16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/198/14035.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 10 (198) май 2012 года

Воровство хуже Чернобыля

Власть Антон КАНАРЕЙКИН

На фоне проблем нашей страны в последние годы приятно звучали новости о строительстве новых атомных станций в России. «Росатом» выглядел идеалом госкорпорации. И тем неприятнее сейчас слышать о коррупционных скандалах, которые затрагивают верхушку руководства этой компании.

На словах в госкорпорации решительно борются с коррупцией. На официальном сайте «Росатома» есть специальный раздел, где изложена политика корпорации и практические шаги по предотвращению коррупции, воровства и прочих махинаций. Как заявляется, целью программы является предотвращение и снижение ущерба от рисков хищений активов корпорации и как следствие – повышение конкурентоспособности корпорации. Для этого «Росатом» внедрял систему общественного контроля и проводит регулярные проверки хозяйственной и финансовой деятельности предприятий. Кроме того, как сообщает нам сайт госкорпорации, «программа «Росатома» включает меры по пропаганде честного поведения, направленной на создание обстановки полной нетерпимости к любому жульничеству и мошенничеству. Предусмотрено проведение специальных тренингов для сотрудников предприятий отрасли, а также внедрение системы вознаграждений, в том числе и материальных, для тех, кто своим сообщением помог пресечь преступление». Любой работник госкорпорации «Росатом», воспользовавшись «горячей линией», может позвонить, узнав о неблаговидных действиях своих сослуживцев и начальников.

Прочитав такое, казалось бы, можно выдохнуть – хоть где‑то в России справились с воровством. Увы, всё не столь радужно.

Например, с прошлого года в Главном управлении МВД по Центральному федеральному округу расследуется уголовное дело против бывшего заместителя гендиректора госкорпорации Евгения Евстратова, подозреваемого в хищении 50 миллионов рублей бюджетных денег, выделенных на строительство корпоративных объектов. И это не единственное дело, в котором фигурируют чиновники из «Рос­атома». Всего на основании проверок в 2010‑2011 годах было уволено сорок семь руководителей отраслевых предприятий и топ-менеджеров компании, а документы еще на двенадцать человек переданы в правоохранительные органы.

Так, на днях Следственный департамент МВД завершил расследование дела против бывших сотрудников госкорпорации «Рос­атом», связанного с закупкой по завышенным ценам контейнеров для перевозки радиоактивных отходов. По версии следствия, генеральный директор входящего в корпорацию ФГУП «РосРАО» Алексей Вотяков совместно с исполнительным директором предприятия Максимом Беляевым, в два с половиной раза завысив стоимость закупаемого оборудования, похитили треть из бюджетных ассигнований, выделенных на его закупку, чем нанесли госкорпорации ущерб в размере 150 миллионов рублей.

Как поясняют в МВД, контракт на поставку спецконтейнеров Вотяков и Беляев от имени своего ФГУПа в декабре 2010 года заключили с ЗАО «НТЦ «Экспертцентр». Эта фирма несколько лет поставляла госпредприятию различное оборудование. Контракт, сумма которого составила 450 миллионов рублей, предусматривал закупку 750 спецконтейнеров (всего ФГУП планировал закупить у ЗАО в рамках программы модернизации подвижного состава 2 тысячи штук таких спецконтейнеров).

Однако после первой поставки деталями соглашения заинтересовались сотрудники службы безопасности «Росатома»: они обратили внимание на высокую стоимость контейнеров. В ходе внутреннего расследования сотрудники службы безопасности пришли к выводу, что стоимость действительно была завышена, и передали материалы проверки в правоохранительные органы. Было возбуждено уголовное дело, а Вотяков и Беляев были уволены со своих постов.

В «Росатоме», впрочем, уверяют, что сокрушаться не о чем, как раз наоборот – это результат целенаправленной внутренней работы по противодействию коррупции, которая проводится в госкорпорации. Однако тогда как быть со все новыми делами?



В «русской Фукусиме» будет виновата коррупция

Проблема даже не в том, что «атомный ренессанс» может не состояться из‑за банального воровства. Проблема в том, что «Росатом» это не та компания, про которую можно сказать – «ну, что же, и там воруют», и махнуть рукой. Уж больно велика цена может быть у коррупции в «Росатоме». В вопросах строительства и эксплуатации АЭС мелочей не бывает, уж Чернобыль‑то должен был этому научить. Однако похоже, что некоторые руководители «Росатома» живут по принципу «после нас – хоть потоп».

Между тем дело действительно серьезное. Так, в прошлом году на строящейся Балтийской АЭС трое руководителей были уволены за нарушения конкурсных процедур. На площадке строительства Ленинградской АЭС-2 было выявлено завышение стоимости градирен (сооружений для охлаждения воды, используемой в энергоблоках АЭС). В СМИ приводились факты, касающиеся закупок технологического оборудования для градирен четвертого энергоблока Калининской АЭС и второй очереди Ленинградской АЭС. Говорилось о том, что в последнее время закупка оборудования для АЭС производится вне тендеров, что противоречит закону.

При этом поясняется, что специально изданный руководящий документ – РД ЭО 1.1.2.05.0697‑2006, принятый в 2007 г. концерном «Росэнергоатом», позволяет подбирать оборудование без проведения тендера – исключительно по решению проектной организации.

И, например, если при закупках оборудования для первой и второй градирен Калининской АЭС в 2005 году проводился полноценный конкурс по выбору поставщика по критериям эффективности, пожаробезопасности, долговечности эксплуатации, стоимостным показателям и обеспечения гарантийных обязательств, то закупки для третьей и четвертой градирен проводились вне тендера, а поставщиком для них было определено ООО «Экотэп», что может отрицательно сказаться на безопасности станции. Не стоит также забывать о частичном обрушении стены реакторного блока на ЛАЭС-2.

Подобные факты можно найти и по другим строящимся атомным станциям. Например, как пишет сайт экоток.рф, при строительстве Нововоронежской АЭС-2 допускаются грубейшие нарушения технологии строительства, поставляемые стройматериалы и оборудование не соответствуют ­ГОСТам, а часть стройматериалов и оборудования – б/у и без документов. Так что проблема носит системный характер.



Яблочко от яблони

Стало известно, что объем средств федеральных компаний на счетах в Саровбизнесбанке вырос за сентябрь примерно на треть. Тут стоит напомнить, что до конца 2011 года 50,09 процента Саровбизнесбанка находилось в собственности Владимира Кириенко – сына руководителя «Росатома».

По объему средств федеральных компаний на 1 октября 2011 года региональный Саровбизнесбанк входил в десятку лидеров. Все эти федеральные компании – прежде всего, предприятия «Росатома». Так, в Нижнем Новгороде, где базируется бывший банк Кириенко-младшего, расположены две «дочки» «Росатома»: ОАО «ОКБМ Африкантов» и ФГУП «Научно-исследовательский институт измерительных систем им. Ю. Е. Седакова». Еще две – неподалеку, в Сарове: ФГУП «Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики» и ОАО «Технопарк-Технология». Сам банк в годовом отчете за 2010 год признается в тесных отношениях с «Росатомом»: «Объем кредитования промышленных предприятий и научно-исследовательских институтов сохранился на уровне 2009 года и составил более 800 миллионов рублей. Основными заемщиками в научно-промышленном секторе стали НИИ госкорпорации «Росатом», предприятия приборостроения и производители продуктов питания». Предприятия «Рос­атома» уверяют, что обращаются в этот банк, так как он предоставляет лучшие условия.

После того как Владимир Путин раскритиковал энергетиков, в списках аффилированных лиц Саровбизнесбанка доля Кириенко-младшего сократилась с 50,09 процента до 0. Но «ложки нашлись, а осадочек остался». Уверен, что талантливый банкир Владимир Кириенко не пропадет, а вот за будущее отечественной атомной энергетики тревожно.


P. S. 16 мая, в день сдачи номера в печать, на сайте fontanka.ru сообщили, что в «Атомэнергопроекте» (Санкт-Петербург) идет обыск. В Главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД этот факт подтвердили. «Мы участвуем в оперативном сопровождении уголовного дела, но пока рано что‑либо говорить, изъятые материалы покажут», – заявили в пресс-службе управления.

Воровство хуже Чернобыля
От редакции. После критических публикаций к нам в редакцию поступают вопросы: кто «заказал» такой материал? Ответ прост: никто. Тема была признана редакцией интересной, после чего журналист получил соответствующее задание. Мы осознаем, что объективности ради должны дать слово и представителям «Росатома». К сожалению, запрос нашего журналиста остался без ответа. Но мы по-прежнему готовы предоставить газетную площадь всем заинтересованным лицам.



МНЕНИЕ

Генри Резник, глава Адвокатской палаты Москвы:


– Экс-министр атомной энергетики Евгений Адамов стал жертвой роковых обстоятельств. Шел 1993 год, наши банки лопались как мыльные пузыри. Адамов, возглавлявший в те годы НИКИЭТ (Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Н. А. Доллежаля), открыл счет в зарубежном банке на свое имя – с тем чтобы выделенные США деньги на научные разработки в России уж точно дошли до адресатов. Американцы в 2005 году за этот факт ухватились, обвинив его в хищении 9 миллионов долларов. Между тем было доказано, что все деньги со счета Адамова действительно напрямую шли на оплату работ, проведенных сотрудниками НИКИЭТа.

Адамов – физик-ядерщик с мировым именем, очень независимый человек, государственник. Его идеи – АЭС в Бушере, необходимость атомного сотрудничества с Китаем и прочее – действительно очень не нравились американцам. Да, он угодил в нашу «Матросскую тишину», но эта история напрямую связана с американской. Адамова заманили в Швейцарию якобы для дачи свидетельских показаний по факту ареста банковского счета дочери. Когда он туда приехал, то его арестовали по запросу американцев об экстрадиции. Уму непостижимо, как наши могли выпустить такого человека за границу без дипломатического паспорта, гарантирующего неприкосновенность! Обладатель сверхсекретов оказался под ударом американской спецслужбы. Знаете, кто подписал запрос об экстрадиции Адамова? Лично госсекретарь Кондолиза Райс и глава Минюста США Альберто Гонсалес.

Наше руководство решило вышибать клин клином: в ответ на несостоятельное американское обвинение выставили собственное, еще более несостоятельное. Срочно реанимировали дело 2000 года, давно закрытое в отношении членкора РАН, директора Троицкого института инновационных и термоядерных исследований Вячеслава Письменного и главы «Техснабэкспорта» (ТСЭ) Ревмира Фрайштута по статье «злоупотребление полномочиями», и пристегнули к нему Адамова. Избрали меру пресечения в виде содержания под стражей, направили запрос в швейцарскую тюрьму. Полгода шли судебные разбирательства, в конце концов федеральный суд Швейцарии постановил, что Адамова по запросу американцев задержали незаконно. Кстати, наша Генпрокуратура презентовала все так, будто российский запрос был признан более обоснованным. Ничего подобного: Адамов сам дал согласие на возвращение в Россию, самостоятельно купил билет на чартерный рейс и вернулся в Москву без всякой охраны. Но прямо у трапа на него надели наручники и препроводили в «Матросскую тишину».

Что делать дальше? Обвинение‑то предъявили! Россия оказалась в дву­смысленном положении: была развязана шумная кампания в прессе – мол, коррупционера прикрывают. Но само по себе дело юридически было абсолютно нелепым. Суть в следующем: при предшественнике Адамова Викторе Михайлове был заключен кабальный договор между Россией и российско-американским СП по утилизации ядерных отходов, совершенно невыгодный России. Адамов, став министром, эту схему поломал, насолив очень многим и у нас, и в США.

Когда обанкротился один из главных американских совладельцев СП, его акции были выставлены на аукцион в Швейцарии. Россия не могла их купить напрямую, поскольку в аукционе вправе были участвовать только частные компании. Адамов обратился к Письменному, у которого был в США сходный бизнес. Тот выкупил акции, став владельцем контрольного пакета. В компанию был введен представитель нашей госорганизации (ТСЭ), и если до этого Россия ни копейки со сделок через это СП не получила, то тут потекли изрядные дивиденды, и прибыль Письменный направлял на развитие своего института. Адамову ни доллара, ни рубля не перепадало. Обвинение же, которое было выдвинуто нашей прокуратурой против него и Письменного, выглядело просто непристойным: им вменялось в вину хищение акций СП путем покупки на открытом зарубежном аукционе! Более того, эти акции никогда не принадлежали российским акционерам. Какой‑то юридический бред.

Адамов в тюрьме, а ему уже под семьдесят. В конце концов мне с огромным трудом удалось его освободить под подписку о невыезде – до Верховного суда дошел. Но, как оказалось, ненадолго. Замоскворецкий суд опять вернул Евгения Олеговича за решетку, осудив к пяти с половиной годам реального лишения свободы. Полагаю, Адамов был обязан таким жестким приговором самому себе.

По счастью, мне удалось добиться изменения меры наказания в городском суде. Как правило, адвокат не должен трубить о том, что убежден в невиновности подзащитного, – он не был ни очевидцем, ни соучастником произошедшего. Корректно говорить так: вина подзащитного не доказана. Но в случае с Адамовым с правовой точки зрения ситуация была абсолютно ясной: речь шла об отсутствии преступления.

Примерно в то же время развалилось и американское обвинение. Питсбургский судья Морис Коухилл написал в заключении: «Евгений О. Адамов – выдающийся специалист в области ядерной энергетики, своими действиями обеспечил реализацию договора и доведение всех средств до исполнителей». Великое все же дело – независимый суд!

По материалам журнала «Итоги»


Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 10 (198) май 2012 года: