16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/127/9817.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 11 (127) июнь 2009 года

Жизнь с дефицитом

Тема номера Подготовила Ольга МАРИНИЧЕВА

Еще недавно прогнозы будущего российской энергетики основывались на неуклонном росте энергопотребления, с необходимостью формировать рост новых мощностей.

С вопросами о том, как изменилась ситуация в условиях финансового кризиса, мы обратились к специалистам Агентства по прогнозированию балансов в электроэнергетике.

– Как известно, более года назад распоряжением правительства от 22 февраля 2008 года № 215‑р был одобрен документ под названием «Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года» (далее – Генеральная схема). В ней на перспективу до 2020 года предполагались довольно высокие среднегодовые темпы прироста внутреннего спроса на электроэнергию, порядка 4,4 процента в год за период 2007‑2020 годов. Это соответствовало ожиданиям быстрого роста электропотребления в стране: в 2010 году – до 1197 миллиардов кВт-ч, в 2015 году – 1426 миллиардов кВт-ч, в 2020 году – 1710 миллиардов кВт-ч (базовый вариант).

И для таких ожиданий тогда были достаточно веские основания. Во-первых, быстрый рост спроса на электроэнергию. Во-вторых, итоги зимы 2005/2006 года, когда экстремально низкие температуры в Европейской части страны заставили столкнуться с нехваткой газового топлива и вынудили вводить ограничения потребителей. Наконец, авария 25 мая 2005 года в Московской энергосистеме резко обострила проблему дефицита энергетических мощностей, напомнила о высокой степени их износа.

Поэтому для надежного энергоснабжения потребителей при заданных темпах роста электропотребления в Генеральной схеме была определена суммарная потребность во вводах генерирующих мощностей к 2020 году в размере 186,1 ГВт.

Сегодня, в условиях начавшегося экономического кризиса, необходимо актуализировать сделанные ранее оценки и расчеты. В рамках мониторинга реализации Генеральной схемы по заказу Министерства энергетики РФ был разработан «Прогнозный баланс электроэнергетики на период 2009‑2020 годов». В этой работе были учтены инвестиционные программы развития энергокомпаний на ближайшую перспективу и их планы-прогнозы развития до 2020 года с учетом изменившихся условий. В предложениях энергетических компаний, отражающих их инвестиционные намерения в период до 2020 года, вводы мощности составили 104,3 ГВт. Выполненные предварительные балансовые расчеты с учетом уточненного прогноза роста электропотребления показали, что при прогнозируемом в настоящее время варианте электропотребления данные объемы нового строительства достаточны для покрытия потребности в генерирующей мощности по стране в целом.

При этом ситуация в разных регионах действительно различается, например, в ближайшие 2‑3 года собственный дефицит резерва мощности будет ощущаться в ОЭС Северо-Запада и ОЭС Урала. В ОЭС Юга собственный дефицит резерва мощности будет иметь место в течение всего прогнозируемого периода. В 2020 году прогнозируется возникновение собственного дефицита мощности в ОЭС Средней Волги и ОЭС Урала. Вместе с тем, покрытие этого дефицита обеспечивается наличием достаточной пропускной способности внешних электрических связей указанных ОЭС.

Риски возникновения непокрываемых дефицитов или снижения нормативных резервов мощности могут возникнуть при отказе от выполнения инвестиционных обязательств энергокомпаний, пересмотре ими своих планов в меньшую сторону.

– Рассматриваются ли сейчас новые прогнозы спроса на электроэнергию на долгосрочную перспективу?

– Проведенная до 2008 года либерализация отрасли позволила привлечь частные инвестиции для обеспечения программы создания новых энергетических мощностей. Завершение инвестиционных проектов новыми собственниками было одним из условий продажи энергетических компаний. При этом инвестиционная программа электроэнергетики – не сумма инвестиционных планов отдельных субъектов отрасли, это целостный документ, основанный на параметрах выбранного сценария развития, на прогнозе электропотребления и на соответствующих проектируемых тарифно-балансовых решениях.

Так, при разработке Прогнозного баланса электроэнергетики на период 2009‑2020 годы, в котором был уточнен прогноз электропотребления, выбор сценария и целевых показателей определялся параметрами Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 года № 1662‑р. Вместе с тем, были учтены ожидания субъектов электроэнергетической отрасли Российской Федерации, в том числе ОАО «СО ЕЭС», ОАО «ФСК ЕЭС», ОАО «Холдинг МРСК», а также крупнейших потребителей электроэнергии и представителей администраций субъектов Российской Федерации.

Реальный среднегодовой темп роста электропотребления за последние пять лет был на уровне 2,3 процента. В 2009 году в связи с экономическим кризисом ожидается снижение электропотребления на 4,5 процента по сравнению с прошлым годом. В 2010‑2011 годах предполагается увеличение спроса на электроэнергию, но с более низкими, чем прогнозировалось до кризиса, темпами роста. В последующий период (2012‑2020 годы) ожидается выход на темпы роста электропотребления, определенные в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года, а именно 4 процента (2012‑2015 годы) и 3,7 процента (2016‑2020 годы). В результате, согласно данному варианту, на 2020 год прогнозируется электропотребление в объеме 1390 миллиардов кВт-ч.

Выполнены и другие варианты расчетов. Если в результате кризиса сложатся менее благоприятные внешние и внутренние условия развития российской экономики, уровень электропотребления может быть менее оптимистичным и на 2020 год составить 1285 миллиардов кВт-ч при среднегодовых темпах прироста 1,9 процента.

Возможно, что в условиях кризиса целесообразно чаще корректировать параметры прогноза. Кроме того, чтобы повышать качество прогнозирования, надо формировать новые механизмы взаимодействия субъектов отрасли при разработке программно-стратегических документов. Например, недавно нами подготовлен для утверждения Минэнерго регламент проведения на регулярной основе опроса крупнейших потребителей электроэнергии для мониторинга ситуации. Расширение участников и многообразия форм работы позволят нам решать задачи прогнозирования, несмотря на высокую неопределенность ситуации.

– Неизбежно ли существование дефицита мощности?

– Распределение объектов электроэнергетики по территориям страны не может и не должно быть равномерным. Всегда будут существовать регионы-доноры и регионы – получатели энергии, что связано с географией локализации потребителей, с географией размещения возобновляемых источников энергии, с логистикой и возможностями топливоснабжения электростанций, с развитием электрических связей, с развитием производительных сил в том или ином регионе, рядом других факторов. Функционирование ЕЭС призвано использовать специфику каждого региона.

В этом смысле «пестрота» картины – это преимущество, которое в рамках ЕЭС позволяет снижать риск «дефицита мощности». Но для обеспечения мобильности управления мощностью, для надежности электрических связей, для диверсификации структуры генерирующих мощностей нужно реализовывать инвестиционную программу отрасли, не используя кризис как повод отказаться от нее.

Проблемы, связанной с достоверностью получаемой отчетной информации в части электроэнергетики, сейчас нет. Используются данные отраслевой и статистической отчетности, данные выборочных исследований и опросов. Однако есть проблемы со сбором данных о функционировании смежных отраслей, например жилищно-коммунального хозяйства. И поскольку тут нужен комплексный подход и синхронизация инвестиционных программ, то стоит задача формирования общей современной информационной базы для целей анализа, прогнозирования и планирования развития энергетики и других отраслей.

В целом должна быть поддержана идея создания Государственной системы прогнозирования спроса на электрическую энергию и мощность на оптовых и розничных рынках, в рамках которой будут решены задачи информационного обеспечения.

– Каковы причины дефицита мощности, который отмечается даже в условиях снижения энергопотребления? Какие стимулы необходимы для поддержания необходимого баланса мощности (и текущего, и на перспективу) путем эффективного инвестиционного развития отрасли?

– Во-первых, уже отмечалось, что инвестиционный процесс в электроэнергетике не обязательно связан с текущим дефицитом генерирующих мощностей или активно растущим спросом на энергию. Понятно, что реновация и модернизация основного оборудования является необходимым и постоянным аспектом деятельности любой энергетической компании. Иначе износ и выбытие оборудования могут стать причиной снижения надежности энергоснабжения, причиной роста удельных издержек, а впоследствии – и причиной дефицита мощности. В этом же ряду причин и необходимость диверсификации структуры генерирующих мощностей.

Во-вторых, сетевые ограничения в отдельных районах действительно могут создавать трудности в обеспечении устойчивого энергоснабжения локальных потребителей. Особенно это актуально для изолированных районов. Решения могут быть разными в зависимости от конкретной ситуации. Например, из‑за удаленности потребителей от источников генерации часто целесообразнее сохранять изолированный характер энергоснабжения района на основе ввода современных генерирующих источников в рамках данной локальной энергосистемы.

Наконец, третья причина – рост электропотребления, который продолжается в ряде регионов, несмотря на кризис. Например, это Краснодарский край, республики Юга России, Тюменская область, юг Приморского края и некоторые другие регионы.

– Какие действия необходимо предпринять, чтобы избежать нарастания дефицита мощности в условиях будущего экономического роста?

– Готовясь к развертыванию масштабной инвестиционной программы отрасли в условиях роста электрических нагрузок, целесообразно поддерживать равномерность объемов ежегодных вводов с их постепенным наращиванием с целью повышения квалификации и масштабов инжиниринговых, строительно-монтажных, энергомашиностроительных организаций и компаний, высшей школы и специальных учебных заведений, обеспечивающих жизнедеятельность электроэнергетики.

Среди основных традиционных рисков невыполнения инвестиционных намерений энергокомпаний можно отметить: несогласование землеотвода; неопределенность нагрузок потребителей; необеспеченность топливом (в первую очередь газом); продолжительность строительства; поставку оборудования; экологические ограничения; неопределенность в источниках финансирования.

В настоящее время, когда максимум электрической нагрузки пока ниже уровня предыдущего периода, есть время и возможность сформировать и отладить систему управления рисками электроэнергетики и систему взаимодействия с внешним окружением проектов.

Кроме этого, это время крайне важно использовать как паузу для модернизации отрасли. Новый инвестиционный рост должен происходить на качественно новой технологической базе электро-энергетики, а не воспроизводить и консервировать технологический уровень вчерашнего дня и соответствующий уровень затрат на эксплуатацию.

И последнее, но не менее актуальное замечание. Необходимо, чтобы регулирование электроэнергетики стало адекватным новой роли частных инвесторов, новой роли государства и потребителей, адекватным целям привлечения и оборота инвестиций в отрасли, адекватным экономическим возможностям потребителей – в жесткой увязке со стимулированием их к рациональному и энергоэффективному поведению. Если в период «кризисной паузы» удастся решить эти задачи, то на вопрос «успеем ли подготовиться?» можно ответить утвердительно.
«Энергетика и промышленность России» благодарит ЗАО «Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике» за предоставленную информацию.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 11 (127) июнь 2009 года: