16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/143/11000.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03 (143) февраль 2010 года

Не на словах, а на деле

Тема номера Подготовили Ольга МАРИНИЧЕВА и Ольга ТРУНОВА 2797

«Инновации: проблемы внедрения» – такова основная тема этого номера «ЭПР».

Впрочем, это не только тема номера, но и вопрос вопросов для отечественной энергетики.

Вспомним, что конечной целью реформирования отрасли было не упразднение монополии РАО ЕЭС с передачей энергоактивов в частные руки, но привлечение инвестиций, необходимых для развития и модернизации.

Вопросы безопасности энергообъектов, проблемы конкурентоспособности российских энергомашиностроительных предприятий и самих энергокомпаний, необходимость экономного расходования энергоресурсов – все это в конечном счете связано с темой изобретений и новых технологий. Готова ли российская энергетика к широкому применению инноваций – и не на словах, а на деле? С какими проблемами сталкиваются российские разработчики, производители и сами энергокомпании при внедрении новых технологий? На эти вопросы постарались ответить наши эксперты.

Ситуация улучшается?

Александр Могиленко, кандидат технических наук, главный эксперт ОАО «Новосибирскэнерго»:

– На мой взгляд, на сегодняшний день почва для внедрения инноваций в энергетике России как в целом, так и в альтернативной и малой энергетике улучшается. Об этом свидетельствуют как ряд высказываний первых лиц государства, так и вышедшие в последнее время нормативные документы.

Так, например, в разделе 1 главы V Энергетической стратегии России на период до 2030 года, утвержденной распоряжением правительства РФ № 1715‑р от 13 ноября 2009 года, сказано, что к числу основных составляющих государственной энергетической политики относится и инновационная и научно-техническая политика в энергетике. При этом особое место отведено возобновляемой энергетике – планируется, что к 2030 году на базе возобновляемых источников энергии будет производиться не менее 80‑100 миллиардов кВт-ч в год. Кроме того, об увеличении роли возобновляемой энергетики говорится в статье 14 Федерального закона об энергосбережении и повышении энергетической эффективности № 261‑ФЗ, подписанного президентом 2 ноября 2009 года.

Конечно, пока это только первые реальные шаги на пути к инновационному прорыву в энергетике, но без них этот прорыв невозможен. Эти шаги вселяют уверенность в дальнейших решительных действиях государства по разработке и внедрению действенных механизмов поддержки инновационного развития. В альтернативной энергетике, как показывает мировой опыт, такое развитие возможно только при системной эффективной государственной поддержке.

Что касается механизмов, уже сегодня способствующих внедрению инноваций в традиционной электроэнергетике, то к ним я отнес бы переход электросетевых компаний на так называемое RAB-регулирование тарифов. Этот метод позволяет оставлять в тарифе средства, сэкономленные за счет внедрения новых технологий, что даст возможность собственникам окупить вложенные затраты. Таким образом, стимулируется внедрение современного высокоэффективного сетевого оборудования, позволяющего, в частности, снижать потери и повышать эффективность.



Без плана модернизация бесполезна

Дмитрий Хвостов, генеральный директор ЗАО «СИМПЭК»:

– Самая большая ошибка, которую можно совершить при внедрении новых технологий в любой отрасли, – это попытки заниматься модернизацией без ясного плана действий, от случая к случаю. Для того чтобы внедрение новых технологий было эффективным, оно должно иметь последовательный и упреждающий характер. Только в таком случае можно не отстать от конкурентов и даже обогнать их. Для кабельной индустрии в современном глобализованном мире, и прежде всего в развитых промышленных странах, сегодня – это аксиома. Но российские компании далеко не всегда действуют по общим для мирового кабельного рынка правилам, и на это есть свои причины.

Несмотря на перманентный промышленный кризис в стране, объем производства и потребления кабелей в период с начала 1990‑х и по сей день в нашей стране только растет (в физических показателях). Основная доля внутрироссийской потребности в кабеле удовлетворяется за счет продукции отечественного производства. Но при этом растет и объем импорта, и не только за счет демпинга кабельной продукции. К сожалению, на рынке кабельно-проводниковой продукции есть товарные ниши, которые возникают и неуклонно расширяются за счет нежелания отечественных производителей браться за сложную, требующую дополнительных вложений продукцию без гарантий успеха. Парадоксально, но те же компании довольно легко принимают решения о приобретении нового оборудования, основываясь на том, что это уже сделали их конкуренты. Основная причина такого поведения – нестабильность перспектив вложений.
В последнее время наметилось и еще одно тревожное явление, связанное, с одной стороны, с затянувшимся техническим отставанием России, с другой стороны, со стремлением руководства страны привести национальные технические нормативы в соответствие с международными стандартами. Это стремление выглядит по меньшей мере странно, особенно на фоне заявлений о здравом консерватизме. Кстати, именно здравый консерватизм является причиной отсутствия единой интернациональной системы стандартов, которой нет ни в Европе, ни в США. Элементарная логика подсказывает, что внедрение своих стандартов (технических регламентов) наряду с защитой своей интеллектуальной собственности являются неотъемлемыми компонентами экономической экспансии. И кабельная отрасль России с этим уже хорошо знакома.

Средства производства – технологические линии – исключительно зарубежного производства, патенты на наиболее востребованные и перспективные конструкции и способы их производства принадлежат зарубежным компаниям и патентообладателям.

Полимерные материалы для изоляции и оболочек наиболее востребованных кабелей, волокна для волоконноптических кабелей и другие компоненты – все это поставляется только из‑за рубежа.

Принятие решения о применимости в России зарубежных стандартов наравне с национальными, не говоря уж о решении о замене национальных стандартов зарубежными, практически переводит наше кабельное производство в сборочное, «отверточное». Пример – требования ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности». Доказательная база этого технического регламента – ГОСТ 53315 – обязывает применять для большинства гражданских и промышленных приложений, для сетей, проложенных внутри помещений исключительно кабели, выполненные из безгалогенных полимерных композиций. В России эти материалы не производятся. Более того, цена этих материалов для кабельщиков нашей страны оказывается выше, чем на рынках Европы и даже других стран СНГ. Медь, необходимая для производства большинства кабелей (кроме оптических), давно уже продается в России по международным ценам, с привязкой к международным товарно-сырьевым биржам. Намного разумнее подошли к решению этого вопроса, к примеру, в Узбекистане, ведущем более адекватную политику в отношении своих производителей кабеля. В результате мы получаем либо экспансию кабелей зарубежного производства, либо убыточное, но сравнительно конкурентоспособное производство, либо производство, не способное к обновлению основных средств производства и к инновациям. Все разговоры о поддержке производителя и, тем более, в области инновационной деятельности, в конечном счете, упираются в деньги, политику и законы.

Несмотря на перечисленные выше негативные тенденции, в российской кабельной промышленности возможны оригинальные решения и идеи, позволяющие создавать кабельные изделия, в чем‑то конкретном опережающие известные зарубежные конструкции. Но здесь на первый план выходят вопросы защиты интеллектуальной собственности.

Защита от несанкционированного копирования собственных разработок отечественных изобретателей в России осуществляется путем подачи заявки на изобретение или полезную модель. Проблема в том, что полученный в России патент не дает защиты от тиражирования изобретений под чужими фамилиями в зарубежных странах. Для того чтобы максимально защитить интеллектуальную собственность за рубежом, необходимо подавать заявки в патентные ведомства конкретных стран, где возможна реализация предполагаемых изобретений. Но для изобретателей и малых предприятий это достаточно дорого. Когда‑то в СССР существовал механизм поддержки изобретателей, согласно которому государство оплачивало подачу заявок на изобретения в других странах. Но впоследствии этот механизм был упразднен, и в настоящее время я не имею информации об участии государства в подобных вопросах.

Другим негативным явлением в области защиты интеллектуальной собственности является факт подачи зарубежными фирмами заявок на изобретение в России, в которых при наличии частных решений патентуются обобщенные конструкции изделий, как бы вытекающие из частных решений. Мы неоднократно писали об этом в ряде журналов («Век качества», «Кабель-news»), но процесс подачи подобных заявок не прекращался. И если говорить о модной сегодня теме в области инноваций – нанотехнологиях и наноматериалах, то, несмотря на отдельные административные решения Роспатента для этой области, уже сегодня в базе данных зарегистрированных в РФ патентов на изобретения в области полимерных нанокомпозитов (нанокомпозиты применяются в кабельной промышленности) перечислены сплошь зарубежные компании-патентообладатели.

На самом деле перечисленные выше наблюдения дают лишь частичное представление о комплексе сегодняшних нерешенных и нерешаемых проблем на пути инновационной деятельности в российской кабельной отрасли. Но, как известно, голь на выдумки хитра, и наши Кулибыны продолжают работать и двигать вперед отрасль.



Неоднозначная судьба

Светлана Ивенкова, начальник юридического отдела ЗАО НПП «ЭнергопромСервис» (ЭНПРО):

– У нашей компании своих разработок нет. Мы внедряем разработки сторонних производителей, и, как ни странно, это разработки и отечественных, и зарубежных производителей.

Что касается инноваций в России, то их судьба неоднозначна. В СССР патентовались самые разные изобретения: и полезные, и нет. Был государственный заказ, который далеко не всегда обуславливался насущной необходимостью. Был план, он многое регламентировал в этой сфере. Сегодня, в рыночных условиях, можно сказать, что актуальные инновации имеют перспективу, а остальные загибаются; в случае с автоматизацией можно отметить, что перспективными на сегодня являются разработки зарубежных фирм. Любая инновация требует серьезных вложений в ее реализацию и раскрутку; отечественные компании зачастую не имеют таких средств, а инвесторы предпочитают вкладываться в уже раскрученные бренды.

При внедрении основная проблема, с которой может столкнуться разработчик: пока новинка себя не зарекомендовала, никто вкладываться в нее не поспешит. Значит, нужны пилотные проекты, небольшие, на которых можно «обкатать» инновацию, получить положительные отклики, и только потом можно надеяться на путевку в жизнь для новой технологии. Причем эту ситуацию можно наблюдать не только у нас, но и за рубежом.

Усовершенствовать здесь что‑то довольно сложно. Никогда серьезный инвестор не вложит свои деньги в сомнительное изобретение, особенно если это зарубежный инвестор, который, как правило, считает каждый вложенный доллар. Ничего тут не сделать – это везде так.

Если говорить о помощи, то не знаю, как в других странах, у нас господдержки изобретателей и компаний, предлагающих инновации в энергетической отрасли, не существует. Эта поддержка если и осуществляется, то только со стороны частных инвесторов; и здесь поддержкой будет пользоваться, как правило, только то изобретение, от которого будет быстрый возврат, полгода, год, два года. То есть фундаментальные разработки, которые окупаются через пять-десять лет, – это удел поддержки государства, а оно, как правило, не спешит финансировать такого рода проекты.

Что касается российской патентной системы, то в рамках пространства РФ изобретения и разработчики более-менее защищены, однако это не всегда уберегает их от иностранных посягательств. Для этого необходимо усовершенствовать свое патентное законодательство, достигнуть ряд договоренностей с международными патентными организациями.



Человеческий фактор

Анна Кустова, директор Департамента развития бизнеса ЗАО «Энерго-Сервисная компания»:

– ЗАО «Энерго-Сервисная компания» активно вводит новые для российского рынка продукты повышения энергоэффективности. Так, например, внедрение энергосберегающих технологий посредством реализации энергетических перформанс-контрактов (энергосервисный договор). Это метод работы в сфере повышения энергетической эффективности и основанный на предоставлении специализированной энергосервисной компанией целого комплекса услуг по практическому энергосбережению с возмещением собственных расходов и получением финансовой прибыли из фактически достигаемой экономии энергозатрат. Для более широкого освещения данного продукта мы запустили собственный проект по энергетическим перформанс-контрактам.

Еще одним нашим продуктом, новым для отечественного рынка, является энергетическое обследование систем рекуперативного теплообмена технических установок с использованием метода Пинч-анализа, это энергоаудит технологических установок нефтеперерабатывающих предприятий. Пинч-метод основан на термодинамическом анализе системы технологических потоков, а для экономической оптимизации использует немонотонную зависимость общей годовой стоимости эксплуатации проекта от наименьшего температурного напора на теплообменном оборудовании. Применение Пинч-метода позволяет добиться существенной финансовой экономии за счет минимизации использования внешних энергоносителей, как подводящих энергию, так и отводящих, путем максимального применения рекуперации теплоты в рамках рассматриваемой энерготехнологической системы. Применение данной технологии позволяет достичь снижения потребления энергоресурсов и, соответственно, финансовых платежей за них, на 30‑50 процентов, а в ряде случаев по отдельным установкам до 70 процентов. При этом срок окупаемости проектов по реконструкции, разработанных с использованием метода Пинч-анализа, не превышает двух лет, чего не может позволить достичь ни один из применяемых на сегодняшний день методов энерготехнологического аудита и проектирования.

К сожалению, приходится отметить два основных момента, которые способны остановить все начинания и разработки: это тотальная нехватка специалистов (в частности, энергоаудиторов), а также некоторая косность энергетического сообщества и закрытость для внедрения новых разработок.

С этим и связаны все проблемы внедрения. Неготовность и недостаточность технологической базы в части энергоэффективных технологий постепенно теряет актуальность за счет иностранных производителей и запуска отечественных производств. А вот нехватка знаний и человеческих ресурсов для проведения энергоаудита, Пинч-анализа и перформанс-контрактов сейчас более чем актуальна. Потенциал нашей страны в энергоэффективности действительно огромен, но пока его невозможно качественно реализовать. И проблема, с которой сейчас мы можем столкнуться, приток на рынок «самозваных» специалистов, которые под видом энергоэффективных технологий будут предлагать некачественные услуги предприятиям страны.

Кабельная арматура, Возобновляемая энергетика, Изоляция , Кабель, Малая энергетика , Сети , Энергия , Энергосбережение, Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), Альтернативная энергетика, Кабельно-проводниковая продукция, Провод, Электроэнергетика, СРО

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.