16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/129/10068.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13 (129) июль 2009 года

Чудеса Святого Климента

P.S. Лев ОСИКА

В тот день утром настроение было премерзкое. Мало того что у меня вчера тиснули кошелек с 666 (число Зверя!) рублями и проездным на метро с оставшимися двумя поездками.

Мало того что меня окончательно выгнала жена и я остался без дома, а хозяин съемной квартиры все время увеличивал плату, ссылаясь на цену барреля нефти марки Urals на Лондонской бирже, независимо от того, падала она или поднималась. Так еще мой начальник дал ясно понять, что за все время моего пребывания в компании я не добился ни одного существенного результата: дескать, нужен не процесс, а деньги в копилку акционеров.

Дело в том, что больше года мы занимались так называемым (для тех, кто не в курсе) «технологическим присоединением» электроустановок нового прокатного стана к сетям могучей сетевой компании (я дальше буду называть ее просто: Могучая), несмотря на все решенные технические проблемы, были так же далеки от оформления необходимых документов, как и в начале.

Это был поистине сизифов труд. Мы катили в гору (в Могучую) ком бумаг, после чего он скатывался нам обратно. Однако, в отличие от мифологического титана, мы ожидали ответа месяцами, а иногда просто умоляли прислать хотя бы пару официальных слов. Но не тут‑то было! Мы звонили, опять писали, напрашивались на встречи и убеждали ставших нам родными специалистов в огромной политической важности выпускаемых заводом труб большого диаметра для демонстрации кузькиной матери европейским соседям. Нас заверяли в уважении по телефону, ссылались на внутренние стандарты, а в общем, объясняли свои трудности по принципу: вас тут много, а мы одни. Сейчас, например, готовый, при всех визах, акт о выполнении давно оплаченных услуг лежал в ожидании высочайшей подписи непосредственно в кабинете уважаемого члена Правления уже четыре недели. Не помогали административные ресурсы и встречи топ-менеджеров как в галстуках, так и без оных (не знаю, может быть, стоило попробовать снять еще кое‑что из одежды?).

Короче – часть тела, расположенная пониже спины. Как для компании, так и лично для меня. Но для меня гораздо хуже. Да и возраст располагал не к расталкиванию локтями себе подобных, а к мыслям о непреходящих ценностях. Таких, например, как изречение Ф. Бэкона, красующееся в метро на плакатах с семью матрешками: «Любовь к Родине начинается с семьи». (Эффективность патриотических ценностей подтверждалась быстрым размножением матрешек: в сравнительно недавних версиях их было всего три). Оставалось по‑настоящему страдать от бессилия и мучиться в постоянном страхе потерять работу. К описываемому событию мое состояние можно было расценивать как критическое.

Я любил добираться на работу через станцию «Третьяковская», чтобы пройти по уютным улочкам Замоскворечья, где среди деревьев прятались невысокие элитные дома. Где светлыми июньскими вечерами пьянил – нет, просто сводил с ума – аромат цветущих лип, а машин встречалось сравнительно немного. Причем их водители будто стеснялись пешеходов и вели себя, как выпускники лицеев и институтов благородных девиц времен Николая I. Особенно приятно было ходить по Климентовскому переулку с его многочисленными заведениями общественного питания, расположенными по одну сторону, тогда как противоположная часть была занята реставрируемой церковью, как гласили указатели, «Климента, Папы Римского». Она была вечно в лесах, закрыта зеленой сеткой, под которой угадывались архитектурные признаки русского классицизма; вокруг сновали чернявые гастарбайтеры, судя по говору, большей частью – из Таджикистана, таскавшие строительный мусор и кирпичи по деревянным подмосткам. Но церковь была действующей, доказательством чему служили несколько ларьков, где шла бойкая торговля свечками, иконами, а также разнообразной выпечкой под маркой «Монастырский хлеб». Особенно широким был ассортимент православной литературы, среди которой мне почему‑то всегда бросалась в глаза книга под названием «Как избавиться от греховных мыслей». В общем, церковь – как церковь, ничего особенного, кто крестится и кланяется, кто не обращает внимания.

Итак, повторяю, утром в тот день настроение было премерзкое, и всю дорогу от дома я буквально вскипал по любому поводу. Сначала в поезде кольцевой линии метро я обиделся за беременных женщин, которые в объявлениях по радио не были упомянуты среди тех избранных, кому следует уступать места. В результате инвалиды, пожилые люди и пассажиры с детьми усядутся себе припеваючи, а бедные будущие матери по прихоти руководства московского метрополитена будут толкаться, подвергая себя угрозе выкидыша. Потом при выходе в город вслух начал поносить тупую толпу, упорно пытавшуюся встать в один ряд, справа, на эскалаторе, тогда как весь левый ряд оставался свободным и по нему раз в пять минут пробегал шустрый пассажир, экономивший на этом секунд тридцать. И вдруг, когда я уже шел из вестибюля «Третьяковской» по подземному коридору к выходу на поверхность, возле пышущего жаром киоска «Ням-ням» что‑то произошло.

Я больше почувствовал, чем услышал внутри себя хлопок, в голове щелкнуло, будто переключился телевизионный канал, и все вокруг, оставаясь привычным, вдруг обрело некий новый смысл. Как будто бы я стал чувствовать иное измерение. Исчезла злость, и вместо нее пришло умиротворение, похожее на то, которое я испытал в июне 2008 г. во время речи А. Б. Чубайса о повороте электроэнергетики лицом к потребителям.

Первое, что я увидел после обретения новой жизни, была молодая особа скорбного вида, державшая написанную от руки табличку «Помогите, умирает мама». Я видел ее на этом месте вот уже пятый год, с тем же самым призывом о помощи. Судя по всему, смертельная болезнь затягивалась. За это время особа из простенькой юной девушки превратилась в привлекательную, пышущую здоровьем женщину, пользующуюся большим успехом у желавших искупить свои грехи подачей нескольких грошей. Я никогда раньше не давал ни одного рубля ни ей, ни иным просящим подаяние, но вдруг ноги сами понесли меня по направлению к нищей, руки сами достали из кармана последнюю тысячную купюру и вложили деньги в пухленькую протянутую ладошку.

В ее глазах – только в глазах! – мелькнуло настоящее изумление, но всем своим видом она продолжала показывать горе, равнодушное к жизненным радостям, и лишь по тому, как она перекрестилась несколько большее число раз, чем обычно, можно было догадаться об особой благодарности дающему.

Как во сне я вышел на поверхность, передо мной лежал привычный переулок. На месте был «Макдоналдс», на месте – «Елки-палки», но, как только я взглянул на церковь, увидел странные вещи. Во-первых, на кирпичной стене сквозь леса и сетку просвечивали излучающие неземное сияние алые цифры, складывающиеся в число 861, которое было явно нерукотворным.

Во-вторых, на фоне центрального купола я заметил белый силуэт старца в характерной папской тиаре, с посохом в одной руке и свитками рукописей – в другой. Старец был далеко, но я чувствовал его улыбку, сопереживание моим несчастьям и исходившую от него силу. Не знаю почему, но я сразу понял, что это Святой Климент, Папа Римский. Каким‑то внутренним оком я смог прочитать названия рукописей. Среди них были: знаменитое «Послание к коринфянам», раннехристианский молитвенник, федеральный закон «Об электроэнергетике» и «Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств юридических и физических лиц к электрическим сетям». Все – на прекрасной древней латыни, включая закон и правила. Тогда сразу стал понятным и смысл нерукотворного числа: 861 – номер постановления правительства, утвердившего и эти правила, и иные, касающиеся взаимодействия участников рынка со всеми мыслимыми инстанциями.

Я стал догадываться, что в моей жизни близок перелом, но не удивился и продолжал стоять посреди переулка, в то время как мимо бежали по своим делам люди, не замечая ничего сверхъестественного. Папа в полном облачении спустился на уровень подмостков, где, как ни в чем не бывало, продолжали класть кирпичи гастарбайтеры. Он вытянул в мою сторону посох, и до меня донеслись слова на латинском языке, которые я чудесным образом понял:

– Сын мой, ты много страдал во имя присоединения к электрической сети, ты не давал откатов, не брал взяток, верно служил акционерам и достоин моей помощи. Но ты ругал рынок в энергетике, пытался мешать топ-менеджерам РАО «ЕЭС России» – в этом твой грех, и я налагаю на тебя епитимью. Читай дважды в месяц договор о присоединении к торговой системе оптового рынка и все входящие в него регламенты. И чтоб запомнил все расчетные формулы наизусть! Тогда удовлетворятся любые твои письменные обращения в ФСК и другие сетевые организации. Аминь! Иди с миром.

Папа благословил меня крестным знамением, прошел сквозь очередного таджика и скрылся в стене на уровне алтаря, шелестя свитками. Число 861 погасло, вокруг снова царила обыденная суета сует, подавляющая любую духовность.

Я медленно приходил в себя, все еще не веря в случившееся. Тут же начал искушать дьявол, который был в курсе объемов и содержания предложенной мне для чтения «нормативки»:

– Ну, подумай, где гарантия, что случившееся – не плод воображения? А сколько святых для россиян представителей власти уверяли в благотворности рынка, но потребителям становилось все хуже и хуже? Да и осилить (не то что понять!) такие тексты – лучше бы сразу стать инженером и не рыпаться в менеджеры! Плюнь на свое технологическое присоединение, пробивайся к тендерным закупкам.

Однако после нелегкой борьбы победил ангел, убедивший меня неопровержимым доводом:

– Кто, если не ты? Надо принести себя в жертву и открыть потребителям, взалкавшим присоединиться к электрическим сетям, светлый путь развития через документальную исповедь Совету рынка и помощь Святого Климента. Больше надеяться не на кого.

Дьявол напоследок испустил запах серы, напомнивший о дымовых газах угольной ГРЭС, не оснащенной современными устройствами очистки разработки ОАО «ВТИ», и ехидно бросил:

– Ты еще пожалеешь об этом, козел.

Не буду скрывать, что сразу начал истово исполнять наложенную на меня епитимью. Распечатал с сайта нужные документы, сложил листы формата А4 подряд – получилась стопка высотой 10 с половиной сантиметров, и за дело! Голова наполнилась определениями, предложениями длиной в полстраницы, огромными формулами с бесчисленными коэффициентами. Хуже всего было, что только я успевал нечеловеческими усилиями постичь смысл математического выражения, как Совет рынка вносил в него изменения, и все надо было начинать сначала.

Но мои страдания не прошли даром: как только я дошел до половины регламента финансовых расчетов, Святой Климент сжалился и начал творить чудеса. Ровно в 9 часов утра – минута в минуту – мне позвонили из Могучей, извинились за четырехнедельную задержку подписания актов и сообщили, что через 45 минут курьер доставит их в канцелярию нашей компании. Оказывается, уважаемый член Правления неожиданно появился на рабочем месте в 7 часов утра, испугав не готовую к такому повороту событий охрану, подмахнул, не глядя, бумаги, оставил грозное указание «Потребитель всегда прав!» и только после этого скрылся на совещаниях до конца дня.

Свидетели утверждают, что также неожиданно все как один сотрудники подразделения по присоединению Могучей уселись за свои столы в 8 часов 55 минут, за пять минут включили компьютеры и ровно в 9 начали писать очередные письма. И самое удивительное, что в этих письмах содержались четкие и логичные ответы на поставленные вопросы, предложения по упрощению всех процедур взаимоотношений с клиентами, а также честная до неприличия оценка технической возможности присоединения! Будто под гипнозом в тот день было выдано огромное количество технических условий, ранее отложенных в сторону, как это принято говорить, «по субъективным причинам».

Более того, ко всеобщему изумлению моих сотрудников, также курьером нам пришел оформленный со стороны Могучей долгожданный договор, стоимость мероприятий по которому была вдвое меньше того, на чем вот уже три месяца настаивали сетевики, ссылаясь на свои собственные стандарты. Но я‑то знал, откуда дует ветер, и усилил интенсивность постижения рыночных регламентов. Результаты не заставили себя ждать.

Уже через два дня нам сообщили, что по данным мероприятиям в Могучей проведены все необходимые конкурсные процедуры, выбраны поставщики оборудования, проектные и строительные организации – только деньги перечисляй! Я даже не сомневался: Святой Климент устроил все настолько честно, что участники закупочной деятельности будут до самой смерти стыдиться своей невольной слабости и никому об этом не расскажут. А вы что‑нибудь об этом от них слышали?

Дальше – больше. Неожиданно запел факс и выплюнул вежливейшее приглашение председателя правления сетевого монополиста посетить его лично и рассказать о наших проблемах, а если что, то и проинформировать, не шалят ли нижестоящие, не погрязли ли в бюрократизме, всё ли там прозрачно. Кроме того, нам удалось в течение одного дня без труда достичь взаимопонимания по нескольким техническим вопросам, а очередное чудо заключалось в мгновенном прохождении решений по всем многочисленным подразделениям Могучей, но здесь неожиданно вмешался жаждавший реванша враг рода человеческого. Лафа закончилась.

В наказание за мою взыгравшую было гордыню он подкинул очередную пакость, воспользовавшись ничего не подозревающими специалистами и менеджерами органов оперативно-диспетчерского управления (буду их именовать ниже с глубоким уважением кратко: Органы), вот они‑то и стали легкой игрушкой в руках адских сил. На понятиях надежности, нашептанных в их уши дьяволом, погорела и наша компания, и лично я. Выполнить все мероприятия по технологическому присоединению, что нам предписали Органы, значило так растрясти карманы акционеров, что у них пропала бы охота строить что‑либо вообще. Проще было купить продукт у китайцев.

Увы, непостижим исход борьбы света и тьмы. Едва мы обрели святого заступника в делах с Могучей, как оказалось, что Его одного было явно недостаточно. Ведь, кроме Органов, есть еще и Коммерческий оператор, и Совет рынка, и Федеральная служба по тарифам, и Министерство энергетики…

Чем же кончилась эта история? Меня выгнали с работы, и теперь я целыми днями брожу по Москве и жду, жду нового чуда, знака свыше. Стараюсь изучать регламенты, постоянно вслух бормочу, кто кому что передает и как считает, но формулы в голове не держатся, все время забываю про значения коэффициентов. Бреюсь редко, окружающие шарахаются от меня, как от сумасшедшего, оказавшегося по недосмотру на воле. Недавно я проходил по Климентовскому переулку, и мне показалось, что возле купола церкви опять появился чуть заметный силуэт Папы. Он выглядел немного смущенным и разводил руками, в одной из которых был знакомый посох, а в другой – свитки с рыночными документами, которых стало заметно больше.

Материал прислан на конкурс «энергетических» рассказов, объявленный нашей газетой.
Подробности: http://www.eprussia.ru/contest/lit.htm

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 13 (129) июль 2009 года:

  • Единая сеть операторов
    Единая сеть операторов

    Евросоюз создает единую сеть операторов передающих систем (ENTSO) в рамках новых правил внутреннего энергетического рынка. Как говорится в сообщении российского представительства Еврокомиссии, данные правила были утверждены Европарламентом в апреле, а 25 июня их одобрил Европейский совет. ...

  • Завершен ремонт трансформатора
    Завершен ремонт трансформатора

    Успешно завершен капитальный ремонт силового трансформатора на подстанции ПС-15 (110 кВ) Центральных электрических сетей «Колэнерго». ...

  • Стандартизация как залог надежности
    Стандартизация как залог надежности

    ЧТО: IV Международная научно-техническая конференция «Силовые трансформаторы и системы диагностики». ГДЕ: Россия, Москва. СОСТОЯЛОСЬ: 23‑24 июня....

  • Масштабный проект запущен
    Масштабный проект запущен

    МРСК Северо-Запада выбрала подрядчика по проектированию и строительству двух ВЛ 150 кВ в Мурманской области. ...

  • 20 процентов – собственного производства

    Белорусские предприятия изготовят около 20 процентов оборудования для первой в стране АЭС. Об этом сообщил начальник отдела научно-технической политики и нормативно-правового обеспечения департамента по ядерной энергетике Министерства энергетики Белоруссии Владимир Высоцкий. ...