16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/135/10484.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 19 (135) октябрь 2009 года

Декларация независимости или декларация зависимости?

Производство для энергетики Анатолий ЖУРАВЛЕВ 1054

В июле 2009 года на встрече «большой восьмерки» в Италии был принят целый пакет деклараций, из которых самой значимой оказалась декларация по изменению климата.

Хотя она не носила политического характера, но оказалась единственной из всех, по которой Российская Федерация в лице президента Дмитрия Медведева имеет особое мнение, причем отрицательное.

– Цифра в 80 процентов для нас неприемлема или, скорее, недостижима. Такие обязательства будут сдерживать наш экономический рост, и мы этим жертвовать не будем, – пояснил позицию российского президента его помощник Аркадий Дворкович.



Что изменилось?

Заявление довольно резкое, если учесть, что ранее Российская Федерация имела другое мнение, причем оформленное документально: в 2004 году Россия ратифицировала Киотский протокол. Считалось, что это мудрый и глубокомысленный шаг: базовая величина квот на выбросы привязана к 1990 году. В ходе экономической рецессии и изменения структуры воспроизводства, произошедших в 90-е, выбросы значительно снизились. Россия тем самым получила большой объем квот, потенциально предназначенный для торговли. Кроме того, Россия является крупнейшим фиксатором атмосферного СО2, что также учитывалось. В результате РФ благодаря лесным богатствам и экономическому упадку могла продавать свои квоты. Однако на данный момент ни цента из возможных прибылей в государственную казну не попало, хотя у Счетной палаты может быть другое мнение на этот счет.

Сейчас ситуация другая. Экономика существенно выросла, но рост этот с точки зрения выбросов парниковых газов крайне неэффективен, так как металлургия, энергетика, производство стройматериалов дают основные объемы выбросов. Если бы мы, допустим, ввозили алюминий, делали из него самолеты и продавали их на внешнем и внутреннем рынке, то выброс СО2 из расчета на единицу ВВП снизился бы на порядок (по сравнению с производством алюминия).

В Российской Федерации имеется еще один прогрессирующий источник выбросов – автомобильный транспорт. Формально, он в этом плане с энергетикой не связан, – но только формально. На принудительное ограничение числа автомобилей или на повышение цен на бензин правительство вряд ли пойдет, поэтому выбросы автотранспорта придется компенсировать в другом секторе экономики. А где его искать?



В чем причина?

Трудно не согласиться с помощником президента, но все-таки рассмотрим вопрос с научно-технической и ресурсной точек зрения. Особенность России – очень высокая доля энергии, идущей на отопление, обогрев и горячее водоснабжение. Это примерно 50 процентов. Производство электроэнергии – 25-30 процентов. Остальное – транспорт и промышленное использование. Только в балансе электроэнергетики представлены источники, не связанные со сжиганием углеродного топлива, – это атомная и гидроэнергетика. Их суммарная доля составляет приблизительно 35 процентов от выработки электроэнергии, то есть около 10 процентов в общем энергетическом балансе России. Таким образом, только 10 процентов энергии мы получаем без выбросов СО2. Если следовать упомянутой выше декларации, необходимо к 2050 году 72 процента энергобаланса коренным образом перестроить, поменяв ископаемое топливо на альтернативные источники. На долю органического топлива остается примерно 18 процентов энергобаланса, который необходимо зарезервировать за транспортом (авиация, автомобили). Транспорт будет конкурировать за квоты с металлургией, использующей углерод в качестве восстановителя, и с химической промышленностью (в частности, синтезом аммиака).

Впрочем, современный уровень техники и здесь дает возможность для альтернативного развития. При достаточном количестве электроэнергии черные металлы (железо, марганец, хром, никель) можно получать электролизом, равно как водород для синтеза аммиака. Следует иметь в виду, что чисто технически сталь, чугун и железо могут быть в большинстве случаев заменены сплавами алюминия и титана, как это произошло в авиации. Электромобили и гибридные автомобили могут в разы сократить потребность в бензине и солярке. Более того, при изобилии дешевого электричества можно синтезировать жидкое топливо для авиационных турбин, не содержащее углерода и дающее при сгорании безвредные газы. Это, например, гидразин. Его производные используются в ракетной технике.



Что получится?

Тогда при условии достатка дешевой электроэнергии директива «восьмерки» может быть выполнена, при этом основной производственный потребитель – металлургия – вполне мог бы развиваться по инновационному механизму. С эмиссией СО2 не связаны многие способы получения электричества (ветро-, гелио-, геоэнергетика). Но реально, исходя из научно-технического уровня России, такими способами в нашей стране являются атомная и гидроэнергетика. Мощности ГЭС, даже в перспективе, вряд ли удастся увеличить более чем на 30‑40 процентов. К тому же есть одна деталь, присущая оте-чественной гидроэнергетике, которая делает ее не вполне «чистой» по выбросам парниковых газов: огромные площади водохранилищ заполнили десятки тысяч квадратных километров тайги – крупнейшего поглотителя СО2. Кроме того, в результате затопления начинается разложение биомассы, приводящее к выбросам еще одного парникового газа – метана. Выбросы метана в целях учета выбросов также выражаются в эквиваленте СО2.

Все надежды на ядерную энергетику, которая даже при самом скромном сценарии развития экономики за 40 лет должна увеличить мощности на порядок, то есть в десять раз, поскольку ГРЭС на ископаемом топливе будут постепенно выходить из эксплуатации. Основные задачи по отоплению могут быть возложены на атомные теплоцентрали, а это значит, что реакторные мощности следует увеличить не менее чем в 30 раз за 40 лет. К сожалению, ни одной атомной теплоцентрали в России нет, хотя все предварительные работы (и даже начато строительство) были проведены в конце 1980‑х на первой АТЭЦ в Горьком (Нижнем Новгороде). Проект стал жертвой выборных баталий. Новоизбранные руководители города и области строительство прекратили «по просьбам электората».

Нелепость ситуации в том, что проект вообще не был нигде реализован. И дело даже не в миллионах тонн органического топлива, которые может сберечь каждая АТЭЦ, а в отсутствии опыта эксплуатации перспективнейшего энергетического объекта, который мог бы накапливаться в эти годы. В конце концов, АТЭЦ можно строить для нужд теплоснабжения крупных промышленных объектов. Ну а потребность в АТЭЦ составит 250‑300 единиц. Грандиозно, но технически возможно, и гарантирует энергомашиностроению и строителям портфель заказов почти на полстолетия вперед.



Атомный вариант

Рассуждая в целом, замену органического топлива на атомное можно признать реальной, поскольку запасы энергии урановых руд (по урану-235) примерно равны потенциалу органических топлив. Но основные запасы бывшего СССР остались в Казахстане (16 процентов мировых запасов) и в Киргизии, вместе с мощностями по добыче и обогащению. Российские запасы урана весьма скромны, и даже на текущие нужды приходится покупать топливо на мировом рынке. Совсем недавно заключено соглашение по урану с Монголией. Но, с другой стороны, это тревожный сигнал: Россия расширяет закупки энергетического сырья. (Помимо урана, в Казахстане закупается около 10 миллионов тонн бурого угля в год.)

Более того, в рамках глобальной концепции борьбы с выбросами СО2 следовало усиленно скупать урановую руду, пользуясь конъюнктурой. В настоящее время, продав 1 тонну нефти, можно на вырученную сумму приобрести значительно большее (в разы) количество энергии в виде урановых концентратов (даже рассматривая уран-235, содержание которого в природном уране составляет около 0,7 процента). Причина такой ситуации кроется не в том, что на мировом рынке торгуют наивные люди, просто извлечь внутриядерную энергию очень непросто.

Нужны колоссальные вложения в полный цикл атомной энергетики (обогащение урана – строительство атомных станций, переработка «выгоревшего» ядерного топлива – хранение радиоактивных отходов). Каждый из элементов цикла высокотехнологичен и затратен. Вообще, затраты на топливо составляют незначительную долю в стоимости электроэнергии АЭС (для станций на «тепловых» нейтронах). Атомная энергетика одна из немногих областей, где Россия вполне независима технологически, более того: имеет лидирующие позиции и в научной, и в технической сфере, незагруженные производственные мощности.

Поэтому вложения в АЭС – это вливания в собственную экономику, и можно смириться с импортом сырья. Приходится удивляться тому, что закупается урана мало, при наличии его больших выявленных резервов. Ведь закупки урана, тантала, ниобия, лития, золота, платины и других стратегически важных материалов более надежный способ сохранения денежных средств, чем вложения в американские ипотечные банки.



Мечты и действительность

В новейшей истории России все происходило наоборот. В конце прошлого века из страны было вывезено большое количество черных и цветных металлов, что обрушило цены на мировом рынке до такой степени, что текущая продукция металлургических предприятий оказалась нерентабельной; падало производство, снижался сбыт электроэнергии. Реализовались жуткие, прямо‑таки фантастические сюжеты. Мне довелось прочесть рассказ о роботах-диверсантах, запрограммированных на поиски и пожирание металлов; из съеденного, точнее, разрезанного на куски металла они собирали себе подобных, которые, в свою очередь, расползались дальше. Смелые художественные образы автора реализовались на просторах России самым мрачным образом.

Престарелые родители автора один за другим лишились трех алюминиевых умывальников, установленных у дачного домика. Осознали они свою вовлеченность в процесс глобализации только тогда, когда существа, охотящиеся за алюминиевыми кастрюлями и проводкой, сожгли упомянутый домик. Утащив все, что можно было утащить из дачных домиков, монстры взялись за энергетическое оборудование, забираясь на действующие ЛЭП. Чтобы избежать упреков в «очернительстве», отсылаю читателей к многочисленным публикациям на эту тему.

Кабельная арматура, Атомная энергетика, АЭС, Гидроэнергетика , ГРЭС , ЛЭП, Мощность, Теплоснабжение, Топливо, Турбины, ТЭЦ, Электричество , Электромобили, Электроэнергия , Энергия , Машиностроение, Провод, Электроэнергетика,

Декларация независимости или декларация зависимости?Код PHP" data-description="В июле 2009 года на встрече «большой восьмерки» в Италии был принят целый пакет деклараций, из которых самой значимой оказалась декларация по изменению климата. <br> <br>Хотя она не носила политического характера, но оказалась единственной из всех, по которой Российская Федерация в лице президента Дмитрия Медведева имеет особое мнение, причем отрицательное. <br>" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/135/10484.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/1f1/1f10f95c85ad061743753407e666f95e.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.