16+
Регистрация
РУС ENG

А у нас в квартире газ. А у вас?

12.01.2007 Российская газета Алексей Морозов, Елена Лашкина

Почему Россия больше не хочет поддерживать популизм белорусских чиновников

Сегодня топливный конфликт с Белоруссией должен окончательно разрешиться: премьеры наших стран доложат президентам итоги вчерашних переговоров, а российская нефть со вчерашнего дня беспрепятственно идет в Европу. Но в Москве, похоже, намерены "вспомнить все" и разобраться наконец с теми перекосами, которыми страдают наши отношения, не только в сфере нефти и газа. Вспомним и мы, с чего начинался и как развивался конфликт.

Очень не хотелось российским политикам работать в первые дни нового года, когда вся страна расслабляется, погрузившись в праздничную нирвану. Но их мечтам о благостных праздниках сбыться было не суждено. Спокойствие нарушил Александр Лукашенко, причина - российские газ и нефть.

При том что, как заметил Владимир Путин, подписанные накануне нового года газовые соглашения с Белоруссией чреваты для российской экономики потерями в 3,3 млрд. долларов, из которых 1,3 млрд. придутся на госбюджет, а 2 млрд. - на "Газпром". По оценкам президента России, прямая поддержка Белоруссии, выразившаяся в снижении цен на газ, стоит нашим налогоплательщикам миллиарды долларов.

Еще одной мерой поддержки Белоруссии в Москве считают условия покупки "Газпромом" акций "Белтрансгаза", согласно которым газовый гигант приобретает 50 процентов акций, но не имеет контрольного пакета и права решающего слова при управлении предприятием. "Это еще одна мера поддержки белорусских коллег - в 2,5 миллиарда долларов", - заявил Владимир Путин во вторник на совещании с членами правительства.

Свои люди - сочтемся

Почти десять лет Лукашенко публично всячески поддерживал идею создать Союзное государство, ввести единую валюту - в общем, полностью объединить два народа. Но все оказалось фикцией. Очевидным это стало, когда долго обсуждаемая идея введения единого рубля вдруг натолкнулась на политическое противостояние. Подготовленные российским минфином документы так и остались неподписанными. В Минске посчитали, что за рубль с одним эмиссионным центром в Москве неплохо было бы получить компенсацию. "За благо не доплачивают", - остудил тогда пыл соседей российский премьер Михаил Касьянов.

Но и после этого в России продолжали верить, что объединение возможно. Официальный Минск же использовал ситуацию по полной программе, получая безвозмездные кредиты, энергоносители по внутрироссийским ценам и торговые преференции. В том, что касается дальнейших шагов по построению Союзного государства, все ограничивалось декларациями. При этом весь прошлый год Александр Лукашенко стыдил российских чиновников, обвиняя их в нежелании это самое единое государство строить.

- В свое время мы подписали соглашение о равных условиях, чтобы не было препятствий в торговле, чтобы товары и капитал передвигались свободно, но у нас все чаще возникают вопросы, - говорил он, перекладывая всю ответственность на российскую сторону.

По мнению Лукашенко, если в России газ стоит 50 долларов, то и для Белоруссии он должен стоить столько же: "Мы никогда не будем покупать газ дороже, чем Германия. Еще те люди не умерли, которые в одних окопах с россиянами гибли". Кроме того, в Минске напоминали, что через Белоруссию из России в Европу и обратно проходит бесплатно порядка 100 миллионов тонн грузов. "Можно собрать за это около миллиарда долларов, и газовый вопрос для нас не будет стоять", - рассуждал Лукашенко, обращая внимание и на то, что российские военные объекты на территории его страны находятся бесплатно. "Свои люди - сочтемся", - обещал он, наблюдая за хозяйственными спорами России и Украины, Грузии, Молдавии, Азербайджана. Но очередь дошла и до Минска.

Бешеные деньги

Буквально под бой курантов в "Газпроме" подписали контракт, согласно которому Белоруссия в 2007 году будет покупать российский газ по 100 долларов за тысячу кубометров. Стоимость транзита составит 1,45 доллара за тысячу кубов на 100 километров.

Но Минск это, похоже, не устроило. Хотя вечером 31 декабря глава белорусского правительства Сергей Сидорский заметил, что договорился с Михаилом Фрадковым обсудить вопросы раздела пошлин на нефтепродукты позже, и напомнил, что белорусская сторона в связи с введением экспортной пошлины на российскую нефть (180 долларов за тонну) отказалась от ее закупок. Тем не менее задним числом, в Рождество, белорусские власти объявили о введении пошлины на транзит нефти в 45 долларов за каждую перекачанную через ее территорию тонну. Если учесть, что ежегодно через Белоруссию в Европу поставляется по 70-80 млн. тонн, введение пошлины обойдется Москве в 3,1 - 3,6 млрд. долларов.

Этот шаг Минска глава Минэкономразвития России Герман Греф назвал беспрецедентным с точки зрения права. По его словам, подобное решение нарушает договорно-правовую базу России и Белоруссии - в частности, два межправительственных соглашения и соглашение, заключенное Белоруссией с "Транснефтью". Дальше - больше: после отбора 79 тысяч тонн российской нефти "Транснефть" прекратила поставки нефти по трубопроводу "Дружба" в Белоруссию, следовательно, и в Польшу, и в Германию.

Ошибка ценой в сотни миллионов

Пятилетние переговоры с Белоруссией по условиям поставок нефти рассматривались Москвой как поддержка белорусской экономики, особенно в момент предвыборной кампании. Начав строить в 1995 году Союзное государство, Россия сознательно отказалась от взимания при поставках в Белоруссию экспортной пошлины на сырую нефть. Ставки экспортных пошлин на нефтепродукты автоматически устанавливались на белорусско-западной границе, при этом доходы от пошлины распределялись так: 15 процентов - в бюджет Белоруссии, 85 процентов - в бюджет России. Но в 2001 году белорусская сторона в одностороннем порядке вышла из этого соглашения. В итоге, по подсчетам отечественных экономистов, из-за отсутствия экспортной пошлины на сырую нефть на протяжении пяти последних лет потери российского бюджета составляли 3-4 млрд. долларов в год.

Не будем, однако, уподобляться заевшимся обывателям - никто не хочет, чтобы белорусы, оставшись без нашего рынка сбыта и лишившись дешевого газа, мерзли и голодали. И если такая опасность есть, то виновата ли в этом Россия? Долгие годы, получая газ по 46 долларов, Минск перепродавал его в Европу по 250. Неплохой бизнес. Но куда делись деньги? Ведь сегодня в стабфонде Белоруссии - 600 млн. долларов. Этого хватит лишь на то, чтобы месяц компенсировать вздорожавший газ. Золотовалютные резервы страны оцениваются в 1,5 млрд. долларов - это лишь объем месячного импорта Белоруссии. Может, деньги пошли на модернизацию предприятий? Почему же тогда четверть их может обанкротиться из-за роста газовых цен и вообще точка безубыточности белорусской промышленности - где-то в районе 70 долларов за тысячу кубов? Почему то, что вынесли приватизированные украинские заводы, грозит стать смертельным для госсектора Белоруссии? Может, оттого, что Минску казалось: дешевый газ будет вечно?

Вывод, возможно, и жесткий, но честный: то, что Минск не смог воспользоваться шальными деньгами для структурного перевооружения своей экономики, а просто проел эти сотни миллионов долларов - проблема руководства Белоруссии. Не оно первое совершает эту ошибку, не оно последнее. Но за собственные ошибки в нынешнем лишенном сентиментальности мире приходится платить.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку