16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Чего боится Кремль?

Продажа "Силовых машин" компании Siemens

Андрей Нечаев, гендиректор Российской финансовой корпорации:

– Есть версия, что продажа "Силовых машин" ставит под угрозу национальную безопасность страны, но есть и другая версия – что компанию захотел кто-то купить другой. Маловероятно, что это Чубайс: компания не соответствует его профилю. Кремль уже неоднократно отказывал в подобных сделках, и не только иностранцам, но и нашим – например, в строительстве частного нефтепровода, ЮКОСу в сделке с Exxon Mobil. Власть не хочет ослаблять возможность административного влияния. А нарушение юридических прав компании может приводить к международным скандалам.

Андрей Терехов, управляющий директор инвесткомпании The Carlye Group:

– Рациональных объяснений я найти не могу, но источник этого страха надо искать в победе "оранжевой революции" на Украине. У российского государства параноидальный страх перед иностранцами: видно, оно боится, что они закроют наши заводы, навезут всякого барахла, а нам придется его покупать. Другой вопрос, что переговоры по этой сделке ведутся год, и непонятно, зачем надо было резать кошке хвост по частям. Ну и как после этого говорить о благоприятном инвестклимате?



Харро ван Храафейланд, гендиректор TNT Express в России:

– Кремль не хочет, чтобы иностранцы имели влияние в нефтяном и оборонном секторах страны. Государство стремится защитить свои стратегические интересы, а интересы бизнеса отходят на второй план. В России политика и бизнес смешаны и крупные проекты решаются не по принципам бизнеса. Но так происходит не только в России, Америка ведет себя так же.



Виктор Глухих, президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей, член Совета федерации:

– Дело не в Кремле, а в энергобезопасности страны. Все знают о продовольственной безопасности, но энергобезопасность тоже дорогого стоит. И хорошо, хоть сейчас у власти восстановилась здравая логика. Если бы мы продали "Силовые машины", то фактически сами же закрыли бы у себя производство паровых и газовых турбин, и потом у немцев их покупали бы. А ведь сейчас "Силовыми машинами" заинтересовано РАО ЕЭС. Но "Силовые машины" – частная компания, и она вправе выбирать того, кто ей делает более интересное предложение.



Анатолий Долголаптев, президент Лиги содействия оборонным предприятиям:

– Не знаю. Сегодня наша власть закрыта. Но мне кажется, тот, кто собирался продать немецкому Siemens наши "Силовые машины", не очень любит родину и его не очень заботит ее будущее, ее энергетика и оборонка. И я совсем не уверен, что отказ продавать флагман нашей энергетики окончательный.



Олег Сысуев, в 1997-1998 годах вице-премьер РФ:

– Внешней угрозы. Мы все продолжаем жить разными фобиями и фантомами. Любой выгодный контракт со стороны Запада мы продолжаем воспринимать как попытку захватить Россию. Подобными отказами от выгодных сделок мы подрываем и так не самое прочное доверие западных инвесторов.



Владимир Семаго, председатель совета директоров производственно-технической компании "Энергопром":

– Да ничего он не боится, просто понял, что наобещал невыполнимое. Конечно, не выполнив обещания, Россия будет выглядеть не лучшим образом, но уж лучше недоработку увидеть на стадии подготовки к продаже, чем после. И, наверное, нам не следует вновь ничего обещать Siemens, кроме того, как больше и чаще думать, давая различные обещания.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку