16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/342/7636406.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 10 (342) май 2018 года

В эпицентре пятой революции

Выставки и конференции Елена ВОСКАНЯН

Эксперты убеждены: внедрение промышленного интернета тормозят барьеры в головах технического менеджмента и топ-менеджмента.

По данным Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР), в 2005‑2015 гг. рост продаж промышленных роботов в России составил 27 %. К 2020 г. этот показатель может увеличиться до 50 %, что обусловлено, прежде всего, вниманием к промышленной робототехнике со стороны государства и запуском соответствующих программ поддержки. Не последнюю роль играет модернизация производственных процессов крупных предприятий и повышение осведомленности технического менеджмента о преимуществах использования искусственного интеллекта.

В то же время все чаще звучат опасения относительно того, что в ближайшем будущем роботы заменят людей и многие профессии исчезнут, остальным же придется менять специализацию. Журналист «ЭПР» разбирался, стоит ли воспринимать всерьез это предположение и какие риски на самом деле несет внедрение умных технологий.



Новая реальность

Как отметил в ходе своего выступления на Региональной конференции OSIsoft 2018 основатель и президент Национальной ассоциации участников рынка робототехники Виталий Недельский, промышленная революция – «волнообразный» процесс, причем каждая следующая происходит в разы быстрее предыдущей. Так, в развитых странах индустриальная революция произошла в среднем за пятьдесят лет, а для ИТ-прорыва потребовалось всего тридцать.

Сегодня мы в эпицентре очередной, пятой по счету, революции: в мире стремительно развиваются такие направления, как робототехника, интернет вещей и искусственный интеллект. Постепенно под новую реальность перестраиваются основные отрасли экономики: промышленность, сельское хозяйство, транспорт, энергетика. Многие страны, включая Китай, Германию, США, Великобританию, Францию, Южную Корею, наметили приоритеты и приступили к реализации государственных программ. Китай, между прочим, планирует к 2025 г. стать державой номер один по искусственному интеллекту и робототехнике. Россия же отстает от развитых стран лет на десять: первые дорожные карты по промышленному интернету у нас появились только в конце 2016 – начале 2017 г., а государственная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» принята в конце июля 2017‑го. Не секрет, что одним из преимуществ России являются сильные программисты, но из‑за того, что у нас недостаточно развиты компетенции в области промышленного интернета и робототехники, нет держателей платформ, талантливые специалисты уходят в зарубежные компании.

– Нам следовало бы сконцентрировать внимание на своих сильных сторонах, импорте недостающих компетенций и внедрении передовых решений в различных сферах. Например, с помощью умных сенсоров, позволяющих управлять нагревом зданий по состоянию, а не по инструкции, можно бороться с потерями в ЖКХ. Это очень актуально, поскольку в век передовых технологий мы продолжаем регулировать температуру в помещении, открывая или закрывая форточку. Кстати, реализуя подобные проекты, можно получить не только быстрый, но и высокий экономический эффект – до 30‑40 %, – комментирует Виталий Недельский. – Также большой потенциал у проектов, предполагающих повышение эффективности в текущих процессах: даже опираясь на старые технологии, можно внедрять умные сенсоры, которые обрабатывают и анализируют большие данные, позволяя пользователю гибко управлять производственными или энергетическими системами. Допустим, в настоящий момент потребители каждый месяц вручную снимают и передают показания о потреблении электроэнергии, а использование новых технологий позволит автоматизировать процесс: умные счетчики будут передавать информацию в режиме онлайн напрямую в энергокомпанию. Кроме того, будут развиваться проекты, связанные с применением новых бизнес-моделей. Яркий пример – служба заказа такси Uber. С появлением этого сервиса цены на такси снизились, люди стали меньше пользоваться собственными автомобилями, следовательно, нагрузка на транспортную систему сократилась. В идеале в России должны появиться национальные чемпионы – компании, которые генерировали бы умные решения и внедряли их не только на уровне страны, но и выходили бы с ними на экспорт.



Сломать старую систему

Чтобы определить, какие барьеры препятствуют внедрению промышленного интернета и роботизированных решений, специалисты НАУРР провели опрос и выяснили: основные барьеры – в головах технического менеджмента и топ-менеджмента.

– Переход на новые технологии – непростой процесс. Как показывает практика, не все готовы рискнуть, научиться новому, фактически сломать старую систему и выстроить новую. Часто компании сопротивляются изменениям, до последнего откладывают переход на новые технологии, аргументируя это тем, что у них и прежняя система работает, пусть даже и неэффективно, – говорит Виталий Недельский. – Еще один барьер – коррупция топ-менеджмента. Некоторые намеренно не спешат передавать определенные функции на аутсорсинг и избегают внедрения онлайн-контроля каких‑либо параметров, поскольку понимают, что при установке умных систем вся производственная цепочка станет прозрачной.

Третий барьер связан с необходимостью капитальных вложений – чтобы получить эффект, вначале нужно проинвестировать, но у компании может не быть средств для замены лампочек на энергоэффективные или установки умных датчиков, которые бы контролировали уровень освещенности. Решением могут стать контракты жизненного цикла и концессионные соглашения. С другой стороны, муниципалитеты нередко сталкиваются с тем, что даже если им удалось сэкономить средства, то на следующий год регион «срезает» эту экономию. Вот и выходит, что десятки миллионов лампочек в стране горят там, где это не нужно, и эшелоны угля ежегодно сжигаются зря.

Что касается рисков внедрения умных технологий, ключевым, по мнению главы НАУРР, является нежелание управленцев при внедрении очередного модного решения просчитывать окупаемость проекта «на берегу». Например, в некоторых аптеках Москвы несколько лет назад установили роботов, которые быстро обслуживают клиентов, но по факту не приносят дополнительной выручки. Причина такой неэффективности банальна – из‑за большого количества аптек в шаговой доступности очередей в них нет.

– Автоматизация производственных процессов должна происходить поэтапно. Прежде всего, необходимо проанализировать, какова нагрузка на конкретных участках, и действительно ли стоит прибегать к помощи роботов и искусственного интеллекта. В этом плане наиболее выгодны проекты, связанные с расходованием ресурсов, когда нужно, образно говоря, «залатать дыры». Но чтобы узнать, на каком участке происходят потери, придется предварительно поставить счетчики, допустим, на водопроводные трубы. Тогда можно будет увидеть реальную картину и принять соответствующие меры, – поясняет эксперт. – Хороший пример использования возможностей промышленного интернета – предиктивный анализ авиационных двигателей, когда специальный датчик, уловив вибрацию в каких‑либо деталях, может предсказать, что через какое‑то время двигатель выйдет из строя. Подобные решения давно используют такие мировые гиганты, как General Eleсtriс, Rolls-Royse. Кстати, компания «Локомотивные технологии», обслуживающая по контракту с РЖД на аутсорсинге парк тепловозов, тоже начала устанавливать в тепловозах счетчики, позволяющие получать предиктивную аналитику и осуществлять ремонт по состоянию, а не по регламенту.



Неизбежный процесс

Справедливо возникает вопрос – кто будет работать на предприятиях будущего: люди или роботы? Тем более СМИ подогревают мнение, что с течением времени многие рабочие места исчезнут.
– Действительно, старые рабочие места постепенно исчезнут, как произошло в начале прошлого века, когда на смену гужевому транспорту пришла автомобильная отрасль и дала намного больше рабочих мест. Однако это произойдет не завтра: пожилые люди постепенно будут уходить на пенсию, а более молодые специалисты спокойно доработают на привычных технологиях, третьи же переучатся. Правда в том, что речь не идет о массовом переобучении – с внедрением роботов, систем удаленного контроля и мониторинга всего 15‑20 % людей, которые будут с ними работать, потребуется пройти переобучение. Вспомните, раньше бухгалтеры пользовались счетами, потом появились калькуляторы, а затем все перешли на Excel и 1C – таким образом, избавились от рутины, их работа стала физически более легкой и даже творческой. К тому же современные технологии позволяют принимать более умные, взвешенные решения, это неоспоримый плюс, – говорит Виталий Недельский. – Еще один пример – раньше конструкторы рисовали карандашом на ватманах, а сейчас используют системы автоматического проектирования, выполняя работу более качественно и быстро. При необходимости они могут обратиться к электронной библиотеке, а не тратить время на поиск информации в бумажных справочниках. В целом, технологическая эволюция избавляет людей от рутинных задач, тяжелых и опасных операций, дает им возможность заниматься более умными видами деятельности. При этом роботы и искусственный интеллект продолжают производить добавленную стоимость, приносить средства в бюджет страны, которые можно направить на переобучение или социальное обеспечение пенсионеров. Другое дело, что к процессу внедрения искусственного интеллекта нужно подходить комплексно – например, если завод сокращает рабочих и переходит на роботизированные технологии, то его руководство вместе с местными властями должны разработать специальные программы по трудоустройству и переобу­чению этих людей, чтобы они имели возможность реализовать себя. Тогда удастся избежать социальных волнений.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 10 (342) май 2018 года: