16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/4/60.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01 (04) февраль 2013

Перекрестное субсидирование – камень, тянущий вниз российскую энергетику

Главное Александр БОГДАНОВ, Ольга БОГДАНОВА
Перекрестное субсидирование – камень, тянущий вниз российскую энергетику

По энергоемкости внутреннего валового продукта Россия находится на 133-м месте из 150 стран. В чем причина чрезвычайно высокой энергоемкости России? Что, российские технари не знают энергоэффективных технологий? Нет, конечно, знают! Так в чем же проблема?

С технологической точки зрения у энергетиков России нет нерешаемых технических проблем. Все технологии энергоресурсосбережения хорошо отработаны и апробированы не только за рубежом, но и непосредственно у нас в России. Как ни парадоксально, но трудности при внедрении энергоресурсосберегающих технологий в России заключаются не в отсутствии технологических решений, а, скорее, в политических и морально-этических сторонах развития нашего общества, в отсутствии технологически обоснованных принципов ценообразования, породивших систему технологического и социального перекрестного субсидирования в энергетике России.

Формальное государственное регулирование и низкая энергоемкость – это взаимоисключающие понятия. Только борьба за рынок, только искренняя любовь к потребителю тепловой и электрической энергии может заставить топ-менеджеров от энергетики принимать ответственные решения. Именно находить и принимать решения, а не владеть в совершенстве умением вовремя писать отписки, получать согласования и т. д.



Политическое субсидирование: от советских до наших времен

Отметим, что с самого начала развития теплоэнергетики и до настоящего времени существует проблема отвода отработанного тепла на электростанциях. Производство электроэнергии – это очень дорогое удовольствие. Чтобы получить какое‑то количество электроэнергии, до 98‑97 процентов энергии от сожженного топлива надо отводить в окружающую среду. Удельный расход топлива составляет 5,4‑3,9 килограмма условного топлива на кВт. Нехватка охлаждающей воды – самая большая проблема для электроэнергетиков как сто двадцать лет назад, так и в настоящее время. Однако, в отличие от западных стран, мы в России имеем уникальную возможность – использовать отводимое тепло при производстве электроэнергии для отопления наших домов.

И надо сказать, что долгое время страна шла по правильному пути. В 1924 году была запущена первая в России ТЭЦ, производящая как тепловую, так и электрическую энергию. В 1931 году была принята первая в России и в мире «Генеральная схема теплофикации города Москвы». Это первый документ, определяющий системный подход в развитии теплофикации! И это было здорово, поскольку стране нужна экономная энергетика, развивающаяся на основе теплофикации. Ведь теплофикация – это производство тепловой и электрической энергии в едином технологическом процессе комбинированного производства. Ее принципиальной отличительной способностью является производство комбинированной тепловой и электрической энергии в едином технологическом процессе без сброса тепла в окружающую среду.

Казалось, что страна двинулась по правильному пути. Но в январе 1950 года выходит печально известное «Решение Комиссии Энергетического института АН СССР и секции теплофикации МОНИТОЭ об отрицательном отношении к попыткам непосредственного «термодинамического» обоснования того или иного способа экономии топлива между видами полученной энергии». Комиссией было указано, что «…технико-экономические показатели степени энергетического совершенства ТЭЦ должны соответствовать требованиям государственного планирования, в полной мере отражать народнохозяйственную выгодность комбинированного производства тепловой и электрической энергии и тем самым стимулировать его развитие».

Суть «государственного планирования» заключалась в том, что вся экономия топлива, получаемая при комбинированном производстве тепловой и электрической энергии, полностью относится в пользу потребителей электрической энергии. При этом тепловая энергия, производимая на ТЭЦ, получалась с заведомо ухудшенными показателями. Затраты топлива на тепло на ТЭЦ были на 5‑7 процентов выше, чем затраты топлива на тепло от заводских и коммунальных котельных (~174‑172 кг/Гкал против 165‑163 кг/Гкал). Однако именно это решение позволяло системе государственного планирования в два раза снизить расход топлива на электроэнергию от ТЭЦ по сравнению с расходом от ГРЭС, а именно до 170‑250 г/кВт-ч против 370‑410 г/кВт-ч от самых лучших ГРЭС. Именно это решение позволило значительно улучшить показатели советской электроэнергетики в сравнении с западной электроэнергетикой.

Можно сказать, что «Лысенковщина» постигла советскую и российскую энергетику. Приняв в 1950 году «доступный для понимания» физический метод с целью показать преимущества советской электроэнергетики в советское и особенно в настоящее время, был нанесен тяжелый урон топливо­сберегающей теплоэнергетике России. И если во времена Госплана СССР теплофикация как национальная программа, обеспечивающая эффективное сбережение топлива, имела свое достойное развитие, то с переходом на якобы рыночные отношения именно теплофикация стала необоснованной жертвой.

С 1992 года в стране изменился общественный строй. Вместо плановой экономики, определяемой принципом «Всем за счет всех», произведен переход к так называемой «рыночной» экономике, действующей по принципу «Что не запрещено законом, то разрешено». С потерей государственного управления эффективностью топливоиспользования произошла молчаливая «передача по наследству» политического субсидирования потребителей электроэнергии за счет тепловых потребителей. Опыт старых энергетиков-теплофикаторов, чувствующих суть комбинированного производства энергии в условиях русских холодов, не был востребован, а новое поколение менеджеров и регуляторов от энергетики, не владея фундаментальными знаниями формирования затрат в теплоэнергетике, сосредоточили свое внимание только на вопросах развития электроэнергетики. Региональные власти также, не имея фундаментальных знаний в вопросах производства комбинированной энергии, не имея государственной программы топливосбережения, не могли и не могут создать эффективную политику топливоиспользования в регионе.



Вот только некоторые вехи. В 1993‑1996 годах происходит массовый отказ тепловых потребителей Москвы от теплоснабжения от ТЭЦ с последующим переходом на собственные котельные. С целью хоть как‑то удержать тепловых потребителей в 1995 году РАО «ЕЭС России» пришлось выполнить частичную корректировку так называемого существующего «физического» метода. Из 100 процентов экономии топлива примерно одна пятая часть этой экономии была возвращена в пользу тепловых потребителей, но четыре пятых частей экономии топлива по‑прежнему уходили в пользу потребителей электрической энергии.

22 декабря 2000 года в Санкт-Петербурге запускают ПГУ-450 на Северо-Западной ТЭЦ. КПД равен 53 процентам, 230 г/кВт-ч. За счет применения бинарного цикла в парогазовой установке эффективность использования топлива повышается с 40 до 53 процентов, то есть в 1,25 раза. Однако из‑за отсутствия государственного управления эффективностью топливоиспользования, приведшего к неготовности передачи тепловых нагрузок, долгое время ПГУ-450 работала в конденсационном режиме без использования эффекта теплофикации с КПД, равным 90 процентам. Цена несвоевременного принятия политических решений обходится жителям Санкт-Петербурга в 90 – 53  = 37 процентов топлива! В 2004 году эффективность производства электроэнергии в целом по РАО «ЕЭС России» оценивается КПД, равным 36,8 процента, Вээ – равным 334 г/кВт-ч, Втэ – равным 144 кг/Гкал.

Наконец, в июне 2008 года было официально объявлено о прекращении деятельности федеральной монополии РАО «ЕЭС России» и переводе российской электроэнергетики на рыночные отношения. Монополия ушла, а методика перекрестного субсидирования осталась!



Не энергосбережение, а топливосбережение

На практике в подавляющем большинстве случаев экономические расчеты показателей производства и потребления энергии осуществляются именно через вторичные показатели – через расход энергии, необходимый для конечного потребления. Однако при ведении расчетов сложных теплоэнергетических систем, состоящих из разнохарактерных видов производства и потребления энергии, там, где применяются комбинированные системы (теплофикация, тригенерация, производство холода), проведение расчетов только через энергию, с применением теоретического эквивалента топлива, приводят к недостоверным результатам, достигающим трех-пятикратного искажения значения от фактических расходов первичной энергии (эксергии) топлива. Удивительные вещи, не совпадающие со школьными знаниями физики у большинства менеджеров от энергетики и показывающие несовершенство расчетов только с применением показателей вторичной энергии, в сложных теплоэнергетических системах можно обнаружить при анализе прирост расхода топлива на прирост расхода тепловой энергии от теплофикационных турбин ТЭЦ.

Наглядность несовершенства анализа энергосбережения с применением только удельного расхода топлива на электроэнергию и на тепловую энергию по существующей методике можно показать на примере сравнительной оценки потребности в топливе для теплицы. Если теплицу обогревать теплом от котельной, то при отпуске равного количества тепловой энергии, к примеру 1 Гкал, потребность в топливе составит на уровне 163 килограммов условного топлива. Если же теплицу расположить рядом с ГРЭС или ТЭЦ, вырабатывающую электроэнергию по конденсационному циклу, то для отпуска тепла теплице с температурой воды 33°С дополнительного расхода топлива вообще не потребуется! Берите, сколько можете унести! Именно по этой причине во времена Госплана теплицы строили рядом с ГРЭС или ТЭЦ, работающей по конденсационному циклу, и именно поэтому тарифы на тепло были более чем в два раза ниже (табл. 1).



Казалось бы, нам, монополистам-энергетикам, надо бегом бежать за таким выгодным потребителем, как теплицы. Но отсутствие знания сути раздельного и комбинированного способа производства энергии, отсутствие понимания разницы между первичными и вторичными показателями энергии приводит к «слепым и механическим» решениям регулирующих и надзорных органов в энергетике.

В 1950 году на совместном заседании Министерства электростанций и Академии наук СССР было принято политическое решение о применении «физического» метода распределения топлива на тепловую и электрическую энергию. Это «негласное правило политической игры», как мина замедленного действия, обеспечивает перекрестное субсидирование электроэнергетики топливом за счет потребителей тепла, отбросило энергосберегающую политику России на многие десятилетия назад. Политическая задача, которая решалась с применением «физического» метода, заключалась в том, чтобы показать эффективность социалистической экономики в сравнении с капиталистической экономикой. В краткосрочном периоде времени это решение выглядело как очень эффективное «технологическое» решение, хотя по смыслу это чисто политическое решение.

В 1980 году СССР вышел на удельный расход 327 г / кВт-ч! Негласные правила игры в энергетику для обеспечения победы в политической борьбе социализма против всех были приняты. Мы старательно повторяли на экзаменах эти политические постулаты. Как же не верить! Есть официальная отчетность. И только спустя многие годы очень немногие позволили себе разобраться в сути перекрестного субсидирования топливом в политической борьбе в электроэнергетике. В долгосрочном периоде времени анализ, основанный на искаженных показателях, утвержденный государственными надзорными органами, привел к неминуемому вытеснению энергосберегающих технологий в целом по России.

С переходом на так называемые рыночные отношения «негласные правила игры» по наследству продолжали обеспечивать снижение стоимости только электрической энергии.



Цена бездействия по устранению перекрестного субсидирования

В условиях разделения собственности произошло дальнейшее разделение сфер влияния. При разделении произошла потеря идеологии, контроля и управления топливосбережением в России. Ранее единый топливно-энергетический комплекс России, управляемый Госпланом, разделился на две части. С одной стороны, выделилась федеральная, монопольно развитая электроэнергетика, основной задачей которой является развитие электроэнергетического комплекса страны. С другой стороны, остался затратный теплоэнергетический комплекс города, области, отвечающий за обеспечение теплоснабжения потребителей. В условиях отсутствия эффективного топливосберегающего законодательства каждый субъект в так называемых «рыночных условиях» вынужден самостоятельно принимать решения о строительстве энергетических мощностей, не соизмеряясь с общественной ценностью своего решения. В условиях неприятия фундаментальных знаний по экономике комбинированного производства мощности и энергии нужно длительное время, десятилетия, чтобы убедиться в правоте или ошибочности принятых решений.

Инструкция Минпромэнерго № 286 позволила «по наследству» передать с регионального уровня на федеральный уровень до 80 процентов эффекта от теплофикации и автоматически показать якобы рыночную непривлекательность конденсационной энергии от региональных и промышленных ТЭЦ.

Основная задача перекрестного субсидирования в настоящее время, в условиях отсутствия топливосберегающего законодательства и некомпетентности регулирующих органов, это обеспечение приоритетного развития электроэнергетики и федеральных ГРЭС и снижение стоимости электроэнергии на рынке энергии для крупнейших оптовых покупателей электроэнергии, не участвующих в технологии комбинированного производства тепловой и электрической энергии (железная дорога, алюминиевая промышленность и т. д.).

Для понимания экономической выгоды от потребления комбинированной электрической энергии и комбинированной тепловой энергии рассмотрим пример по изменению статистической отчетности 6‑ТП, позволяющий устранить основы перекрестного субсидирования и организовать эффективный менеджмент тепловой и электрической и комбинированной энергии в России (табл. 2).



Данные расчета наглядно показывают, что электроэнергия, полученная по конденсационному (раздельному) способу производства, реально обходится с затратами 308,32 г/кВт против электроэнергии, получаемой от ТЭЦ по комбинированному способу с затратами 157,12 г/кВт. Однако по федеральной инструкции № 286 удельный расход топлива искусственно снижается в 1,7 раза (до 269,6 г/кВт) с помощью перекрестного субсидирования электроэнергии за счет комбинированной электрической энергии. Данные табл. 2 наглядно показывают, что главным направлением перспективного развития энергетики, позволяющим значительно экономить топливо, является дальнейший рост комбинированного потребления тепла и электроэнергии.

Хочу также отметить, что мало того что субсидируется конденсационная энергия ГРЭС. Этой же инструкцией автоматически завышается удельный расход на конденсационную энергию ТЭЦ. По этой же самой причине у оператора торговой сети, диспетчеров энергосистем уже на подсознательном уровне сложилось глубоко ошибочное мнение, что конденсационная электрическая энергия от ТЭЦ заведомо, априори не является конкурентоспособной с федеральной конденсационной электроэнергией.



Методы борьбы

Нельзя утверждать, что с проблемой, поднятой в этой статье, нельзя справиться. Это сделать можно и нужно! Что же необходимо сделать для достойного возрождения теплофикации России и устранения скрытого и явного перекрестного субсидирования? Для начала стоит подготовить рекомендации Антимонопольному комитету РФ, Федеральной службе по тарифам и Минэнерго по применению: «3+5 принципов», выхолощенных юристами из сути проекта «Закона о теплоснабжении», «процессинга топлива» по формированию топливосберегающей политики в России. Далее, рекомендовать ВЭПу, Росстрою, Ростехнадзору России отклонить от согласования разделы инструкции «Порядок расчета и обоснование удельного расхода топлива на отпущенную электрическую и тепловую энергию от тепловых электростанций и котельных» по прогнозированию расхода топлива РД-10‑ВЭП в части оценки экономии топлива и перспективы развития «Схем теплоснабжения городов». На основе «3+5 принципов» топливосберегающей политики подготовить проект «Инструкции о порядке расчета топлива при комбинированном способе производства и потребления энергии», дающей четкое и однозначное решение по расходу и распределению топлива на энергию (метод Бутакова, Лукницкого ~40‑х годов).

Следующее – подготовить проект «Инструкции о порядке расчета издержек и о порядке оценки объемов перекрестного субсидирования в теплоэнергетике», дать рекомендации Росстату по корректировке формы статистической отчетности «6‑тп» в части официальной оценки топливосберегающего эффекта предприятия, города, региона. В Федеральный закон «О теплоснабжении» включить конкретные пункты, отражающие суть комбинированного потребления энергии. В частности, «любое предприятие свыше 1 МВт должно будет преобразовано для комбинированного производства тепловой и электрической энергии» (это дословная копия пункта 4 статьи 6.1. Закона о теплоснабжении Дании № 382 от 1990 года).

Кроме того, на законодательном уровне в законе «О теплоснабжении» внести классификацию потребителей тепловой и электрической энергии по следующим четырем видам: потребители, получающие электроэнергию, произведенную по раздельному способу производства (конденсационная электроэнергия КРЭС и ТЭЦ); потребители, получающие тепловую энергию произведенную по раздельному способу производства (тепло котельных); потребители, получающие электроэнергию и тепловую энергию, произведенную по комбинированному способу производства (комбинированная электрическая и комбинированная тепловая энергия ТЭЦ); и потребители, получающие тепловую и электрическую энергию, произведенную смешанными способами производства (по раздельному и по комбинированному способу). А также коммунальное энергетическое предприятие-монополист должно придерживаться трех принципов ценообразования: а) удовлетворение спроса; б) сведение к минимуму производственных затрат; в) продажа по маржинальным издержкам.

При формировании тарифного и нагрузочного менеджмента необходимо учитывать пять принципов, учитывающих особенности российской энергетики: потребление энергии первично, производство энергии вторично; потребление и производство энергии неразрывно во времени; потребление и производство энергии неразрывно в пространстве; на конкурентный рынок предоставляется два вида энергетической продукции: а) энергия и б) мощность; на конкурентном рынке не должно быть перекрестного субсидирования одних потребителей за счет других потребителей.

Мне кажется, что эти шаги помогут устранению основ перекрестного субсидирования и исключению монопольных преимуществ потребителей электроэнергии над потребителями комбинированной энергии, развитию эффективного менеджмента тепловой и электрической энергии в России.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 01 (04) февраль 2013: