16+
Регистрация
РУС ENG

Геологоразведка боем

20.06.2007 КоммерсантЪ ПЕТР Ъ-НЕТРЕБА

Невыполнение плана по разведке нефти грозит компаниям ростом экспортных пошлин

Председатель правительства Михаил Фрадков вчера заявил о возможности увеличения экспортных пошлин на нефть в случае, если нефтяные компании не увеличат собственные инвестиции в геологоразведку в Восточной Сибири. Бюджет таким образом готов "выбить" из "Роснефти", ЛУКОЙЛа, "Сургутнефтегаза", "Газпром нефти" деньги для обеспечения ресурсной базы трубопровода Восточная Сибирь–Тихий океан (ВСТО). Для вывода ВСТО на проектную мощность 80 млн тонн перекачки нефти в год не хватает дополнительных 45 млн тонн добычи в год, и в Минприроды констатируют, что "этих месторождений просто нет".

Вопрос об увеличении экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты Михаил Фрадков неожиданно поставил вчера на заседании президиума госкомиссии по Дальнему Востоку. Премьер заявил буквально следующее: "Может, как с круглым лесом поступить – таможенные пошлины увеличить на сырую нефть и мазут как следует!" Программу повышения таможенных пошлин на экспорт леса правительство начнет реализовывать 1 июля, к 2011 году пошлины на экспорт ряда видов древесины вырастут до уровня заградительных. Сейчас пошлина на экспорт нефти и нефтепродуктов зафиксирована по формуле от цены нефти Urals, рост ее относительно котировок Urals не предполагается.

Радикальное предложение от премьера прозвучало после того, как на заседании госкомиссии практически все участники высказались о том, что нынешний объем разведанных запасов нефти в Восточной Сибири не способен удовлетворить одновременно и внутренние потребности, и экспортные. Вчера президиум рассматривал ход выполнения поручения президента Владимира Путина по развитию Дальнего Востока и обсуждал, где взять нефть для загрузки нефтепровода Восточная Сибирь–Тихий океан.

Замглавы Минприроды Алексей Варламов сообщил, что для выхода ВСТО на проектную мощность 80 млн тонн нефти в год в 2020 году не хватает 45 млн тонн. "Этих месторождений просто нет",– заявил господин Варламов, сообщив, что промышленная разработка уже разведанных месторождений в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке позволит довести ежегодную добычу нефти только до 35 млн тонн. Чтобы ситуация изменилась, по его расчетам, требуется вкладывать в геологоразведку до 6-8 млрд руб. в год. Однако в 2006 году на эти цели из федерального бюджета было выделено лишь 2,5 млрд руб., а в 2007 году – 3,9 млрд руб.

Президент "Транснефти" Сергей Вайншток сообщил, что нефтяные компании, кроме "Сургутнефтегаза", в геологоразведку вообще не вкладываются, получая прибыль от высокой цены на нефть. Однако, по его словам, еще недавно при цене нефти $8 за баррель объем добычи рос. Это замечание и вывело из себя Михаила Фрадкова: "Сейчас выгодно на экспорт поставлять энергетический дефицит. И все страны развиваются, а мы источник сырья". Отметим, совещание не обсуждало реальную степень налоговой нагрузки на нефтекомпании и степень инвестиционной активности в отрасли.

"Нужно принимать какие-то жесткие меры",– сделал вывод Михаил Фрадков. Логика премьера проста: или удастся заставить нефтяников самостоятельно оплатить разведку труднодоступных месторождений, или эту программу будет оплачивать бюджет, но эти расходы компенсируются повышенным обложением нефтяных компаний. При этом для Михаила Фрадкова "очевидно, что ТЭК является локомотивом развития экономики, он призван обеспечить рост благосостояния населения и экономические и геополитические позиции России в мире".

Нефтяные компании считают, что нынешняя налоговая система оплачивать геополитические идеи им не позволяет. Глава компании "Сургутнефтегаз" Владимир Богданов пытался разубедить Михаила Фрадкова прямо на заседании президиума. По его словам, чистая прибыль "Сургутнефтегаза" за первые два квартала 2007 года составила около 10 млрд руб., а только на запланированную геологоразведку требуется 8 млрд руб. Он заявил премьеру, что правительство, наоборот, должно "освобождать от пошлин новые месторождения" и развивать инфраструктуру в труднодоступных регионах Восточной Сибири.

Другой представитель одной из нефтяных компаний пояснил корреспонденту Ъ, что правительство слишком долго определялось с маршрутом строительства ВСТО и в результате нефтяники не могли просчитать рентабельность этого проекта и тянули с освоением месторождений. По его мнению, вчерашний демарш премьера – это желание административными методами решить политический вопрос наполняемости экономически не просчитанного проекта ВСТО. Заметим, что нефтяники не так уж и не правы – по расчетам Merrill Lynch, при цене нефти $64 за баррель в апреле и мае 2007 года нефтяные компании отдали в виде таможенных пошлин и платежей "Транснефти" по $27 с каждого барреля. Из оставшихся $37 с барреля они должны заплатить НДПИ и оплатить капитальные расходы.

Тем не менее вчера Михаил Фрадков продемонстрировал, что собирается любым способом заставить нефтяные компании платить за геологоразведку. Он предложил отдельно рассмотреть этот вопрос на очередном заседании комиссии ТЭКа и поручил главе "Транснефти" Семену Вайнштоку подготовить справку об объемах и направлениях экспорта нефти и нефтепродуктов по каждой компании. Такую же информацию он потребовал и от ФТС. Свою цель Михаил Фрадков пояснил так: "Если бизнес чего-то недопонимает, то нужно подсказать ему экономическими методами. Их устраивает сегодняшний день, но это не устраивает страну. Это удивительно, у нас всего пять-шесть олигархов в этой сфере. Один из них понимает. А остальные почему не понимают?"

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку