16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/294/4934238.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 10 (294) май 2016 года

Борис Каратаев: «Следующее десятилетие должно стать временем эффективности»

Электрические сети и сбыт Беседовала Ирина КРИВОШАПКА
Борис Каратаев

Десятилетний юбилей электросетевой компании – дата, когда первые ошибки роста уже пройдены, стартовые темпы достигнуты и можно говорить о том, возможны ли новые открытия.

Иркутская электросетевая компания получила в свое ведение довольно непростой регион – и по географии, и по техническому потенциалу.
Однако именно трудности заставили руководство компании изменить типичные подходы к работе и даже настроиться на определенные реформы, которые, несомненно, будут оценены другими сетевыми компаниями России. Об этом и не только мы побеседовали с генеральным директором ОАО «Иркутская электросетевая компания» Борисом Николаевичем Каратаевым.

– ОАО «Иркутская электросетевая компания» в этом году отмечает свой десятилетний юбилей. Расскажите, пожалуйста, о наиболее значимых этапах развития компании.

– Компания была образована 1 июня 2006 года. Сначала это было ООО «Иркутская электросетевая компания» как дочернее предприятие «Иркутскэнерго». С 2009 года мы работаем в статусе ОАО «Иркутская электросетевая компания». При этом начиная с 2006 года мы получили отдельные тарифы на передачу электро­энергии, установленные РСТ Иркутской области, – таким образом, мы не регулируемся Москвой, за исключением предельного уровня тарифов, которые устанавливает ФСТ России для всех субъектов Федерации.

Нынешняя ситуация такова, что на территории Иркутской области мы в числе крупных электросетевых компаний, владеющих линиями электропередачи всех классов напряжения, кроме 330 кВ. Через нас идет передача электроэнергии по трем ветвям, которыми мы связаны с ФСК: с запада это Красноярск – Тайшет, на востоке – БАМовский транзит, в сторону Бурятии – две линии 220 кВ и одна в габаритах 500 кВ до Гусиноозерской ГРЭС, плюс еще мелкие линии. Наша компания присутствует практически во всей Иркутской области, исключая север. Иными словами, вся генерация области плюс крупные тепловые станции включены в энергосистему через наши электрические сети.

– Включая Богучанское энерго-металлургическое объединение (БЭМО)?

– Да. По решению правительства в 2010 году была утверждена схема выдачи мощности Богучанской ГЭС по трем направлениям, включенным в Красноярский транзит. То есть все потребители, которые развивают производства на территории Иркутской области, технологически присоединены к нам.

– То есть можно сказать, что вы монополист в сетевом секторе данного региона?

– Не будем говорить о монополии, но, поскольку линии с классами напряжения 110 кВ и выше принадлежат нам, очевидно, что практически каждый потребитель подключается к нашим сетям. Отмечу, что помимо нас в регионе работает также такая электросетевая компания, как «Облкоммунэнерго», учредителем которой является правительство Иркутской области. Кроме того, областное правительство в свое время разрешило организовывать мелкие сетевые компании, в регионе их достаточно много – было 42, сегодня 31. Это те компании, которые организованы на базе сетей, принадлежавших небольшим владельцам, в том числе муниципальным образованиям.

При этом наш регион обладает такой особенностью: взаимоотношения с сетевыми компаниями у нас построены не совсем так, как везде, хотя элементы нашей схемы присутствуют и в других регионах России. Поясню. Единственным гарантирующим поставщиком в области, который работает с мелкими потребителями, является ООО «Иркутскэнергосбыт». Поскольку мелкие сетевые организации передают электроэнергию, закупленную для населения и мелкомоторного сектора «Иркутскэнергосбытом», мы в рамках взаимодействия с энергосбытовой компанией на передачу электроэнергии всей области имеем договоры уже с мелкими сетевыми организациями. Это так называемый «котел сверху»: «Иркутск­энергосбыт» платит нам за передачу электроэнергии, а мы платим сетевым организациям. Для нас это крайне неудобно, поскольку вся Россия работает по схеме «котел снизу», то есть мелкие сетевые компании за передачу электроэнергии конечным потребителям получают выручку от «сбытов», а затем платят «вверх», вышестоящей электросетевой компании. Естественно, они оплачивают ту часть электроэнергии, которая доставлена непосредственно до потребителя на розничном рынке.

– Тем не менее даже эти особенности деятельности не остановили вас в строительстве новых подстанций и линий, коих за десять лет было достаточно много?

– Безусловно. В рамках технологического развития за прошедшее время мы построили много крупных объектов, и самым значительным из них является ПС «Озерная» 500 кВ в схеме выдачи мощности Богучанской ГЭС. В ходе выполнения этой схемы была полностью модернизирована «сторона» 500 кВ ПС «Тайшет», в Шелехове построена ПС «Ключи» 500 кВ – это узловая подстанция, позволившая увеличить переток мощности с севера на юг примерно на 250 МВт, и в дальнейшем ориентированная на переключение линии электропередачи до Гусиноозерской ГРЭС на проектное напряжение 500 кВ. В Иркутске построена двухтрансформаторная ПС 2 по 250 МВА, которая решает проблемы электроснабжения Иркутска и ближнего Прибайкалья. Построены также шесть подстанций мощностью от 40 до 63 МВА, напряжением 110 / 220 кВ, и др. В настоящее время продолжается модернизация отдельных участков кабельных сетей и в городах, и в сельской местности с применением современных технологий – кабелей с изоляцией из сшитого полиэтилена.

Очень много внимания мы уделяем энергосбережению: примерно две трети потребителей установили модернизированные схемы учета электроэнергии, объединенные в систему АСКУЭ-сбыт.

Кроме того, мы реконструируем старые подстанции. В частности, обновили оборудование на подстанции 500 кВ «Иркутская», на ПС «Шелехово», которая является центром питания для Иркутского алюминиевого завода, на Братском переключательном пункте 500 кВ, полностью модернизировали ПС «Лена». С 2009 года на реализацию программ по модернизации мы потратили около 4 миллиардов рублей.

– ОАО «Иркутская электросетевая компания» входит в группу компаний «ЕвроСибЭнерго», владеющей 52 процентами акций ИЭСК, 47 процентов акций принадлежит «РусГидро», оставшаяся часть – миноритариям. Как у вас складываются взаимоотношения с управляющей компанией?

– Практически до текущего года «ЕвроСибЭнерго» управляло финансовыми потоками, контролируя и техническую политику. Однако после принятия решения о том, что «ЕвроСибЭнерго» будет также заниматься и операционными процессами, в структуре группы началась перестройка всех взаимоотношений. Сейчас мы совместно работаем в этом направлении, и пока нет ни одного повода усомниться в нашем хорошем взаимодействии.

– К слову о взаимоотношениях: учитывая, что многие компании сократили свои инвестпрограммы, отчасти заменив новое строительство модернизацией, были ли у вас такие корректировки со стороны управляющей компании?

– Вы же понимаете, что любая сетевая или генерирующая компания составляет на год бизнес-план, который является руководством к действию. Прежде чем бизнес-план попадет на утверждение совета директоров, его рассматривают комитеты – по бюджету, стратегии, инвестициям, технологическому присоединению. Безусловно, вносятся корректировки. Но, поскольку мы являемся одной из крупнейших региональных компаний, то в некотором смысле имеем определенные преференции – для сравнения: по объему оборудования ИЭСК составляет 30 процентов аналогичного потенциала МЭС Сибири. Добавлю также, что перед разработкой инвестпрограмм проводится корректировка областных программ и схем развития сетей, на основании которых мы верстаем долгосрочные пятилетние программы инвестиций, которые потом согласовываем с Минэнерго РФ. И только документы, прошедшие столь подробную экспертизу, могут быть основой тарифов на передачу электроэнергии.

Наша программа была принята в 2011 году, и с учетом ежегодных корректировок в 2017 году она завершится и мы начнем верстать новую пятилетнюю программу.

– Были ли сокращены планы по новому строительству в пользу модернизации?

– Корректировки – да, но процент их был небольшой, только там, где это оправданно, ведь зачастую мы строим новые объекты, рассматривая множество аспектов их расположения: доступность, минимизацию потерь, возможность загрузки в течение трех лет. В противном случае мы занимаемся модернизацией.

– На сегодняшний день в составе вашей компании – пять филиалов в Восточной Сибири. Иными словами, ваша деятельность распространяется на один из самых крупных регионов России. При этом понятно, что эти территории различаются и по географическим особенностям, и по техническому состоянию сетей, и по планам развития. Как вы можете ранжировать эти филиалы по степени сложности или необходимости более пристального внимания со стороны руководства?

– По географии филиалы делятся следующим образом. Филиал «Южные электрические сети» включает Иркутск до границы с Бурятией на юге области, на север до Ангарска и плюс половину Иркутского района в сторону города Шелехово и Байкала; этот филиал располагает линиями с классом напряжения 0,4 / 500 кВ. Филиал «Восточные электрические сети» базируется в Иркутске, но его подразделения находятся в восточной части области. Этот филиал – самый непростой, потому что на линиях класс напряжения заканчивается 110 кВ, и пока нет ни одного объекта напряжением 220 кВ, хотя в ближайшие три-четыре года два таких объекта там появятся. Я не случайно начал с этих филиалов – сегодня развитие областных сетей тяготеет к центру региона, характеризующемуся максимальным строительством нового жилья, близостью к Байкалу, менее суровым климатом и возможностями для переезда жителей из более отдаленных районов. Кроме того, в рамках правительственных инициатив ожидается объединение городов – спутников Иркутска, Ангарска и Шелехова, в единый городской округ. Естественно, это коснется и коммуникаций.

Следующий филиал – «Центральные электрические сети» базируется в Ангарске и имеет линии напряжением 0,4 / 500 кВ. Самый главный объект филиала – ПС «Иркутская», таких подстанций, пожалуй, в России больше нет. Она уникальна тем, что питает местное предприятие по обогащению урановой руды, к ней же подключены три генерирующих источника – ТЭЦ-10, ТЭЦ-9 и ТЭЦ-1, которые занимаются теплоснабжением Ангарской нефтяной компании. У этого филиала есть еще одна особенная подстанция в одном из поселков, на линии которого работает устройство продольной компенсации для повышения предела передаваемой мощности по линии 500 кВ.

Филиал «Западные электрические сети» – это город Тулун, центр угольной промышленности области, где сконцентрировано наибольшее количество разрезов. Этот филиал имеет подстанции 04 / 500 кВ. Еще одна ПС – «Новозиминская» – построена при комбинате «Саянхимплат», выпускающем химическую продукцию.

«Северные электрические сети» в городе Братске обслуживают БАМовский транзит, этот филиал практически не имеет распределительных сетей 10 / 0,4 кВ, эксплуатируя в основном сети высокого напряжения.

Итак, во всех филиалах примерное разделение по объемам находится в одинаковых пределах – от 40 до 50 тысяч условных единиц. Филиалы разделены по территориальному признаку и выполняют свою работу.

– Достаточно ли, на ваш взгляд, государственного внимания уделяется сетевому комплексу Восточной Сибири, ведь по соседству с вами дальневосточный регион уже обеспечен государственными программами, например по созданию ТОРов. Возможна ли такая схема в вашем регионе?

– Государство развивает сеть в сторону БАМа, пожалуй, в этом главное участие. Дело в том, что на территории Иркутской области отсутствуют сети высокого напряжения, которые принадлежат государственным структурам. Для того чтобы развивать БАМ, увеличивать грузоперевозки по РЖД, правительство приняло решение и дало указание ФСК строить в Усть-Куте ПС 500 кВ, куда придут линии со стороны Усть-Илимской ГЭС и Братской ГЭС. Отсюда же уйдут линии до Нижне-Ангарска, где ФСК построит ПС 500 кВ и линии 220 кВ, идущие к БАМу, они будут питаться от этой подстанции. Второе развитие сетей связано с нефтегазовой отраслью, поскольку по Иркутской области построены газопроводы и нефтепроводы, вдоль которых нефтяники возводят сети 110 кВ и подключаются к нашим подстанциям. Пока неясно, но проект «Ковыкта» входит в государственную программу по обеспечению Дальнего Востока, и в смету строительства газопроводов включены сети вдоль газопровода для питания насосно-перекачивающих станций.

Стоит отметить, что когда государство рассматривает схемы и программы развития энергетики Иркутской области, все министерства участвуют в этом процессе, и там, где необходимо развивать какие‑то месторождения, это включается либо в нашу инвестпрограмму, либо в планы ФСК. Что касается ТОРов, то в Иркутской области такая территория утверждена премьер-министром РФ в городе Усолье-Сибирское на основе существующего химического производства со своим энергоснабжением.

– Очевидно, что нефтяники и газовики не испытывают проблем с подключением к линии. А как другие новые потребители? В России все еще есть проблема бюрократических проволочек в этом вопросе со стороны электросетевых компаний. При этом очевидно, что не всегда есть технические возможности подключения. Есть ли у вас такие проблемы и как вы их решаете?

– Проблем с подключением нет. Есть отдельные места, где сложно и дорого подключить. У нас, как и во всей России, установлен тариф на подключение – потребитель может выбрать: либо строить сети самому, либо платить за технологическое присоединение по утвержденным тарифам. На территории области самые нерешенные проблемы с подключением – у садоводств, сети которых находятся в плачевном состоянии. Пока у области не хватает сил обеспечить все садоводства сетями, единственное, что есть, – это областная программа по улучшению дорожной сети к садоводствам, хотя она не предполагает электроснабжения.

– Есть и еще одна проблема локального характера, которая, однако, влияет на общую работу системы. Известно, что в «Восточных электрических сетях» резерв трансформаторной мощности на подстанциях исчерпан. Установленная мощность трансформаторов растет меньше, чем нагрузка на линии, – за счет подключения новых потребителей. В период низких температур был зафиксирован перегруз основного оборудования, случились аварийные отключения. Идет ли речь просто о невнимании руководства региона? Какие действия вы предпринимаете по решению этого вопроса и многих аналогичных в других филиалах?

– В отдельных районах – да. Но что значит исчерпан? Трансформаторные мощности загружены на 80 процентов. В целях усиления эффекта мы реализовали проекты по восточным сетям в Восточном районе, прилегающем к Иркутску с востока, и начали реализовывать схему второй зоны – от Иркутска до Байкала. Там есть и поселки, где развивается жилищное строительство на выделяемых государством землях. В этом районе разработана схема перспективного развития сетей, мы в ближайшее время вынесем их на рассмотрение инвесткомитета, затем приступим к реализации проекта.

Кстати, самые большие проблемы сетевиков связаны с согласованием размещения объектов, особенно на землях сельхозназначения, которые находятся в частных руках. Бывает, мы согласовываем объект по два – два с половиной года.

Кроме того, российским правительством принято решение о том, что любой объект, который строится в радиусе 200 километров от Байкала, должен пройти экологическую экспертизу. Это дает дополнительный срок на этапе согласования в три месяца.

– Считаете ли вы, что необходимо законодательно «исправить» эту ситуацию?

– Правительство Иркутской области обратилось в правительство России с тем, чтобы постановление о вводе байкальской экологической экспертизы было дифференцировано, потому что, безусловно, есть объекты, которые не приносят вреда окружающей среде, но без экспертизы Стройнадзор не дает разрешения на их строительство, а мы потом не можем ввести объект. К сожалению, обращение правительства области было направлено в прошлом году, но пока решения нет.

– Нынешняя ранняя весна серьезно осложнила работу энергетиков. На электрических сетях было зафиксированы несколько отключений линии ввиду штормовых явлений. Планируете ли вы заранее мероприятия по ликвидации последствий таких ситуаций, учитывая, что географические условия Восточной Сибири довольно сложны?

– На территории области в течение месяца были сильные ветры – с 15 апреля по середину мая, дважды ветер превышал скорость 20 метров в секунду, доставив немало хлопот и потребителям, и сетевикам. На сегодняшний день мы внедряем комплекс мероприятий по сокращению количества аварийных отключений: чистку просек до нормативных значений, перевод сетей на бетонные опоры и самонесущие изолированные провода и др. Мы научены горьким опытом, и правительство области приняло постановление при порывах ветра более 15 метров в секунду предварительно кратковременно отключать линию электропередачи. В этом случае потребители на два часа остаются без электричества, но зато не на сутки и более, когда приходится ликвидировать аварийные ситуации. Подчеркну, что отключения этих линий согласованы с администрацией региона, но социальных объектов в зоне действия сети нет.

– Какие инновационные решения и технологии применяются на объектах ИЭСК?

– Мы применяем кабели с изоляцией из сшитого полиэтилена, что значительно увеличило надежность кабельной сети и энергоснабжения потребителей. Кроме того, у нас было очень много кольцевых сетей, на участках которых много потребителей, а теперь мы переходим на радиальную схему электроснабжения. Мы стали широко применять устройства компенсации реактивной мощности, чтобы приблизиться к потребителям, снизить перетоки реактивной мощности по линиям, чтобы дать возможность передать больший поток активной энергии. Мы применяем реакторы УШР на 500 кВ, которые отслеживают режим сетей и производят автоматическую регулировку напряжения. Развиваем устройства противоаварийной автоматики – это совместное решение с системным оператором – СДУ, ОДУ Сибири, наше РДУ: на линиях 500 кВ мы практически повсеместно монтируем однофазное автоматическое повторное отключение.

Помимо этого, мы переходим на элегазовое оборудование, заменяя масляные выключатели, которые, как правило, ненадежны. Есть системная автоматика отключения нагрузки. Иркутская область, в отличие от других областей, в свое время располагала большим количеством электрических котельных, в частности в Иркутске их было шесть. После перехода на рыночные отношения электричество стало дорогим. Электрокотельные были закрыты, но остались подключенными к системной автоматике нагрузки для того, чтоб задействовать их во время аварийных отключений. И сейчас мы разработали новую систему отключения автоматики нагрузки для мелких потребителей – технологический процесс не нарушается, потребители не страдают. Иными словами, мы своей работой показываем, что предел передаваемой мощности увеличивается не строительством дополнительных линий, но вводом в работу устройств противоаварийной автоматики.

Мы применяем на своих объектах все, что есть нового. В частности, провода с повышенной пропускной способностью. Это провода и нашего производства, и первый опыт использования американского провода, который в два-три раза увеличивает передаваемую мощность. Эти провода очень эффективны там, где существует только одна линия и нельзя построить вторую. Еще одной новацией является то, что мы пере­шли на чистку просек машинами, которые перерабатывают дерево в щепу. Хотя, к сожалению, аграрии пока этого не оценили.

– Вы входите в новое десятилетие своей работы. Какие планы и новые проекты вы намерены реализовать на ближайшие годы?

– Следующее десятилетие должно стать периодом эффективности. Поясню подробнее, за счет чего это будет достигнуто. Первое: мы планируем делать большие объемы меньшим количеством людей, при этом не будем сокращать сотрудников, а просто вводить новые объекты с увеличенной производительностью труда, минимальным участием людей при вводе новых объектов и использованием необслуживаемого или малообслуживаемого оборудования. Второе: мы развиваем нашу производственную систему (РПС), или, по‑старому, рационализацию рабочих мест, времени, техники. В прошлом году от реализации мероприятий по РПС мы получили порядка 150 миллионов рублей экономического эффекта при затратах на эти мероприятия около 40 миллионов рублей. Третье: мы стремимся к минимизации потерь за счет работы с потребителями и сбытовыми компаниями напрямую, путем грамотного учета электроэнергии. Не будет учета – не будет эффективности. Безусловно, все это предполагает дальнейшее развитие сетей, которые позволят обеспечить регион нашего присутствия надежными поставками электроэнергии и будут способствовать наращиванию темпов нашей деятельности.

Борис Каратаев: «Следующее десятилетие должно стать временем эффективности»

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 10 (294) май 2016 года: