16+
Регистрация
РУС ENG

"У ФСК есть хорошие шансы занять место РАО ЕЭС на рынке ценных бумаг"

25.12.2006 КоммерсантЪ ЕКАТЕРИНА Ъ-ГРИШКОВЕЦ

Андрей Раппопорт о реформировании ФСК и дальнейшей судьбе "Интер РАО ЕЭС"

В пятницу совет директоров ОАО "Федеральная сетевая компания" (ФСК) утвердил инвестиционную программу компании на следующий год (см. стр. 17), которая в 2,5 раза превысит вложения этого года. ФСК резко наращивает инвестиции накануне своего выделения из РАО "ЕЭС России". О том, как будет реформирована ФСК и о дальнейшей судьбе ЗАО "Интер РАО ЕЭС", Ъ рассказал председатель правления ФСК, глава совета директоров ЗАО и член правления РАО ЕЭС АНДРЕЙ РАППОПОРТ.

– В следующем году ФСК исполняется пять лет. Что было сделано за эти годы?

– Основная задача, которую мы решали все эти годы,– это собственно создание ФСК. До реформы РАО ЕЭС представляло собой холдинг, владевший пакетами акций АО-энерго, федеральных электростанций и магистральными сетями. Потом магистральные сети, принадлежавшие непосредственно РАО, выделили в специальную компанию, так получилась отдельная стопроцентная "дочка" – Федеральная сетевая компания. Однако это только кажется, что сети просто были переведены из одного места в другое и больше ничего не произошло. На самом деле нам пришлось структурировать работу, подбирать персонал, вводить единую систему управления сетями. Мы также сформировали единую национальную сеть, взяв в пользование магистральные сети, входившие ранее в АО-энерго. Сегодня мы управляем крупнейшим в мире сетевым комплексом 220-1150 кВ.

Сейчас мы подходим к управлению ФСК как к классическому бизнес-проекту с эффективностью доходности на капитал, а не просто с полезным отпуском электроэнергии. Единственный вопрос, который нам осталось решить,– выделение ФСК из РАО ЕЭС. После этого ФСК станет публичной компанией, акциями которой будут владеть миноритарные акционеры РАО ЕЭС и государство.

– Федеральная сетевая компания уже год управляет распределительными сетями. Что изменилось в распределительных сетевых компаниях?

– 2006 год стал первым годом, когда распределительные сетевые компании работали самостоятельно и имели собственные тарифы. Этот год показал, что распределение электроэнергии при должном уровне управления является хорошим бизнесом и может быть привлекательным для инвесторов. Капитализация компаний, находящихся под управлением ФСК, в период с декабря 2005 года по декабрь 2006 года выросла почти в три раза. Объем инвестиций в распредсети увеличен в 2,3 раза – с 23,3 млрд руб. до 53,8 млрд руб., а по отдельным компаниям в три-четыре раза. Мы значительно лучше подготовились к зиме, чем в прошлом году. Особенно это заметно по кубанской и ленинградской энергосистемам, которые имели в прошлом году проблемы с получением паспортов готовности к зиме.

– Вы сказали, что ФСК станет публичной компанией. А для чего нужна публичность?

– Быть полноценной акционерной компанией – это прежде всего рост капитализации и свобода действий по привлечению средств на инвестиции. Заметьте, что РАО ЕЭС почти государственная компания, но ее акции всегда котировались. И когда рынок был плохим, и когда хорошим. Во все времена акции РАО пользовались спросом. После того как материнская компания перестанет существовать, у акций ФСК есть хорошие шансы занять место акций РАО на рынке ценных бумаг.

– Вы говорили, что государству не обязательно владеть 75% акций ФСК. Почему?

– Лично мое мнение на этот счет таково – по большому счету, государству не обязательно иметь долю в ФСК. У него и так много способов регулирования деятельности ФСК, поскольку ФСК – монополист. Но сегодняшняя культура управления устроена так, что принято, чтобы в подобной нашей компании у государства был по крайней мере контрольный пакет. Поэтому я считаю, что 52% акций ФСК у государства – это оптимальный вариант.

– Но ведь в законе четко прописано: у государства должно быть 75% акций.

– Нет, там написано, что в последующем государство увеличивает долю до 75% акций, то есть никто не обязал государство в какой-то срок выкупать 75%. Если половина акций компании будет выпущена в рынок, это будет наиболее правильным развитием событий для ФСК.

– Именно в рынок, а как же стратегические инвесторы?

– Стратегический инвестор ФСК не нужен. Да и нет у нас такого стратегического инвестора, который мог бы вложиться в блокпакет ФСК. Нужно все акции выпустить на рынок и дать возможность фондам, портфельщикам, банкам купить эти акции. Потому что если у государства 75% акций, а на рынке только 25% акций, то такой пакет может быть разобран тремя-четырьмя крупными фондами. Если же объем акций на рынке будет порядка 48% акций, то они будут доступны большему числу игроков.

– Когда же ФСК станет публичной компанией?

– Решение по этому поводу было принято на заседании правительства 30 ноября. До 1 июля 2007 года должны быть приняты решения, необходимые для получения государством контрольных пакетов акций ФСК и ОАО СО–ЦДУ ЕЭС. До 1 июля 2008 года они должны быть реализованы. К июлю 2008 года мы должны быть уже на рынке.

– А лично вы бы стали акционером ФСК?

– Да, конечно. Сейчас компания сильно недооценена, и уже понятно, что она вырастет в цене. Сейчас она стоит порядка $5 млрд, после того как государство внесет свою долю в уставный капитал и РАО добавит инвестиций, она вырастет еще не менее чем до $15 млрд. Надеюсь, что в конце концов ее капитализация достигнет уровня $25-30 млрд.

– Не слишком ли дорого при сегодняшнем состоянии магистральных сетей?

– Насчет состояния сетей вы не совсем правы. Что касается сетей ФСК, а это линии и подстанции 330 кВ, 500 кВ, 750 кВ и 1150 кВ, которые перешли к нам с баланса РАО ЕЭС, то они находятся в хорошем состоянии. А вот сети, доставшиеся нам от АО-энерго, действительно в тяжелом состоянии. В уходящем году мы серьезнейшим образом подошли к решению этой проблемы и реализовали ряд целевых программ по повышению надежности работы этих сетей. В них было вложено порядка 2,5 млрд руб. В инвестиционной программе 2007 года на инвестиции в сети МСК предусмотрено уже более 15,8 млрд руб.

– Сколько нужно денег для восстановления сетевого хозяйства?

– На момент формирования пятилетней инвестиционной программы всего холдинга РАО ЕЭС потребность в инвестициях в сети – и магистральные, и распределительные – оценивалась в более чем 1 трлн руб. Но в процессе диалога с регионами, который инициировала и ведет ФСК, выясняется, что эта цифра закрывает не все потребности в развитии сетевого хозяйства. Поэтому, скорее всего, она будет скорректирована в большую сторону. Инвестиционная программа ФСК на 2007-2009 годы сейчас одобрена в размере 327 млрд руб. По оценкам экспертов, этого достаточно, чтобы решить насущные проблемы развития сети и затормозить тенденции старения. А вот для серьезного технологического прорыва в сетевом комплексе, для выведения его на новый уровень необходимо сохранять такой объем инвестиций еще лет пять.

– Где же вы будете брать такие огромные средства?

– Если говорить о ФСК, то из нашей собственной выручки плюс заимствования, которые будут недорогими для нас. ФСК занимает сегодня дешевле всех энергокомпаний – чуть более чем под 7% годовых. Плюс бюджетные средства и средства от продажи генерирующих активов. Что касается распределительных сетевых компаний, то для них значительным источником инвестиций на развитие должна стать плата за технологическое присоединение, которая уже действует в 37 регионах. А после изменений в законодательство, которые мы надеемся получить до конца этого года, плата будет установлена для всех сетевых компаний. Кроме того, с 2008 года предполагается постепенный перевод сетевого комплекса на долгосрочные тарифы, основанные на норме доходности на задействованный капитал. Новая система тарифного регулирования откроет совсем другие перспективы для привлечения инвестиций в распределительные сети.

– Как вы смотрите на идею слияния ФСК и ОАО СО ЦДУ, которое отвечает за режимы поставки электроэнергии?

– Во всем мире такие компании действуют вместе. Это не обязательно одно юридическое лицо, могут быть и другие формы. Объединение оператора единой национальной энергосети и системного оператора удобно с точки зрения наличия одного центра ответственности за надежность работы энергосистемы. Пока же ФСК – это компания по ремонту сетей, то есть мы ремонтирующие владельцы, но не управляющие. А между тем управление режимами, контроль над состоянием сетей, параметрами работы сети – все это взаимосвязанные процессы. Если я отвечаю за надежность, то должен это делать в полном объеме. Со стороны государства понимание вопроса объединения компаний есть. Если вы хотите мой прогноз – безусловно, две компании станут одной.

– Вы поддерживаете идею об ускорении выделения ФСК и СО ЦДУ из РАО ЕЭС?

– Ускорять уже поздно, мы реформу должны были еще два года назад закончить, теперь уже ни о каком ускорении говорить не приходится. Полгода плюс, полгода минус – не имеет значения. Но по большому счету я считаю ускорение неоправданным. Потому что нам необходимо закончить процесс консолидации активов. Сейчас в ФСК переданы пакеты акций РАО в 42 магистральных сетевых компаниях. Предстоит передача остальных принадлежащих РАО ЕЭС пакетов. Кроме того, сегодня государство решило, что деньги от продажи активов РАО будут инвестировать в ФСК. Если мы к моменту начала продаж выйдем из состава материнской компании, то процесс передачи этих средств значительно усложнится. В любом случае дата окончания реорганизации РАО уже зафиксирована – 1 июля 2008 года.

– А каким вы видите будущее "Интер РАО"?

– Это предстоит решить акционерам компании (60% акций принадлежит РАО ЕЭС, 40% акций – "Росэнергоатому".– Ъ). Мы со своей стороны, как менеджмент "Интер РАО", разработали ряд вариантов и предложили их собственникам. Я думаю, что компания станет публичной, мы добавим к ней еще несколько российских и зарубежных активов и будем работать над тем, чтобы она стала серьезным игроком уже на мировом, а не только на российском рынке электроэнергии. Мне, как менеджеру, было бы интересно сделать из этой компании проект аналогичный, скажем, E.On.

– Тем не менее самый масштабный на данный момент экспортный энергопроект, по поставкам электроэнергии в Китай, будет реализован за рамками "Интер РАО". Как куратор проекта могли бы вы рассказать о нем подробнее?

– Суть в том, что мы договорились с китайской стороной о поставках ей ежегодно до 60 млрд кВт•ч электроэнергии в район Пекина и Шеньяна в ближайшие 25-30 лет. Для того чтобы обеспечить эти поставки, нужно, по сути, построить генерации больше, чем вся энергетика Дальнего Востока. Сейчас мы находимся на стадии доработки предварительного технико-экономического обоснования проекта. По его завершении будет понятно, где будут размещены электростанции и на каком топливе они будут работать. Один из возможных вариантов – строительство угольных станций мощностью от 3 тыс. до 6 тыс. МВт, поскольку в этом регионе есть месторождения, принадлежащие Сибирской угольной энергетической компании, "Русскому углю", "Якутуглю".

– Почему речь не идет о развитии гидрогенерации, ведь на Дальнем Востоке у нее большой потенциал?

– В рамках предварительного технико-экономического обоснования мы рассматриваем и такой вариант. Но строительство гидроэлектростанции довольно продолжительно по времени, и я не уверен, что китайская сторона захочет ждать. Кроме того, гидростанции не работают в базовом режиме, они покрывают пики нагрузки, а у нас задача выйти на стабильные 60 млрд кВт•ч в год. Для ускорения строительства мы могли бы привлечь в том числе и китайцев, которые в состоянии построить угольную станцию на 300 МВт за 24 месяца, а на 600 МВт за 28 месяцев.

– Эти станции будут заведены в энергосистему России?

– Технологически это трудно реализуемо. Мощность станций может составить 5 тыс. МВт, а это вся установленная мощность хабаровской энергосистемы. В случае сбоя наша система просто не выдержит нагрузки и развалится. Кроме того, такая гигантская передача не может осуществляться по линиям переменного тока, только по линиям постоянного, которых в нашей стране нет. Но при наличии внутреннего спроса мы будем прорабатывать и варианты выдачи электроэнергии российским потребителям. В любом случае какая-то связь с нашей энергосистемой будет при соблюдении надежности.

– А почему же электростанции будут строиться на территории?

– Это экономически выгодно. Этот проект должен стать мощным толчком для развития Дальнего Востока. Пока там спад энергопотребления и отток населения. Проект способен серьезно оживить строительную и угольную отрасли, машиностроение в регионе. Наконец, это дополнительные налоговые поступления в бюджеты. Это реальное оживление экономики Дальнего Востока.

– Какова стоимость строительства и кто будет его финансировать? Какая должна быть цена за 1 кВт•ч, чтобы проект был выгоден российской стороне?

– Если брать в ценах 2006 года, то цена должна быть не ниже пяти центов. Дальше она будет корректироваться с учетом топливной, инвестиционной, валютной и других составляющих. Стоимость проекта оценивается в сумму около $20 млрд. Возможный вариант финансирования – кредитование в банках, в том числе китайских, инвестиции со стороны государства и, возможно, поставщиков топлива.
"У ФСК есть хорошие шансы занять место РАО ЕЭС на рынке ценных бумаг"Код PHP" data-description="Андрей Раппопорт о реформировании ФСК и дальнейшей судьбе &quot;Интер РАО ЕЭС&quot; <br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/5265.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку