16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

"Стоимость электроэнергии для потребителей впервые снизилась"

04.04.2005 Известия Варвара АГЛАМИШЬЯН

На этой неделе правительство, возможно, рассмотрит вопрос о росте тарифов на газ, электроэнергию и железнодорожные перевозки в будущем году. Это заседание уже дважды переносилось из-за того, что "Газпром" предложил отпустить цены на газ на свободу. О том, как принятие этого предложения повлияет на остальные отрасли экономики и что будет с энерготарифами, корреспонденту "Известий" Варваре Агламишьян рассказал зампред правления РАО "ЕЭС России" Яков Уринсон.

известия: Как вы относитесь к идее отмены регулирования цен на газ?

Уринсон: К идее - отношусь позитивно. Но только в том случае, если отмена происходит в процессе либерализации рынка газа. Сегодня "Газпром" осуществляет около 86% общероссийской добычи природного газа и 80% его поставок российским потребителям. Причем эти поставки идут по трубопроводам, принадлежащим "Газпрому". В этих условиях отпуск цен на газ - нонсенс. Преодолеть такой монополизм "Газпрома" на рынке газа при помощи биржевых технологий его продажи, о которых говорят руководители концерна, конечно, невозможно.

известия: Но глава "Газпрома" Алексей Миллер предлагает отпустить цены на газ "здесь и сейчас".

Уринсон: Думаю, известные высказывания Алексея Миллера о целесообразности немедленной отмены госрегулирования цен на газ - эпатаж родного правительства, которое уже много раз за последние три года откладывало принятие решений о реструктуризации "Газпрома" и либерализации рынка газа, попытка побудить его принять, наконец, хоть какое-то решение. Ведь сегодня газ отечественным потребителям обходится примерно в $35 за тысячу кубометров. Это не только в три и более раз ниже, чем он стоит за рубежом. Это намного ниже его рыночной цены в сегодняшней российской экономике, которая, как показывают расчеты, составляет $50-60 за тысячу кубов.

известия: Что же нужно, чтобы перейти к рыночным ценам на газ?

Уринсон: Для этого нужна серьезная реформа всей газовой промышленности. Ее суть - в отделении добычи газа от его транспортировки, обеспечении недискриминационного "доступа к трубе" любого газодобывающего предприятия, в отпуске цены на сам газ, то есть цены его добычи, и государственном регулировании тарифов на его перекачку.

известия: Но ведь, несмотря на реформу электроэнергетики, которую вы упомянули, цены на электричество продолжают расти.

Уринсон: Это так. Но давайте посмотрим статистику. И тогда увидим, что за последние годы их рост заметно замедлился. В 2000 году тарифы на электроэнергию выросли на 42%, в 2001 - на 28%, в 2002 - на 26%, в 2003 - на 17%. В 2004 году при инфляции в 111,7% рост энерготарифов составил 111,4%. Это означает, что в реальном исчислении стоимость электроэнергии для потребителей впервые снизилась.

известия: Вы нарисовали совсем уж безоблачную картину. Так в жизни не бывает. А как переход к рыночным ценам на газ переживет население?

Уринсон: Конечно, в реальной жизни не все так просто и бесконфликтно. Но - дорогу осилит идущий... Что же касается цены газа для населения, то здесь, на мой взгляд, от государства потребуется очень серьезный маневр. Газ - природное богатство, принадлежащее всем гражданам России. А потому существенная часть дохода от роста его цены должна быть направлена на повышение пенсий и зарплат бюджетников.

известия: Если все же цены на газ уже в ближайшем году возрастут больше, чем ранее намечалось, РАО "ЕЭС России" потребует пересмотра своих тарифов?

Уринсон: Мы представили в правительство свои предложения, которые исходят из сценарных условий, заданных Министерством экономики. В этих предложениях мы подтверждаем свои обязательства удерживать динамику цен на электро- и теплоэнергию в пределах инфляции.

известия: Но ведь правительство может с вами не согласиться и потребовать выйти на ту же динамику энерготарифов при более высоких ценах на газ?

Уринсон: В этом случае неизбежно уменьшится наша прибыль, а значит, и те финансовые ресурсы, которые РАО "ЕЭС России" сможет направить на инвестиции и выплату дивидендов, в том числе, основному собственнику - государству, которому принадлежит 52% акций копании. Другое не столь очевидное, но то же неизбежное, хотя и с лагом во времени, следствие - снижение капитализации РАО. Так что государство и выражающее его волю правительство вряд ли заинтересовано в подобных решениях.

известия: Что касается инвестиций, то в Совете федерации есть мнение, что инвестиционная политика РАО "ЕЭС" не обеспечивает энергобезопасность страны. Поэтому инвестиционную составляющую абонплаты РАО "ЕЭС" следует направить в бюджет и с помощью этих средств развивать государственно-частные партнерства в энергетике.

Уринсон: Государственно-частное партнерство, может, где-то и нужно, но в энергетике - вряд ли. Здесь создается продукт, который торгуется на рынке. Реформа энергетики нацелена на то, чтобы он продавался по такой цене, которая позволяет покрыть текущие затраты, выплатить дивиденды и сделать капитальные вложения. Попытки через бюджет закачать деньги в энергетику приведут, как показывает весь наш прошлый опыт, к низкой эффективности инвестиций. К тому же из простой арифметики следует: чем больше средств бюджета уходит на производственные инвестиции, тем меньше остается на социальные нужды, на оборону и безопасность. А вот их-то финансировать, кроме как из бюджета, неоткуда. В энергетику же деньги, может, и будет вкладывать частный инвестор.

известия: А вы можете назвать иных инвесторов в энергетику, кроме металлургов и угольщиков, с которыми уже ведутся переговоры?

Уринсон: Прежде всего скажу, что не вижу ничего странного в том, что первыми в энергетику приходят деньги компаний, для которых профильным является бизнес по производству металла или добыче угля. Даже если сегодня они покупают акции энергокомпаний только для того, чтобы обеспечить свои профильные активы дешевой электроэнергией (металлурги) или гарантированным рынком сбыта (угольщики). Но завтра, когда заработает полномасштабный рынок электроэнергии, эти и другие инвесторы будут вкладывать средства в энергетику потому, что и ее активы будут давать хорошую прибыль. Пусть с меньшей рентабельностью по сравнению с другими сферами приложения капитала (например, по сравнению с инновационной сферой), но зато и с меньшими рисками. Ведь без электроэнергии, как и без продовольствия, пока не проживешь, а значит, на нее еще долго будет гарантированный спрос.

известия: Давайте вернемся к тому, что происходит внутри самого РАО "ЕЭС". Недавно совет директоров одобрил программу поощрения менеджмента. В рамках опциона вы станете обладателями 14,25 млн акций компании на сумму $4,2 млн. Что изменилось в вашем отношении к работе после этого решения?

Уринсон: Суть принятой опционной программы в том, что я, так же как и многие другие сотрудники нашей компании, получаю возможность купить в 2007 году ее акции по заранее оговоренной цене. Напомню, что в соответствии с решением, принятым правительством в декабре 2004 года, РАО "ЕЭС России" будет реорганизовано путем пропорционального разделения. Я считаю, что до этого капитализация РАО "ЕЭС" возрастет. Поэтому я взял кредит и внес предусмотренную программой предоплату. Надеюсь, что через два года воспользуюсь предоставляемой мне возможностью. Таким образом, совет директоров замотивировал моих коллег и меня на то, чтобы в оставшийся до ликвидации компании период мы сделали все от нас зависящее для роста ее стоимости.

известия: Если до конца 2006 года РАО "ЕЭС России" будет реорганизовано, то его акции в зеркальной пропорции будут обмениваться на акции Федеральной сетевой компании, Системного оператора, Оптовых генерирующих компаний. Вы уже думали о том, какие из них нужно будет продать, а какие подкупить?

Уринсон: Не думал. Наступит 2008 год, тогда и подумаю. Посмотрю, что будет твориться с котировками этих акций на рынке, и приму решение.

известия: Что вы сами думаете о недавнем покушении на А. Чубайса?

Уринсон: Уверен, что оно никак не связано с его работой в РАО "ЕЭС". Не хотел бы дальше обсуждать эту тему. Скажу только, что меня даже больше возмущает не сам факт этого покушения, а реакция на него некоторых деятелей, да и вообще общественности. Ужасно, когда сразу после покушения в СМИ, в эфире день и ночь обсуждается, почему не убили. А если не убили, значит, это он сам инициировал. Рогозин же даже счел возможным поерничать: если бы это "Родина" организовала, то мы бы не промахнулись. Ужасно! Ведь речь идет о живом человеке, пусть даже это Чубайс, который во всем виноват.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку