Виталий Баланда:

Виталий Баланда– Темпы роботизации рабочих процессов возрастают непрерывно. По прогнозам компании Gartner, объем бизнеса Robotic process automation (RPA) увеличится на 57 % в 2020 году. Продажи ПО для создания software robots стремительно растут, поскольку такое ПО помогает компаниям реализовывать задачи цифровой трансформации за счет автоматизации бизнес-процессов без необходимости замены устаревших вычислительных систем. RPA-решения популярны среди производственных, логистических предприятий, финансовых организаций, страховых и энергетических компаний, которые вынуждены поддерживать исторически сложившуюся большую ИТ-инфраструктуру.


Дмитрий Суслопаров:

– «Национальные особенности» в востребованности искусственного интеллекта выявить очень сложно, все зависит от конкретных задач и тривиальной целесообразности. К примеру, глубокий анализ работы энергосистемы позволит найти правильную конфигурацию оборудования и подобрать оптимальные режимы. В то же время в плане взаимодействия с человеком искусственный интеллект позволит сгладить ситуации, когда, например, оператору «не хватает рук» для выполнения всех необходимых манипуляций. Оба направления одинаково востребованы и имеют большие перспективы.


– Если робототехникой оснащать производственные линии, то это будет сопровождаться перевооружением предприятия. Насколько это дорогостоящий процесс и когда окупятся затраты?





Дмитрий Кириллов:

– Мнение о том, что внедрение технологий в обязательном порядке требует технического переоснащения предприятий, компаний, – миф. Сегодня на рынке есть большое число технологий, которые могут увеличивать эффективность процессов вообще без замены оборудования или при частичном переоснащении.


Валерий Милых:

– Данное утверждение не всегда верно. Можно использовать роботов и внутри имеющихся технологических процессов. К примеру, инвентаризация склада в обычных условиях означает прекращение его работы на 3‑4 дня. При использовании роботов-дронов тот же процесс занимает несколько часов. Если говорить о смене парадигмы (например, переход от выпуска вала готовой продукции к выпуску набора кастомизированных изделий), без использования роботизированного производственного оборудования не обойтись.

Людям сложно перестраиваться, роботы же свободны от этого недостатка и способны оперативно применять разные методы обработки к исходным материалам, менять производственные цепочки в темпе процесса, включая и логистику. Это недешево, но таково требование рынка. Поэтому производства в Азии и в Европе активно применяют роботов. Лозунг один: «Меняйся или умри».


Кирилл Филенков:

– Полная автоматизация и переоборудование предприятий – дорогое удовольствие. Скорость окупаемости зависит от увеличения скорости производства, достигнутого за счет внедрения роботов, а также за счет уменьшения фонда заработных плат, достигнутого путем сокращения сотрудников. Поэтому внедрение роботизации обычно проводят поэтапно, в первую очередь модернизируют ту часть производства, которая за счет минимального увеличения затрат позволит освободить наибольшее количество сотрудников от их обязанностей.


Дмитрий Клебанов:

– Говоря о роботизации, невозможно ее оценивать в абсолютных значениях и оперировать оценками «дорогое удовольствие». Каждую технологию и роботизированный участок горных работ в том числе нужно оценивать с точки зрения финансовых показателей инвестиционного проекта: ROI, IRR, стоимость капитала, направляемого на решаемую задачу, риски, которые несет предприятие при внедрении инноваций. Мы сейчас работаем над тем, чтобы минимизировать все технологические, организационные риски, начинаем проект применения роботизированной техники, в частности роботизированных самосвалов и буровых станков.

Мы говорим об относительных показателях эффективности, которые пересчитываются в денежные эквиваленты для каждого конкретного предприятия, в зависимости от его горно-геологических и организационных предпосылок.
Предприятия, которые активно рассматривают возможность применения роботизированной техники, обычно имеют разную стоимость капитала внутри компании, поэтому IRR (внутренняя норма доходности) таких проектов колеблется от 15 до 25 %.


Олег Кивокурцев:

– Все зависит от того, насколько у предприятия налажен сбыт. Если у него быстро идет капиталооборот, то окупаемость будет быстрой. Если сравнивать с человеческим трудом, то окупаемость будет значительно дольше.


Виталий Баланда:

– Запуск одного несложного бизнес-процесса обычно требует 2‑3 недель с момента проработки идеи, выявления роботизированного процесса и до его внедрения в эксплуатацию. Обычно сначала проходит этап пилотирования, далее с помощью внешних экспертов или собственного центра компетенций по RPA (роботизация процессов) компании переводят решение в промышленную эксплуатацию и осуществляют поддержку. Использование готовых платформ позволяет сократить сроки и снизить риски.

Как правило, проекты из области RPA переносимы внутри компании. Например, можно вынести кусочек робота в отдельный процесс и использовать его затем в других процессах. Иногда в платформах для создания software robots имеется возможность создавать сниппеты, которые публикуются как web-сервис, давая возможность вызова робота из других приложений.

Для роботизации процессов необходим персонал соответствующей квалификации. Некоторые платформы зачастую требуют знания языков программирования (C#, C++, Python, JavaScript), чтобы корректно настроить робота или для создания новой активности. Другие позволяют обходиться без знания этих языков с неким ущербом функциональности создаваемых software robots.


Дмитрий Суслопаров:

– Окупаемость зависит не от стоимости технического перевооружения, а от того, насколько конкурентоспособный продукт предприятие в итоге сможет выпускать. Срок окупаемости может сильно зависеть от ситуации в регионе, где предприятие работает. В конце концов, недостаток средств для технического перевооружения превратится в повод для начала процедуры банкротства.


Современные системы, называемые пользователями искусственным интеллектом, на самом деле таковыми не являются, и мнение о том, что они могут справляться с абсолютно любыми функциями, некорректно.


– Грозит ли нам тотальное замещение человеческого труда интеллектуальными механизмами?





Владимир Еронин:

– Говорить о тотальном замещении людей роботами пока еще очень рано. Более того, я очень позитивно смотрю на данную грань прогресса – прежде чем развитие искусственного интеллекта приведет к сокращению рабочих мест, сначала будут появляться новые рабочие места, возникнут целые новые специальности (их становление начинается уже сейчас). На рынке катастрофически не хватает специалистов в области работы с большими данными и машинным обучением. Как следствие, специалисты в данных областях сейчас одни из самых высокооплачиваемых (причем не только в России, но и во всем мире).


Валерий Милых:

– Тотальное замещение нам не грозит. По крайней мере, при рациональной организации труда. В качестве примера можно привести автопроизводителей Германии, где за счет гармонизации технологических процессов роботы и люди трудятся в одном технологическом процессе, на одном технологическом участке. На роботов возложены тяжелые и монотонные операции, а люди освобождены для проведения нестандартных операций и контроля.


Кирилл Филенков:

– Полноценного ИИ в обозримом будущем, скорее всего, не появится, следовательно, и не будет тотального замещения рабочих мест. К тому же на каждое сокращенное рабочее место будет появляться два новых, ведь роботов нужно создавать, учить, обслуживать.


Дмитрий Клебанов:

– С появлением роботизированной техники мы активнее вступаем в новую фазу 4‑й промышленной революции, меняя процессы и технологии управления производством, что ведет к появлению новых специальностей и профессий.
Например, для поддержания работоспособности и управления роботизированной техники появляются важные роли, такие, как оператор дистанционного управления горной техники, специалист по эксплуатации роботизированных самосвалов, сервис-инженер роботизированных систем.

С появлением требований к новым профессиям очень важно чтобы адаптировалась и вся отрасль, в том числе и профильные образовательные учреждения шли в ногу со временем и запускали новые программы повышения квалификаций и образовательные модули для формирования специалистов и экспертов, необходимых промышленности.


Геннадий Былов:

– Тотального замещения ожидать не стоит, точно не в ближайшем будущем. Как бы ни были распространены технологии роботизации и автоматизации, они не могут полностью заменить человека. Ни один самый точный алгоритм не будет лучше разбираться в работе того или иного оборудования, чем специалист с многолетним опытом. Кроме того, даже самообучаемые машины на базе искусственного интеллекта еще не способны оценить нестандартную ситуацию и предпринять необходимые действия.

Кроме того, цифровые технологии дают толчок к повышению квалификации действующих сотрудников. Новые рабочие места будут появляться, однако они потребуют от людей комбинации творческих и технологических знаний и навыков.


Олег Кивокурцев:

– На протяжении всего существования человечества люди боялись, что их заменят машины. Они боятся прогресса, потому что требуют изменения привычек. Изобретение колеса лишило работы грузчиков, изобретение печатного станка лишило работы писарей.

Роботы позволят людям освободиться от скучной и тяжелой работы. Позволят предприятиям стать автономными и использовать человеческий труд минимально. Появится безусловный базовых доход – к нему будут идти постепенно, сначала через сокращение рабочих дней, а далее вообще будет не обязательно работать.

С безусловным базовым доходом люди окажутся на вершине пирамиды потребностей, а значит, начнут самореализовываться, развиваться, заниматься творчеством. Общество и культура получат новое возрождение. Некоторые футурологи прогнозируют переход на эту модель в течение следующих 200 лет.


Виталий Баланда:

– Вовсе нет. Бизнес-процессы, максимально подходящие под задачи роботизации, обычно обладают следующими характеристиками: содержат в себе повторяемые, стандартизируемые действия, имеют монотонный характер и четкую инструкцию. Как правило, для таких проектов требуется высокая стандартизация входящих данных. Например, извлечение и преобразование данных, работа с экранными формами, написание писем, формирование отчетов, цифровизация документопотоков. Одним словом, это рутиная работа. Там же, где требуются нестандартный подход и творчество, незаменим человек.


– Что, на ваш взгляд, мешает или, напротив, помогает внедрению в российское производство робототехники? В чем у нашей страны есть преимущество перед другими странами?


Дмитрий Кириллов:

– Основной аргумент – это отсутствие опыта. Оно может во многом быть на руку многим компаниям. Роботизацию и другие технологии в мире уже опробовали сотни крупнейших компаний. Таким образом, российские предприятия могут использовать успешный опыт зарубежных компаний и опыт российских компаний, уже внедривших ту или иную технологию. Здесь, однако, важно учитывать особенности рынка, конкуренции и отечественного потребителя.


Валерий Милых:

– В России традиционно существует сильная инженерная база, и развитие робототехники стоит на серьезном фундаменте.

Однако и проблем у отечественной робототехники много: высокая стоимость прототипирования, дефицит производств, способных выпускать наукоемкую продукцию, низкий уровень промышленного дизайна, миграционная политика (проще иметь несколько мигрантов, чем одного робота), консерватизм топ-менеджмента, «утечка мозгов», дефицит «умных и терпеливых денег».

Есть популярные отечественные разработки, такие, как продукт НТУ «Модуль» – отличный отечественный нейропроцессор NM6408. Однако это скорее исключение, чем правило. Над программным обеспечением для зарубежных роботов работают тысячи человек, наши же коллективы существенно меньше. В РФ есть свои преимущества: дешевая энергия и металлы (в том числе титан), отсутствие ярко выраженных лидеров на рынке робототехники, а также быстрый уход множества стартапов с этого рынка готовит почву для новых игроков.


11%  внедренного ИИ относится к электроэнергетике.


Дмитрий Клебанов:

– Скорость развития технологий настолько высока, что, начав сейчас, можно опередить технологически и затратить меньше ресурсов, нежели компании в Австралии, которые начали заниматься роботизацией горной промышленности 15 лет назад. Но здесь есть недостаток, который мешает, связанный с готовностью апробаций технологий. Так как развитые страны в области горной добычи, такие, как Канада, США, Австралия, Чили, начали процессы применения и апробации новых технологий на основе искусственного интеллекта и роботизированной техники давно, то и вся отрасль в тех странах намного лучше понимает возможные эффекты от применения роботизированной техники на горных работах.

Для внедрения роботизированных технологий в производстве в целом очень важны «первопроходцы» – компании, которые готовы апробировать у себя технологии. В этом процессе может оказать существенную поддержку государство, компенсируя или хеджируя финансовые и технологические риски таким горнодобывающим компаниям. Также за рубежом активно работают корпоративные венчурные фонды, дающие дорогу для стартапов и технологий быть использованными в крупных промышленных компаниях.


Олег Кивокурцев:

– Промышленная робототехника востребована тогда, когда эффективна и выгодна. Пока у нас оплата труда будет сохраняться на том уровне, что сегодня, внедрение промышленных роботов будет невыгодной затеей.


Дмитрий Суслопаров:

– В России присутствует хорошая инженерная школа и достаточно высокий уровень промышленных технологий. Совокупный научно-технический ресурс вполне достаточен, чтобы держаться на мировом уровне. Российские специалисты умеют мыслить нестандартно, «смотреть в корень» и адекватно разделять главное и второстепенное. Внедрению робототехники мешает инерция мышления управленцев, вся проблема в удовлетворенности текущим положением дел.



Робототехника, Информационные технологии

Похожие Свежие Популярные