16+
Регистрация
РУС ENG

Подготовка с морским уклоном

21.11.2006 КоммерсантЪ АНТОНИНА СТУПАКОВА

Возродить былые объемы геолого-разведочных работ в Западной Арктике невозможно без использования опыта предыдущих поколений геологов. Вместе с тем необходимы и технологии, созданные современными практиками. Программы обучения студентов-нефтяников, основанные на традициях и инновациях, позволят вырастить квалифицированные кадры для работы на шельфе северных морей.

Восполнение ресурсной базы углеводородов является в настоящее время основной и наиболее насущной проблемой российского нефтегазового комплекса. Последние 20 лет нефтяная промышленность развивается в основном за счет накопленного ранее опыта и запасов, разведанных в 60-70-е годы прошлого столетия. При этом нормальное восполнение ресурсной базы возможно главным образом за счет введения новых регионов в поисково-разведочные работы на нефть и газ, оценки перспектив глубоких горизонтов осадочного чехла и открытия новых месторождений нефти и газа. Огромным потенциалом в этом отношении обладают акватории континентального шельфа, наиболее крупная из которых связана с арктическими морями.

Арктика – трудный регион для освоения, своими богатствами привлекающий многие народы в течение длительного периода истории человечества. Большой опыт в изучении этого труднодоступного региона накоплен Россией и Норвегией. Российско-норвежские исследования Арктики имеют многовековую историю. В настоящее время Россия и Норвегия активно сотрудничают в изучении Западной Арктики, и их опыт позволит продолжить поисково-разведочные работы на углеводородное сырье с применением новых технологий в освоении месторождений и новых методов геолого-разведочных работ. Особо следует отметить уникальность шельфа Баренцева моря не только в связи с его потенциалом нефтегазоносности, а скорее с тем, что в пределах этой акватории отрабатываются методы ведения поисково-разведочных работ в труднодоступных районах Арктики.

Российская часть Западно-Арктического шельфа, включая Баренцево, Печорское и Карское моря, содержит, по словам руководителя Роснедр Анатолия Ледовских, более 75% разведанных запасов всего российского шельфа, или 8,2 млрд тонн условного топлива (у. т.). Норвежский континентальный шельф также обладает значительными ресурсами нефти и газа, которые распределяются между тремя крупными акваториями: континентальным шельфом Северного моря (35%), Норвежского моря (36%) и Баренцева моря (29%). По оценке Норвежского нефтяного директората, норвежский континентальный шельф в настоящее время содержит 3,4 млрд тонн у. т.

Но геологические границы не знают границ административных, и в связи с этим создание оптимальной модели структуры и условий формирования нефтегазоносности шельфа Баренцева моря на современном этапе имеет необычайно высокую актуальность для обоснования эффективности поисков новых месторождений. Это требует не только дополнительных данных, но и совместного переосмысления имеющегося материала на основе новых достижений фундаментальной науки геологии, задача которой – предсказать строение и условия формирования возможных зон нефтегазонакопления.

Поиск новых месторождений нефти и газа невозможен без использования накопленного опыта и знаний предшествующих поколений. Опыт Норвегии в самостоятельном освоении энергетических ресурсов Северного, Норвежского и Баренцева морей заслуживает уважения и может быть использован в освоении Арктики. Накопленный опыт российских геологов в области поисково-разведочных работ на нефть и газ, результатом которых были открытия крупных нефтегазоносных бассейнов Западной Сибири, Тимано-Печорского, Восточно-Сибирского и других регионов страны, также может быть применен для поиска новых месторождений нефти и газа в акватории.

Традиции и инновации

В исследованиях шельфа арктических морей, как и в большинстве отраслей науки, четко выделяются два этапа. Первый – с конца 70-х годов до начала 90-х годов – характеризовался активным наращиванием объемов сейсморазведочных и буровых работ, сосредоточенных главным образом в Баренцевом и Карском морях, а также региональных исследований в море Лаптевых и ряде других районов. С 1979 по 1994 год в рамках государственных проектов в бывшем СССР отработано более 320 тыс. км сейсмопрофилей, выявлена 101 перспективная площадь, открыто 10 месторождений нефти и газа.

В это же время в пределах норвежской части шельфа Баренцева моря также активно велись поисково-разведочные работы. Было получено порядка 300 тыс. погонных километров 2Д сейсмики и около 10 тыс. кв. км 3Д сейсмики, активно велось мелководное бурение. Подобные объемы геолого-разведочных работ требовали не только новых технологий, но и хорошо обученных кадров. К вопросу подготовки кадров для нефтегазовой индустрии с большим вниманием относилось руководство как России, так и Норвегии.

Второй этап, начало которого относится к 90-м годам, характеризуется резким спадом всех видов работ, преобразованием российского нефтегазового комплекса и, соответственно, системы образования и подготовки кадров, позволяющей использовать предшествующий опыт. В настоящее время есть надежда, что мы переходим к возобновлению поисково-разведочных работ, которые должны проводиться на качественно новом уровне и базироваться на высококвалифицированных кадрах, часть из которых была утрачена за предшествующий период. Перемещение поисково-разведочных работ с суши на акваторию требует новых технологических разработок и новых методов поисково-разведочных работ на нефть и газ. Найти их – задача нового поколения, которую невозможно выполнить, если у государства не будет опоры, высокообразованных, профессиональных кадров.

В настоящее время особенность подготовки кадров состоит в совокупности как фундаментальных, базовых, классических знаний, так и инновационной деятельности в условиях интеграции в мировую систему нефтегазовой отрасли. Без фундаментального образования, которым славится российская образовательная система, как наследница выработанного и апробированного предшествующими десятилетиями опыта, и без инноваций, связанных с потребностями производства, невозможно создать научный потенциал нефтегазовой отрасли. Именно для интеграции этих базовых положений, фундаментальности знаний и инноваций, важно международное сотрудничество.

Фундаментальность знаний должны обеспечивать вузы. По словам ректора МГУ имени Ломоносова Виктора Садовничего, "главный критерий оценки вуза и образования в целом – его фундаментальность, материальная база, наличие научных школ, квалифицированных специалистов". Инновации могут быть использованы высшим учебным заведением в рамках корпоративных и научно-образовательных программ, проводимых совместно с компаниями для решения их актуальных задач. При этом важно смотреть вперед, не ограничиваться лишь сиюминутными потребностями производства.

Московский государственный университет имени Ломоносова одним из первых оценил важность взаимодействия фундаментальной и прикладной науки, ее активного влияния на социально-экономическое развитие страны. Задачи, напрямую связанные с государственными программами освоения ресурсной базы Арктики и новых акваторий и территорий, решаются в настоящее время и на геологическом факультете МГУ. В рамках учебно-научных программ, отвечающих проблемам отрасли, перед учеными-нефтяниками поставлены задачи оценки перспектив нефтегазоносности новых регионов и целесообразности поисково-разведочных работ в их пределах; оценки перспектив нефтегазоносности глубоких горизонтов осадочного чехла; моделирования месторождений углеводородов; раздельного фазового прогноза углеводородов и выделения зон, перспективных на нефть и газ; оценки потенциала нетрадиционных источников углеводородного сырья; изучения экологии и охраны окружающей среды. Эти и многие другие вопросы требуют ответа от науки для внедрения и использования нефтяными компаниями при проведении геолого-разведочных работ.

Аналогичные программы существуют и в ведущих университетах Норвегии – в Осло, Тронхейме, Бергене, Тромсе. Ученые российских и норвежских вузов объединяются для обмена опытом и интеграции в сфере высшего образования, отвечающего потребностям нефтегазовой отрасли. Основная цель международного инновационного сотрудничества в сфере образования соответствует базовым положениям Болонской декларации, задача которой – создать единое европейское пространство в сфере высшего образования.

В итоговом документе саммита G8 в Санкт-Петербурге от 16 июля 2006 года "Образование для инновационных обществ в XXI веке" отмечается, что одной из стратегических целей развития общества в наступившем столетии станет "формирование глобального инновационного общества посредством развития и интеграции всех трех элементов "треугольника знаний" (образование, исследования и инновации), крупномасштабного инвестирования в человеческие ресурсы, развития профессиональных навыков и научных исследований, а также путем поддержки модернизации систем образования, с тем чтобы они в большей степени соответствовали потребностям глобальной экономики, основанной на знаниях".

Российские компании активно участвуют в создании собственных корпоративных университетов и магистерских программ на базе МГУ имени Ломоносова и других ведущих вузов страны. Их задача – подготовить специалистов для решения актуальных задач современного производства на базе фундаментального образования. Иностранные компании также начинают сотрудничать с российскими вузами в развитии инновационных программ. В первую очередь их привлекает фундаментальность российской науки и образования, чем всегда славились российские вузы. Норвежская компания Statoil одна из первых поддержала научно-исследовательские проекты по геологическому изучению Арктики, проводимые на геологическом факультете МГУ. К данной программе присоединились и норвежские университеты. Студенты и аспиранты Технологического университета Тромсе, одного из самых северных университетов мира, активно участвуют в научно-исследовательских работах по изучению Арктики совместно с группой ученых и студентов геологического факультета МГУ.

Исторически сложилось, что именно в заполярном городе Тромсе российско-норвежское сотрудничество получило новый толчок. 25 апреля 1992 года бывший министр иностранных дел Норвегии Турвалд Столтенберг, выступая на ежегодной конференции Норвежской рабочей партии губернии Тромс, первым заговорил о региональном сотрудничестве на севере Европы. Вслед за этим, 11 января 1993 года, в Киркенесе состоялась встреча на уровне министров иностранных дел России, Норвегии, Швеции, Финляндии, Дании и Исландии и был создан совершенно новый региональный центр сотрудничества – СБЕР (Совет Баренцева/Евро-Арктического региона). Связи стали развиваться стремительно. Вскоре Россия открыла в Киркенесе свое генеральное консульство.

В настоящее время российско-норвежское сотрудничество активно развивается как в научной, так и в образовательной сфере. Происходит обмен студентами, практиками, научными идеями, новыми технологиями и опытом работ. Подобное сотрудничество помогает расширять представление о строении Арктики и найти совместные пути ее освоения.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку