16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/30/9157853.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03 (30) июнь 2017 года

Требуется перезагрузка

Главное Елена БЕХМЕТЬЕВА
Требуется перезагрузка

И все‑таки энергосбережение – медаль с двумя сторонами. С одной – большое влияние на него оказывает государственная политика и соответствующие решения, которые направлены, в первую очередь, на поддержание безопасности и эффективности экономики страны в целом.

С другой, и это не секрет, энергосбережение – абсолютно «бизнесовая» сфера, довольно выгодная и окупаемая. Как только мы начинаем смотреть на энергосбережение как на нормальный рыночный процесс, все встает на свои места: многие вопросы, проблемы и иллюзии отпадают сами по себе. Об этом говорили на IV Международной конференции «Финансирование проектов по энергосбережению и ВИЭ в России и странах СНГ», которая состоялась в Москве в конце мая.



Тормозит точечный подход

– За прошедшие семь лет только ленивый не покритиковал Федеральный закон «Об энергосбережении», который якобы не выполняется, но я, не столько как чиновник, а как эксперт, хочу заявить: наш закон об энергосбережении в своей сути очень прогрессивный, даже в сравнении с иностранным законодательством. Он позволил сделать гигантские шаги: ввести совершенно новые для страны инструменты управления энергоэффективностью, установить требования и подходы, которых прежде не было, ввести новую экономику управления энергосбережением. Словом, превратил энергосбережение в нормальный экономический процесс, позволяющий его участникам взаимодействовать, получая выгоду от снижения затрат, – заявил референт Департамента промышленности и инфраструктуры аппарата правительства РФ Виталий Ковальчук.

Он провел простую аналогию: начиная ремонт в новой квартире, сначала мы занимаемся грубой отделкой – стяжкой пола и стен. После ее завершения уже можно жить в квартире, но мы переходим к этапу чистовой отделки – проводим электричество, клеим обои. Если транслировать этот пример на сферу энергосбережения, сейчас наступил этап чистовой отделки, когда фундамент залит, стены возведены, и нужно наводить порядок, избавляться от недоделок и неточностей в нормативно-правовой базе.

– Нам нужно «докрутить» законодательство. Мы выпустили много документов, которые открыли двери в разные проекты, но в процессе их практического применения постоянно возникает недопонимание или вопросы относительно неправильного применения отдельных положений. Вопрос не в том, чтобы менять постановления и законы, а в том, чтобы министерства и ведомства правильно давали разъяснения, – считает эксперт.

Кроме того, по его мнению, общественным организациям, органам власти и представителям бизнес-сообщества стоило бы задуматься об обобщении всего имеющегося опыта реализации проектов в сфере энергосбережения на территории России и предоставить эту информацию в открытом доступе для всех желающих.

– В последние годы энергосбережению и повышению энергоэффективности действительно уделяется серьезное внимание, но, учитывая масштабы нашей страны, все эти проекты представлены мелкой россыпью в разных регионах. Например, в Республике Саха (Якутия) хорошо пошел энергосервис с муниципальными объектами, котельными. На других территориях есть успешные примеры установки и использования ИТП, а также иных проектов, реализованных в жилых домах, объектах бюджетной сферы и промышленных предприятиях, – отмечает Виталий Ковальчук. – По долгу службы я мониторю то, что происходит в целом по стране, и когда слышу в отношении подобных проектов реплику: «Это нельзя сделать, потому что…», привожу пример, что, в общем‑то, в соседнем городе нечто похожее уже сделали и это работает, у людей зачастую возникает когнитивный диссонанс. Аккумулирование опыта, накопленного в сфере энерго­сбережения, причем не только положительного, но и отрицательного – порой он не менее значим, а также формирование «базы знаний» позволит преодолеть барьеры недопонимания в данной сфере, регионы смогут транслировать успешный опыт коллег на своих территориях, да и вопросов к регулятору будет меньше. Ведь сегодня, когда какая‑нибудь компания сталкивается с проблемой реализации проекта по энергосбережению, она либо сама, либо через Ассоциацию энергосервисных компаний – «РАЭСКО» пишет запрос в Министерство энергетики и получает ответ. Казалось бы, вопрос в итоге решен, но только на локальном уровне – для конкретного субъекта в конкретном регионе или муниципальном образовании, а все остальные даже не знают об этом. Такой точечный подход существенно тормозит реализацию подобных проектов.



Бизнес нельзя заставить

– В настоящее время наблюдается дисбаланс интересов между требованиями государства по энергоэффективности и бизнес-возможностями, которые возникают в этой сфере, – считает заместитель директора Департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности Министерства экономического развития РФ Дмитрий Вахруков. – Поэтому одна из важнейших задач – добиться разумных и экономически обоснованных требований государства к изменению подходов в части энергоэффективности, чтобы каждое предложение, касающееся этой сферы, становилось бизнес-историей. Мы не верим, что административными мерами можно заставить бизнес заниматься энергоэффективностью и добиться каких‑то результатов с точки зрения повышения этого показателя. Давайте признаем откровенно: если не будет взаимного интереса и возможности заработать на этом, вряд ли история с энергоэффективностью окажется успешной.

Вообще, система энергоэффективности нуждается в перезагрузке, и государственную политику в области энергосбережения, на наш взгляд, нужно выстраивать, опираясь на три базовых направления: производство электрической и тепловой энергии, ее транспорт и потребление. Это отражено в предлагаемом нами Плане повышения энергоэффективности. При этом особенно важна последовательность. Мы должны идти не сверху вниз, а снизу вверх, то есть сначала нужно понять, сколько энергоресурсов сможем сэкономить у потребителя, затем определить – какая транспортная инфраструктура, с учетом экономии для этого потребителя, нам нужна. Третий шаг – определить, сколько мы должны производить энергоресурсов, с учетом того, что сэкономили у потребителя. Важнейший момент – мы хотим за счет энергоэффективности перестать строить лишнюю инфраструктуру, которой уже и так построено очень много. К тому же, инфраструктура зачастую дублируется, например у потребителя есть централизованное теплоснабжение и тут же есть возможность подключения своей котельной к газопроводу, то есть мы сами стимулируем потребителя выходить из централизованной системы теплоснабжения и переходить на собственные источники, – резюмировал господин Вахруков.

Безусловно, необходимы четкие требования к бизнесу, который работает в энергетической сфере, по повышению энергоэффективности в части минимизации удельных расходов топлива при производстве, доведения объемов потерь в сетях до нормативного уровня, определения нормативов потребления бюджетными организациями и постепенное доведение факта потребления до этих нормативов.

– Задача непростая, и мы не ставим целью решить ее за полгода-год, будем постепенно идти в данном направлении, – пояснил спикер.

Он убежден: ключевая роль в процессе повышения энергоэффективности сегодня отводится энергосервисным компаниям, но парадокс в том, что фактический спрос на их услуги ниже потенциального предложения и в разы ниже потенциально возможного спроса.

– В сложившейся ситуации нужно делать ставку на эффективное развитие информационных технологий в этой сфере. Мы хотим дать возможность заключать энергосервисные договоры в автоматическом режиме, минимизировав ручной труд: чтобы внеся в программу некий набор данных, можно было получить на выходе энергосервисный контракт – юридически грамотный, соответствующий законодательству. Если договоримся на берегу, поймем, каким образом объективно считать экономику потребления и подготовим типовой контракт, рисков для бюджетников и энергосервисных компаний быть не должно. Это действительно важный вопрос, нерешенность которого во многом тормозит рынок, потому что пока мы до конца не понимаем, насколько правильно в перспективе пяти-десяти лет сможем посчитать экономию, – признал Дмитрий Вахруков, выразив надежду, что в ближайшее время Комплексный план, проект которого опубликован во второй половине мая, пройдет общественное обсуждение, будет доработан и принят.



Проще заменить оборудование, чем снести здание

– По российским и международным данным, сфера зданий – один из крупнейших потребителей электрической и тепловой энергии не только в нашей стране, но и во всем мире. Поскольку в настоящее время мы переориентируемся на экономию энергии у потребителя, экономия энергии в зданиях будет являться одним из самых больших источников экономии и повышения энергоэффективности, – уверен специалист отдела коммунального хозяйства Департамента жилищно-коммунального хозяйства Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Александр Фадеев. – Основные потребители в сфере ЖКХ – многоквартирные дома, и в 2016 году мы приняли приказ об утверждении Правил определения класса их энергоэффективности. Данный документ уже работает, надеюсь, со временем большинство зданий в России получат класс энергоэффективности, чтобы потребитель мог легко выбрать, в каком доме ему выгоднее купить квартиру с точки зрения последующей экономии средств на оплату энергоресурсов.

Спикер считает, что в данной сфере горизонт планирования должен быть не менее 10‑20 лет, поскольку заменить оборудование на энергоэффективное значительно проще, чем снести здание с повышенным потреблением энергии и построить на его месте новое, эффективное. Все‑таки это не только длительный по времени, но и довольно затратный процесс.

– В прошлом году мы подготовили дорожную карту по повышению энергоэффективности зданий, строений и сооружений, в этом – успешно ее реализовываем, в том числе сформированы примерные перечни мероприятий повышения энергоэффективности при капительном ремонте. Кроме того, в развитии этой дорожной карты разрабатываем требования энергоэффективности – давно ожидаемый документ, он позволит определить, какой политики будет придерживаться государство в части снижения удельного энергопотребления в строящихся зданиях. Сейчас проект приказа на общественном обсуждении, рассчитываем на поддержку профессионального сообщества, – резюмировал представитель ведомства.

Заместитель генерального директора государственной корпорации – Фонда содействия реформированию ЖКХ Ольга Сердюк поддержала: задача повышения энергоэффективности жилья – приоритетная на государственном уровне, поскольку является одним из элементов достижения государством общей цели по снижению потребления энергии и экономии ресурсов. Успешное выполнение этой задачи в жилищном секторе окажет влияние не только на состояние жилищного фонда, но и на уровень, качество жизни граждан, обеспечив комфортные условия их проживания.



Готовы поделиться опытом

В последние годы многие регионы проводят большую работу в части повышения энергоэффективности. Один из наиболее показательных примеров – Владимирская область, где сегодня действуют 24 энергосервисных контракта с объемом инвестиций 514,4 млн руб.

Первый заместитель губернатора Владимирской области по развитию инфраструктуры, ЖКХ и энергетики Лидия Смолина сообщила, что основной акцент сделали на уличное освещение: заключено 12 контрактов на модернизацию уличного освещения с заменой 23,94 тыс. светильников на энергоэффективные с инвестициями в размере 435,6 млн руб. Это позволило только во Владимире заменить в 2016 г. на энергоэффективные почти 14 тыс. светильников, еще 3,5 тыс. заменили в Коврове, 2,3 тыс. – в Гусь-Хрустальном, более 2 тыс. – в Александрове. Таким образом, за четыре года во Владимирской области поменяли практически 44 % всех светильников уличного освещения.

– У нас создается качественно новая привлекательная среда как для жителей, так и для туристов. Кроме того, в городах, где решены вопросы с освещением, снизилась преступность, а также аварийность на дорогах, – подчеркнула Лидия Смолина.

Еще 10 энергосервисных контрактов предусматривают реализацию энергоэффективных мероприятий на объектах социальной сферы – в школах и детских садах на сумму 42,1 млн руб., по одному контракту заключено в сферах теплоснабжения и энергоснабжения. В 2017 г. заключено четыре энергосервисных контракта на сумму около 20 млн руб., они коснутся социальной сферы – объектов системы образования и здравоохранения.

– Многие спрашивают, почему инвестор охотно идет к нам на энергосервис и на концессию. Возможно, секрет в том, что мы возмещаем часть затрат хозяйствующим субъектам – до 40 процентов от стоимости приобретенного организациями энергоэффективного оборудования. В 2016‑2017 годах из областного бюджета перечислено 168,7 миллиона рублей 29 хозяйствующим субъектам, а стоимость приобретенного оборудования по проектам составила 421,79 миллиона рублей. То есть когда к нам приходит инвестор, он, прежде всего, считает срок окупаемости проекта, а благодаря финансовой поддержке со стороны области срок окупаемости снижается, – заметила госпожа Смолина.

Она также напомнила, что Владимирская область не располагает собственными запасами традиционных топливных ресурсов – газа и угля, но обладает значительными запасами местных возобновляемых ресурсов, в частности отходов лесопереработки и торфа. Надо сказать, местные виды топлива активно используются. Так, лицензионная площадь торфяного месторождения составляет 3 тыс. гектаров, а запасы торфа – не менее 9 млн тонн. Для его переработки в области построены четыре комплекса по производству торфяных видов топлива. Кроме того, модернизировано и построено 16 котельных, работающих на местных видах топлива. Также в деревне Тургенево Меленковского района Владимирской области построена современная автоматизированная биокотельная, которая позволит снизить энергетическую зависимость от соседних регионов.

Ко всему прочему, на территории области с 2006 г. успешно реализуется государственная программа «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности во Владимирской области на период до 2020 г.», которая охватывает стратегически значимые отрасли: промышленность, сельское хозяйство, транспортный комплекс, энергетику и государственный сектор. В 2014‑2016гг. общий объем освоенных средств в рамках реализации данной программы составил 4,48 млрд руб., причем почти 4 млрд – внебюджетные средства.

Хотя бюджетных средств было меньше, но и они помогли: за счет них с 2014 по 2016 г. помимо замены светильников уличного наружного освещения, строительства и реконструкции котельных, в 3 муниципальных образованиях установлены 65 приборов учета ТЭР; внедрено 519 геоинформационных систем на транспортном комплексе коммунальной техники; приобретено 22 единицы транспортных средств, относящихся к дорожно-коммунальным службам и к общественному транспорту, оборудованных двигателями, работающими на газомоторном топливе; внедрена информационно-аналитическая система ведения топливо-энергетического баланса Владимирской области.

Коснулась модернизация и сферы теплоснабжения. За четыре года закрыта 51 нерентабельная котельная, использующая дорогостоящие виды топлива; газифицировано 49 твердотопливных котельных; построено 88 котельных суммарной тепловой мощностью 118,9 МВт.

Также в регионе действуют 25 концессионных соглашений с объемом инвестиций 12,27 млрд руб.: 20 в сфере теплоснабжения, пять – в сфере водоснабжения и водоотведения. В прошлом году заключено 8 концессионных соглашений на 1,7 млрд руб., а в нынешнем – пять на 204,55 млн руб.

– Работа, проводимая нами, отмечена Министерством энергетики России, Владимирская область вошла в тройку субъектов, активно реализующих проекты в сфере энергосбережения. Мы готовы поделиться опытом с другими субъектами, – подчеркнула Лидия Смолина.



Решение для изолированных территорий

Важный вопрос – инструменты модернизации электросетевого комплекса изолированных территорий на основе возобновляемых источников энергии – поднял главный инженер АО «ЭСК Сибири» Олег Вебер. Он напомнил: более тысячи населенных пунктов нашей страны, где проживают около одного миллиона человек, изолированы от ЕЭС России. Электроснабжение потребителей таких территорий осуществляется от автономных источников электроснабжения, в основном дизель-генераторных установок.

Проблемы населенных пунктов, технологически не связанных с ЕЭС России, известны: отсутствие круглосуточного качественного электроснабжения потребителей; устаревшее оборудование 60‑80-х годов производства и электросетевой комплекс, отслуживший нормативный срок эксплуатации; высокий удельный расход топлива на отпущенную электроэнергию; высокая себестоимость производства электроэнергии. При этом сложная транспортная логистика при доставке большого объема дизельного топлива постоянно ставит под угрозу электроснабжение на территории. Чтобы покрыть межтарифную разницу для генерирующей компании, краевой бюджет вынужден нести значительные затраты, ежегодно увеличивая субсидии. Бизнесу же такие территории малоинтересны из‑за их низкого уровня развития и отсутствия перспектив для развития самого бизнеса. В результате, как водится, страдают потребители – в том числе из‑за низкого уровня оказания услуг по электроснабжению.

Докладчик привел в пример села Укыр и Менза, которые находятся в 180 км по горной извилистой дороге от райцентра Красный Чикой Забайкальского края. Население сел даже в сумме небольшое – всего 615 человек. Прежде Укыр и Менза снабжались электроэнергией от одной дизельной электростанции, расположенной на территории села Укыр, при этом ДЭС в среднем работала 12‑15 часов в сутки.

– В 2014 году «Россети» и HEVEL заключили соглашение о сотрудничестве, в следующем году была определена территория реализации пилотного проекта в Забайкалье, который стартовал в 2016 году. Проект реализуется путем заключения концессионного соглашения между правительством Забайкальского края и АО «ЭСК Сибири». В рамках исполнения обязательств по данному соглашению АО «ЭСК Сибири» заключило энергосервисный контракт с группой компаний HEVEL на строительство АГЭУ. ПАО «МРСК Сибири» выступило в качестве подрядной организации по реконструкции сетей и системы учета. Данная схема на основе концессионного соглашения и энергосервисного договора позволила привлечь частные инвестиции в реализуемый пилотный проект без увеличения нагрузки на бюджет субъекта РФ и тарифа на электроэнергию. Возврат вложенных средств ожидается в течение пяти-семи лет. Реализация данного проекта позволит повысить энергоэффективность электросетевого комплекса, надежность и качество электроснабжения потребителей, снизить затраты на производство электроэнергии и потери электроэнергии при передаче, а также сократить субсидии краевого бюджета на покрытие межтарифной разницы.

При этом, заметил выступающий, концессионеры, несущие все риски по реализации проектов на основе зеленой энергетики на изолированных территориях, практически не получают положительного экономического эффекта из‑за действующего законодательства, и с этим нужно что‑то делать.
Хочется надеяться, что многочасовые дискуссии окажутся продуктивными: Минэкономразвития поможет перезагрузить систему энергоэффективности, государство и бизнес найдут новые точки соприкосновения в реализации проектов по энергосбережению, а регионы возьмут на заметку опыт коллег.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 03 (30) июнь 2017 года:

    << | < 1
  • 1
  • > | >>