16+
Регистрация
РУС ENG

Глава совместного предприятия Siemens и "Силмаша": наша миссия — локализовать турбины в РФ

15.07.2020 11:12:20 ТАСС Ольга Дедяева

"Сименс Технологии Газовых Турбин" (СТГТ, совместное предприятие Siemens и "Силовых машин") — единственное в России предприятие по производству газовых турбин для тепловых электростанций (ТЭС) большой мощности — в июне отметило пятилетие.

Глава СТГТ Нико Петцольд, реализовавший десятки проектов Siemens в разных странах, рассказал в интервью ТАСС, чем СТГТ отличается от других международных проектов немецкой компании, что осталось решить перед началом работ по повышению локализации газовых турбин в России до 100% и каким он видит сотрудничество с нынешним партнером Siemens по СТГТ — "Силовыми машинами" — после их выхода из совместного предприятия.

— Нико, подведите коротко итог основных достижений СТГТ за пять лет. Чем вы особенно гордитесь?

— Я приехал в Россию в феврале 2015 года, когда предприятие еще строилось, а уже 18 июня 2015 года, на церемонии открытия, нам удалось представить руководству Siemens и Ленинградской области первую газовую турбину, собранную на этом предприятии. В настоящее время мощность завода составляет 10–12 турбин в год. Мы начинали с отверточной сборки, но фокусировались на локализации, на передаче технологий производства газовых турбин. Это позволило к сегодняшнему дню довести уровень локализации турбины до более чем 60%. И как вы знаете, мы готовы увеличить этот показатель, и глобальный Siemens поддерживает нас в этом.

Мы создали всю цепочку для сервисного обслуживания наших установок: у нас есть собственный стратегический склад запасных частей, который позволяет в самое короткое время предоставить заказчикам необходимые компоненты, удаленный мониторинговый центр. В 2018 году мы открыли сервисный центр для ремонта и восстановления компонентов горячего тракта газовой турбины (часть турбины, корпус которой изготавливают из чугуна особого состава и особого способа отливки, так как в нее попадает газ большой температуры — прим. ТАСС), что позволяет ремонтировать и модернизировать компоненты горячего тракта в России, не вывозя их за границу. В части сервиса энергооборудования мы полностью локализованы. В нашем департаменте сервиса технического оборудования СТГТ работает более 100 высококвалифицированных российских специалистов, многие из которых прошли обучение в Германии.

Помимо этого, мы производим компоненты энергетического оборудования для глобальной сети Siemens, собираем компоненты для ветрогенераторов в сотрудничестве с Siemens Gamesa Renewable Energy, изготавливаем теплообменники для российских и зарубежных СПГ-проектов в партнерстве с Linde. Но хочу подчеркнуть, что СТГТ — это не просто завод по производству энергетического оборудования. Это многофункциональный энергетический комплекс, где помимо производства и сервиса есть команда инженеров, которая занимается разработкой инструментов для организации производства компонентов горячего тракта газовой турбины, что важно для повышения уровня локализации установки.

— Отличается ли чем-то СТГТ от других проектов Siemens, реализованных в других странах?

— Я работаю в Siemens уже 28 лет, реализовал проекты в 11 странах: занимался строительством и вводом в эксплуатацию теплоэлектростанций, ветроэнергетикой, работал на совместном предприятии по производству компонентов горячего тракта в Китае, заводе по производству лопаток в Венгрии, курировал строительство завода, похожего на СТГТ, в Саудовской Аравии. 

В сравнении с моими проектами, например, в Китае или Саудовской Аравии в СТГТ сделаны рекордные инвестиции — порядка 110 млн евро. Тот объем работ, который был осуществлен в Ленинградской области, сравним с тем, что был вложен на нашем головном предприятии в Берлине. За пределами Германии Siemens редко выполняет такие проекты.

— Одна из главных задач для СТГТ на ближайшие годы — повысить локализацию турбин до уровня, позволяющего поставлять это энергооборудование для модернизации ТЭС по госпрограмме. Ранее Siemens сообщал о готовности довести локализацию турбины до почти 100% до конца 2024 года, могут ли эти планы быть скорректированы, в случае если СПИК 2.0 (специнвестконтракт — прим. ТАСС) не будет заключен до конца этого года?

— Мы в настоящее время изучаем требования СПИК 2.0, чтобы окончательно выработать свою позицию в этом вопросе. Нам важно получить дополнительные пояснения по этому механизму, более детальную информацию, чтобы обезопасить не только наши инвестиции, но и наших потенциальных поставщиков компонентов. Мы по-прежнему заинтересованы в заключении СПИК 2.0, и если он будет заключен в этом году, то мы будем придерживаться первоначально озвученных сроков — 2024 год.

В принципе, мы готовы инвестировать в повышение локализации даже без СПИК 2.0, но для этого нам необходимо понимать, что у нас будут заказы на локализованные турбины. Согласно нашим расчетам, для окупаемости проекта нам необходим заказ на 10–15 газовых турбин на период 10–12 лет. СТГТ сейчас недозагружен даже при том, что мы изготавливаем не только турбины для российского рынка, но и компоненты энергооборудования для мирового рынка.

— Отсутствие понимания по ряду пунктов СПИК 2.0, кризис, вызванный коронавирусом, не повлияли на плановые сроки локализации турбины?

— Что касается коронавируса — у нас внедрены все меры санитарной защиты, чтобы обезопасить наших сотрудников — как тех, кто работает на СТГТ, так и тех, кто работает на площадках заказчиков. СТГТ ни на день не останавливало свою работу: производство полноценно работало, выполнение контрактов продолжалось. Так, за время пандемии мы продолжали изготовление камер сгорания для проектов в Азии, теплообменников для проектов с Linde и вели сборку компонентов ветрогенераторов. То есть нам удалось сохранить рабочие места для более чем 300 сотрудников и загрузку предприятия. В СТГТ и вообще в "Сименс Энергетика" есть такой слоган — Keep the lights on, то есть мы помогаем поддерживать работоспособность электростанций и инфраструктуры, помогаем, чтобы в домах всегда горел свет. 

Возвращаясь к вопросу о локализации, наши инженеры сейчас разрабатывают технические требования для изготовления компонентов горячего тракта (самый сложный элемент турбины для локализации на российском рынке — прим. ТАСС) газовой турбины для наших поставщиков. И это не просто перевод документов с английского на русский, они разрабатывают инструменты и технологические процессы для производства компонентов горячего тракта в России. Работы активно ведутся. Но мы все понимаем, что срок, отведенный для локализации газовой турбины на 100%, очень сжатый. Однако завершить этот проект до конца 2024 года реально. И коронавирус в этом вопросе для нас не большая сложность. 

Прежде чем начать инвестировать, нам надо, как я уже говорил, четко понимать требования СПИК 2.0, быть уверенными в том, что мы будем обеспечены заказами, еще мы хотели бы прояснить ситуацию с некоторыми обязательными требованиями постановления 719 (перечень критериев, определяющих степень локализации оборудования — прим. ТАСС). Тоже ведем переговоры по этому вопросу.

— В какую сумму СТГТ сейчас оценивает работу по повышению локализации газовой турбины к концу 2024 года?

— Мы проводили детальный расчет полного объема инвестиций, который необходим для локализации, это включает в себя станки, передачу технологий, обучение, поддержку российских поставщиков. Общая сумма составила не менее 1,1 млрд рублей. Мы уверены в этой цифре, потому что ее расчет производился на нашем опыте создания СП по производству компонентов горячего тракта в Шанхае. Вы видите, что у нас есть накопленный опыт, и мы можем перенести его в Россию.

— Какая на данный момент в России проделана работа со стороны СТГТ по локализации компонентов горячего тракта турбины?

— Что касается поставки отливок и поковок таких компонентов, как корпус, диск и вал ротора, то тут мы уже завершили квалификацию поставщиков и уже получили от них первые компоненты. Например, ОМЗ в Санкт-Петербурге и сталелитейный завод БВК в Челябинске. А вот компоненты горячего тракта газовой турбины локализовать сложнее. Мы два-три года назад провели технический аудит компаний, которые способны выполнять литье и машинную обработку лопаток, и понимаем, что со стороны поставщиков необходимы дальнейшие инвестиции в модернизацию их производств и новое оборудование. 

— Готово ли СТГТ инвестировать в модернизацию существующих и наладку новых производств будущих подрядчиков предприятия?

— Говоря об инвестициях с нашей стороны, я не имел в виду прямые инвестиции в производство российских поставщиков. Мы можем их поддержать, предоставив всю необходимую документацию, передав им знания, которые помогут поставщикам оценить размер необходимых инвестиций и разработать план модернизации производств. Мы готовы проводить тренинги, участвовать в подготовке производства, организовать передачу ноу-хау.

Наиболее современные производства будут включены в глобальную базу поставщиков "Сименс Энергетика". Например, БВК, которая ранее прошла у нас квалификацию, уже включена в такой список и теперь может не только рассчитывать на участие в проектах Siemens в России, но и быть поставщиком для международных проектов "Сименс Энергетика".

— Можно говорить о передаче управления СТГТ российской компании после завершения локализации турбины в 2025 году?

— Учитывая сжатые сроки, в которые должна быть проведена локализация, сложно говорить о конкретном сроке, тем более что это зависит и от готовности потенциального российского партнера нести ответственность за обязательства СТГТ.

Исходя из моего опыта, который я приобрел в Китае и Саудовской Аравии, передача управления в период передачи ноу-хау — достаточно рискованна, потому что и местные поставщики компонентов, и само СТГТ еще не имеют пока необходимых компетенций и нуждаются в поддержке коллег из "Сименс Энергетика", в их знаниях. Также важно при передаче технологии сохранить стандарты, которые Siemens предъявляет к качеству продукции. При отсутствии контроля это будет сложно сделать, как и убедить будущих покупателей, что российское производство полностью соответствует международным стандартам.

Как мне кажется, очень важный и необходимый момент в этом вопросе — создание атмосферы, которая располагает к поиску и принятию решений.

— Как сейчас выстраивается работа с вашим акционером — "Силовыми машинами", который выступал против заключения СПИК 2.0 и параллельно ведет работу над созданием собственной технологии отечественных турбин? Нет ли тут конфликта интересов?

— Хотелось бы отметить, что у Siemens есть более чем 30-летний опыт передачи газотурбинных технологий в Россию по лицензии с различными партнерами. Опыт "Силовых машин", особенно в производстве компонентов горячего тракта, достаточно ограничен. "Силовые машины" имеют право разрабатывать собственную технологию по условиям существующего договора о совместном предприятии, но, если они выпустят собственную турбину, они смогут ее продавать либо через наше СП, либо только после выхода из совместного предприятия, так как по условиям договора о создании СТГТ права на продажу газовых турбин мощностью более 60 МВт в России и практически во всех странах СНГ принадлежат нашей компании. Подчеркну, что эта ситуация не препятствует нашей работе по доведению локализации газовой турбины СТГТ до 100%.

Я хотел бы отметить, что на операционном уровне мы активно взаимодействуем. "Силовые машины" являются для нас поставщиком некоторых компонентов для газовых турбин. А учитывая наш опыт совместной работы в прошлом, могу сказать, что наше совместное предприятие могло бы стать хорошим поставщиком решений для реализации проектов по новой госпрограмме модернизации тепловых мощностей, в частности по проектам репауринга — объединяя компетенции в сфере газовых и паровых турбин. Как это было сделано при модернизации электростанции "Интер РАО" в Верхнем Тагиле несколько лет назад.

— Но тем не менее "Силовые машины" в начале этого года заявили о выходе из СТГТ. Есть ли новости по этому вопросу?

— Могу сказать, что обе команды, которые представляют акционеров СТГТ, в настоящий момент работают над этим процессом в полном соответствии с положениями существующего договора о совместном предприятии. Переговоры идут, стороны пытаются найти совместное решение. 

— Готово СТГТ продолжать работать с "Силовыми машинами", объединяя компетенции в сфере газовых и паровых турбин в рамках программы модернизации, даже если они выйдут из СП?

— СТГТ прежде всего фокусируется именно на газовых турбинах. Что касается других видов продукции, например генераторов для газовых турбин, то на российском рынке есть две компании, которые потенциально могли бы выступить их поставщиками для турбин СТГТ, — это "Элсиб" и "Силовые машины". И здесь я бы рассматривал "Силовые машины" как потенциальных поставщиков даже при новой организационной структуре компании.

— Отразится ли смена акционеров СП на работе по повышению локализации энергооборудования?

— Миссия СТГТ остается неизменной — локализовать производство газовых турбин в России полностью, включая компоненты горячего тракта. Локализация не зависит от акционеров, она определяется в первую очередь доступом к заказам, доступом к рынку.

— Вы верите в высокий спрос на газовые турбины в России после завершения программы модернизации ТЭС?

— Я вижу два крупных элемента рынка. Во-первых, нужно учитывать, что в России на сегодняшний день установлено более 50 больших газовых турбин Siemens и рано или поздно они потребуют замены. Во-вторых, Минпромторг оценил среднесрочную потребность в турбинах в России в диапазоне от 30 до 40 единиц. Учитывая, что Россия богата газом, было бы странно не использовать технологию комбинированного цикла с применением газовой и паровой турбины, поскольку ее эффективность на 50% выше, чем эффективность обычных паровых турбин.

Кроме того, перевод на комбинированный цикл станций, работающих на угле, привел бы к снижению выбросов углекислого газа и оксидов азота. Выбросы парниковых газов от парогазовой установки на базе турбины 2000Е, которая производится на СТГТ, на 35% меньше, чем от паротурбинного энергоблока, который работает на газе, и на 65% меньше, чем от паротурбинного блока, который работает на угле. Переход на технологию комбинированного цикла был бы большим вкладом в достижение цели Парижского соглашения. Эта технология в комбинации с возобновляемыми источниками энергии, с ядерной энергетикой и гидроэнергетикой могла бы помочь в деле защиты окружающей среды.

У нас есть полноценная программа локализации, у нас есть четкое понимание того, где могут быть изготовлены компоненты для нашей турбины, и мы осознаем все технические трудности, с которыми мы можем столкнуться. Подчеркну, что СТГТ не ищет какой-либо финансовой поддержки от государства, налоговых льгот, которыми активно пользуются другие компании. То, что нам нужно, — это четкое понимание, определенность ситуации с заказами для того, чтобы обеспечить окупаемость тех инвестиций, которые необходимы, и статус локального поставщика.

Возврат к списку