16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/147/11331.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (147) апрель 2010 года

Валентин Иванов: «Невыполнение требований закона вполне вероятно»

Тема номера Беседовала Ольга МАРИНИЧЕВА

В конце ноября минувшего года Россия наконец получила закон об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности.

Работа над законом вызвала множество споров, надежд и критических замечаний. Говорить о революционном значении закона слишком рано – в первую очередь, потому, что его практическое применение требует множества подзаконных актов, которые только предстоит принять. Так считает Валентин Иванов, руководитель рабочей группы по энергоэффективности и возобновляемым источникам энергии Комитета по энергетической политике Российского союза поддержки предпринимателей (РСПП), участвовавший в обсуждении знаменитого закона в рамках РСПП и Госдумы.



Плюсы и минусы закона

– Новый закон, еще не вступивший полностью в силу, вызывает самые различные оценки – от «начала революции в энергосбережении» до «декларативного документа». Как вы считаете, какие составляющие закона можно назвать безусловно позитивными, какие нуждаются в дальнейшей проработке или вызывают дополнительные вопросы? Какие составляющие закона будут работать лишь после принятия дальнейших подзаконных документов, содержание которых еще предстоит оценить?

– На практике никакой закон, тем более связанный с техникой, не может работать без подзаконных актов, которые детально определяют процедуры, параметры и иные требования, попадающие в поле закона. При изменении внешних условий такие подзаконные акты гораздо легче изменить, адаптировать к новым условиям, чем закон. Эксперты полагают, что обсуждаемый нами закон должен опираться примерно на 50 таких актах. Пока доступны для обсуждения 12 подзаконных актов, четыре из них приняты правительством в качестве постановлений. Поэтому ответить достаточно полно на ваш вопрос можно только после принятия всей совокупности документов, относящихся к этому закону. И все‑таки я попробую дать несколько комментариев на этот счет.

К сожалению, в законе не прописаны принципы управления процессом энергоресурсосбережения. В результате в России до сих пор нет четкой структуры управления ни на федеральном, ни на региональных уровнях. Ответственность за действия разделена, самое меньшее, между четырьмя министерствами: Мин-энерго, Минэкономразвития, Минпромторгом, Минрегионразвития, поэтому взаимодействовать придется со всеми, будут бесконечные согласования, и непонятно, с кого спрашивать за результат. Образованное Российское энергетическое агентство (РЭА) пока не имеет достаточных полномочий, чтобы быть полностью ответственным за все, что касается энергоэффективности.

Второй минус: при очень детальной регламентации в статье 13 порядка установки приборов учета в законе совершенно упущены вопросы метрологического обеспечения и замены таких приборов. Практика показывает, что стоимость и сложность этих операций съедают появляющуюся экономию от учета горячего и холодного водоснабжения и тепла для семей с составом менее четырех человек.

Третий минус: закон не решает вопросов статистики. Скорее всего, эту задачу не решит и внедрение энергетических паспортов, так как в условиях динамичного изменения структуры производств (слияние, разделение, преобразование предприятий) информация, полученная после энергетического обследования, будет постоянно не соответствовать истинному состоянию дел. Более надежный, на мой взгляд, способ – получение данных о макропоказателях и региональных дифференцированных данных с помощью государственных статистических инструментов.

Недостаточно используются в законе и стимулирующие энергосбережение налоговые инструменты, хотя в мировой практике налоговые льготы (или, наоборот, повышение налогов) являются одним из основных принципов регулирования в области энергоресурсосбережения. Все это – только часть замечаний, которые вызывает чтение закона, но для того, чтобы оценить его плюсы и минусы в полной мере, необходимо ждать принятия полного пакета документов.



Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения?

– Насколько возможен, по вашему мнению, вариант, при котором требования закона об энергосбережении, по крайней мере, его отдельные положения будут выполняться лишь формально? Хватит ли времени, сил, специалистов (особенно в регионах) для того, чтобы внедрить предписанные законом новые требования к указанному сроку? Хватит ли ресурсов для того, чтобы разработать муниципальные программы энергосбережения, тем более что времени на это осталось не так уж много? Насколько четко прописаны источники финансирования, за счет которых будут осуществляться эти новшества?

– На мой взгляд, невыполнение требований закона вполне вероятно – как в производственном секторе, так и в секторе государственных и муниципальных учреждений. Начнем с того, что уже сейчас серьезно нарушаются установленные постановлением правительства сроки выполнения мероприятий, направленных на обеспечение выполнения закона.

До сих пор не утверждена Государственная программа энергосбережения, хотя все согласования уже состоялись. Министерство финансов существенно уменьшило (точнее, урезало практически полностью) бюджетную составляющую финансирования. А без финансирования из бюджета невозможно выполнить некоторые положения закона – например, те, что касаются субсидий для регионов, представивших эффективные программы по повышению энергоэффективности.

Далее, в перечне мероприятий указаны сроки представления региональных, муниципальных и корпоративных программ по повышению энергоэффективности – август 2010 года, при этом энергетические обследования должны быть завершены до конца 2012 года. Если это требование будет сохранено, программы будут просто формальной отпиской, и первым пунктом программ энергосбережения станет обязательство провести энергетические обследования. Конечно, ряд передовых регионов, таких, как Татарстан, Свердловская, Челябинская области и другие, в которых проводились качественные энергетические обследования, возможно, представят добротные программы. Но основная масса регионов, муниципальных образований, корпораций сделать этого физически не смогут.

Еще один фактор риска – отсутствие достаточного количества компаний, которые могут производить энергетические обследования в полном соответствии с требованиями энергетических паспортов (такие требования пока тоже отсутствуют).

Что нужно сделать для того, чтобы требования закона перестали быть формальными? Во-первых, России нужны специалисты в государственных и муниципальных органах власти или специализированные организации, способные оценить уровень представляемых программ по повышению энергоэффективности и результаты их реализации. Во-вторых, нам потребуются специалисты в государственных и муниципальных органах власти или специализированные организации, способные оценить уровень предлагаемых решений по энергоэффективности при проведении тендеров на государственные или муниципальные заказы. В-третьих, нужны специальные органы инспекции, способные осуществлять контроль за оборотом запрещенных к использованию энергопотребляющих приборов, начиная с таможни и кончая торговыми предприятиями и ремонтными мастерскими. И наконец, крайне необходимы специалисты, способные оценить и верифицировать данные, представленные в энергетических паспортах, оценить содержание мероприятий по энергосбережению в многоквартирных домах и так далее.

Пока все это в нужном количестве и качестве отсутствует.

Нет ясности и с источниками финансирования всех необходимых мероприятий. Наиболее подходящие механизмы финансирования энергосберегающих проектов, такие, как перформанс-контракты (договоры на внедрение энергосберегающих технологий), налоговые льготы или энергетический налог, в российском законодательстве и практике отсутствуют.



Кому выгодно?

– Насколько сами энергетики заинтересованы во внедрении энергосберегающих мер? В том числе компании, прибыль которых зависит от объема затрат, иными словами, от энергорасточительности?

– Конечно, без специальных финансовых инструментов никакой заинтересованности у энергогенерирующих и энергосбытовых компаний нет. Надо честно признать, что в подавляющем числе случаев эти компании объективно не могут поддерживать политику энергосбережения. И объем генерируемых мощностей, и география их размещения достались этим компаниям по наследству от расформированной энергетической монополии. Предположим, они добьются успехов в энергосбережении, но куда сбывать освободившуюся энергию? Это значит, что программы энергосбережения должны быть сбалансированы со строительством новых объектов энергопотребления. Естественно, разговор не идет о потерях при транспортировке и преобразовании энергии. Такие потери, безусловно, должны быть сведены до достижимого минимума.

Первый вариант закона, действительно, был совершенно неприемлем. Что касается принятого закона, то в целом, как считают эксперты, он может эффективно работать, если весь комплект подзаконных актов будет добротно разработан. Правда, институт саморегулируемых организаций в стране, на мой взгляд, пока разработан недостаточно. Вопросы вызывает и имеющийся на сегодняшний день опыт применения саморегулируемых организаций – особенно в строительстве, где создание СРО привело к дополнительным затратам для подрядных организаций, проявлениям коррупции. Поэтому оценивать роль СРО в организации энергетических обследований пока рано. Необходимо детально определить процедуры, проводящиеся при энергетическом обследовании, необходимое методическое и приборное обеспечение, требования к достоверности энергетических паспортов, тогда будут надежнее результаты.

– Мы говорим о вопросах и рисках, связанных с переходом от лицензирования к саморегулированию в энергоаудите и не только в нем. Насколько полно, на ваш взгляд, прописана в законе ответственность за проведение энергетических обследований, требования к профессионализму выполняющих эту работу специалистов?

– Собственно в тексте закона эти требования практически не прописаны. Это задача, которая будет выполнена при разработке соответствующих подзаконных актов. Требования будут меняться в зависимости от объемов исследований, изменения технологий, аппаратурного обеспечения, поэтому закон может давать только общие подходы. Но эти обобщенные требования вряд ли пригодятся на практике.

– Новый закон предусматривает новые, более жесткие требования, связанные со снижением энергозатрат, с энергетическими характеристиками продающихся на внутреннем рынке товаров. Кто из субъектов применения закона может выполнить эти требования, кто, скорее всего, окажется в выигрыше?

– Начнем с того, что пока таких требований к оборудованию (технологиям) не существует. Их не так просто разработать и внедрить. При одном и том же оборудовании интегральные энергозатраты на конечную продукцию в Мурманске и Краснодаре будут различными, и не факт, что эти показатели будут связаны именно с характеристиками оборудования. Только тщательное энергетическое обследование покажет истинный результат. Крупные частные корпорации сами разберутся с энергосбережением.

Больше всего нуждаются в энергетическом обследовании государственный и муниципальные секторы, ЖКХ, средние и малые предприятия. Если все будет делаться правильно, в выигрыше окажется общество в целом.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 07 (147) апрель 2010 года:

  • Гидроагрегаты готовятся к новому старту
    Гидроагрегаты готовятся к новому старту

    На Саяно-Шушенской ГЭС завершается демонтаж гидроагрегата № 2. Как известно, к 2014 году все 10 агрегатов станции будут обновлены. ...

  • Испытали вибрацию
    Испытали вибрацию

    На Саяно-Шушенской ГЭС прошли вибрационные испытания гидроагрегата № 6. Цель испытаний – определение вибрационного состояния опорных узлов агрегата, уточнение допустимых зон работы, оценка стационарной системы мониторинга вибраций. ...

  • Нормирование теплоснабжения объявлено приоритетом
    Нормирование теплоснабжения объявлено приоритетом

    Глава думского комитета по энергетике Юрий Липатов (на фото) на заседании рабочей группы по доработке проекта закона о теплоснабжении заявил, что его принятие – приоритет весенней парламентской сессии. ...

  • Теплосети Петербурга делят пластик и сталь
    Теплосети Петербурга делят пластик и сталь

    До конца 2010 года ГУП «ТЭК Санкт-Петербурга» заменит более 22 километров тепловых стальных трубопроводов города армированным пластиком и гибкой нержавеющей сталью. ...

  • Энергетики и вузы меняют практику
    Энергетики и вузы меняют практику

    Главная проблема российской системы профессионального образования, в том числе энергетического, – ее инертность, следование ориентирам, которые были актуальны полтора-два десятилетия назад. ...