16+
Регистрация
РУС ENG

Нефть в малых формах

09.02.2007 КоммерсантЪ НАТАЛЬЯ Ъ-СКОРЛЫГИНА, ДЕНИС Ъ-РЕБРОВ

Иностранцы нашли тропинку в российский ТЭК

За 2006 год иностранный капитал, потесненный со своих позиций в российском нефтяном секторе, энергично продвинулся в малой нефтедобыче. Консолидация сектора привела к появлению нескольких сильных игроков, привлекательность акций которых постоянно растет. Между тем вложения в акции малых нефтекомпаний аналитики оценивают как перспективные, но высокорисковые – накапливая балансовые запасы, компании не могут гарантировать, что своевременно приступят к их разработке и что разработка принесет плоды.

Иностранный капитал с российским лицом По статистике ЦДУ ТЭКа, за 2006 год добыча малых нефтяных компаний (МНК) сократилась на 9%, до 14,87 млн тонн (3,1% от всей российской нефтедобычи против 3,4% в 2005 году). Причина падения – выбывание ряда МНК из числа независимых. Так, в июне с российского рынка ушла американская Marathon, продав принадлежащие ей предприятия ЛУКОЙЛу. В статистике добычи МНК за этот год тоже уже произошло "падение": из числа независимых выбыл их лидер, ООО "Ваньеганнефть" (2,31 млн тонн в 2006 году). В начале января ТНК-BP за $485 млн выкупило 50-процентную долю в ООО у своего партнера американской Occidental Petroleum, став 100-процентным владельцем "Ваньеганнефти". Лидером по добыче, таким образом, стало Salym Petroleum (2,06 млн тонн в 2006 году) – паритетное СП подконтрольной Шалве Чигиринскому Sibir Energy и англо-голландской Shell.

Среди остающихся независимыми компаний МНК двух категорий: чисто российские компании, менеджмент которых в прошлом или настоящем тесно аффилирован с региональной администрацией, и компании с иностранным капиталом. В большинстве последних у руля стоит иностранный менеджмент, однако совладельцы, как правило, русские. Среди них немало людей, исторически связанных с ключевыми активами новых компаний. Так, Timan Oil and Gas (TOG) возглавляет Александр Капалин – бывший глава АО "Конвенция", которое в 1994 году на первом в Томской области аукционе купила лицензию на разработку Нижнечутинского месторождения (один из основных активов TOG). В совет директоров Imperial входил Александр Корчик, бывший владелец ООО "Альянснефтегаз" и ООО "Сибинтернефть" (основных активов Imperial). В совет директоров Concorde Oil & Gas, которая в марте 2006 года купила Печорскую энергетическую компанию, входит знаменитый геолог Григорий Габриэлянц, в 1989-1991 – министр геологии СССР. Он лично участвовал в открытии месторождения Лузское, где сейчас и работает Concorde.

Ряд МНК создали бывшие менеджеры крупных российских нефтекомпаний. Совладелец "Самара-Нафты" Семен Кукес, продавший в марте 2005 года 65% ее акций Hess Corporation, возглавлял ТНК и ЮКОС. Выходцы из ЮКОСа основали Victoria Oil and Gas. Владелец Urals Energy и глава ее российских операций – бывший зять Бориса Ельцина Леонид Дьяченко был связан с трейдинговым бизесом. Сооснователи Urals Вячеслав Ровнейко и Георгий Рамзайцев – трейдеры, выходцы из структур "Союзнефтеэкспорта" и владельцы части его зарубежных активов.

Компании с иностранным капиталом организованы примерно по одной схеме. Как правило, собственники оставляют себе незначительный пакет акций МНК, размещая существенную долю на рынке (в основном на AIM – рынке альтернативных инвестиций Лондонской фондовой биржи), и затем регулярно проводят допэмиссии. Сильно распыленный акционерный капитал дает возможность контролировать компанию, даже обладая скромным пакетом. Так, free float у Urals Energy – около 40%, WSR – около 60%, Imperial – около 70%.

Тем самым компании получают доступ к рыночному капиталу, который обходится дешевле, чем кредиты, отмечает аналитик АТОНа Артем Кончин. Это дает возможность оплатить приобретения или покрыть затраты на освоение месторождений. Существенный free float помогает владельцам этих компаний отчасти застраховаться от недружественного поглощения. Перед потенциальным покупателем стоит задача выкупить акции на рынке, что проблематично с учетом высокой оценки запасов малых компаний (см. интервью).

Рискованные и привлекательные Аналитики отмечают инвестиционную привлекательность бумаг МНК. "Наши клиенты проявляют интерес к этим бумагам,– признает Дмитрий Царегородцев из FIM Securities.– Конечно, риски у этих компаний выше, чем у мейджоров, но некоторые инвесторы не хотят ограничиваться доходностью в 30%, а рассчитывают получить 70%. Есть специальный показатель – риск доходности. Все понимают, что, если вы хотите получить больше денег, приходится рисковать". "Вложений без рисков не бывает,– соглашается аналитик UBS Каха Кикнавелидзе.– Конечно, есть опасения, что не все те амбициозные планы по объему добычи, о которых говорит менеджмент этих компаний, будут выполнены. В том числе из-за загруженности сервисных предприятий, занимающихся бурением в России. Но в целом их можно отнести к инвестиционно привлекательным".

Малоизученность запасов и возможность обеспечить их рост в несколько раз эксперты называют основным преимуществом МНК. "Месторождения этих компаний еще могут преподносить сюрпризы. Инвесторы реагируют на каждое новое открытие – это существенный вклад в общую производственную картину. А если новое, даже крупное открытие сделает ЛУКОЙЛ или "Сургутнефтегаз", их запасы все равно вряд ли увеличатся даже на 10-15%",– говорит господин Царегородцев.

По расчетам господина Кикнавелидзе, баррель запасов WSR торгуется приблизительно по $4,5, у Urals Energy – $4,6. "WSR торгуется с премией, поскольку в производственном плане ушла дальше своих конкурентов, которые только начинают добычу",– поясняет аналитик. К примеру, запасы Imperial Energy торгуются по $2,6 за баррель. В среднем же баррель запасов российских нефтекомпаний стоит приблизительно $2-3. При этом участники рынка учитывают, что некоторые малые компании в будущем могут быть куплены более крупными конкурентами, так что их акционерам может быть предложена хорошая цена за актив. А поскольку принадлежащие предприятиям месторождения не относятся к категории стратегических, в сделке смогут поучаствовать и западные компании, и правительство вряд ли будет этому препятствовать, как может произойти в случае покупки доли в крупных нефтехолдингах.

Между тем аналитики отмечают, что наиболее высокий риск, который сопровождает вложения в капитал МНК,– неясность перспектив реализации программ разработки накопленных запасов. Есть риск, что они окажутся более дорогостоящими, чем предполагается, или их исполнение затянется. Возможны и геологические риски. В этом смысле показателен опыт компании Victoria Oil & Gas. В ноябре 2005 года компания объявила о том, что независимый аудит извлекаемых запасов Западно-Медвежьего месторождения показал более 14 млрд кубометров газа. Ее капитализация выросла втрое. Однако в июле 2006 года Victoria объявила, что две скважины оказались сухими, и ее капитализация в тот же день упала на 30%. Основная гордость Imperial Energy – удачный аудит запасов Киев-Еганского месторождения на правом берегу Оби, поднявший балансовые запасы компании на 41%. Однако месторождение удалено от транспортных мощностей, и компания пока не объявила, как она собирается решать эту проблему, так что коммерческая ценность запасов пока условна.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку