16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Беспрецедентное право

17.12.2004 Время новостей Николай ГОРЕЛОВ

В воскресенье в деле ЮКОСа будет поставлена точка

19 декабря состоится крупнейший за последние годы передел собственности в России. Судебные приставы планируют в воскресенье в 16 часов с помощью Российского фонда федерального имущества продать «Юганскнефтегаз» -- дочернее предприятие ЮКОСа, которое само по себе является одной из крупнейших нефтяных компаний России.

После этого можно будет уверенно сказать: ЮКОСа фактически больше не существует, а его владельцы либо за решеткой, либо в бегах. Но это только одна сторона происходящих событий. Другая же заключается в том, что в России появляется крупная монополия в топливно-энергетической сфере -- «Газпром», в который вливается «Роснефть», и, судя по всему, «Юганскнефтегаз». Именно он, очевидно, будет определять правила игры на рынках газа, нефти и частично электроэнергии. Причем не только внутрироссийских, но и зарубежных. Однозначно сказать, хорошо это или плохо, невозможно: такого разностороннего государственного гиганта нет ни в одной стране мира. Так что Россия создает энергетическое ноу-хау.

Аукцион по продаже 76,8% акций (100% голосующих) «Юганскнефтегаза» 19 декабря обещает быть максимально открытым -- аккредитованные СМИ смогут наблюдать за ходом торгов в прямом эфире. Однако практически все эксперты уверены, что смотреть будет особенно не на что: ставки высоки настолько, что осилить их сможет только «Газпром» (его «дочка» «Газпромнефть», как стало известно «Времени новостей», сегодня подаст заявку на участие в аукционе). Следовательно, цена покупки вряд ли будет сильно отличаться от стартовой (8,7 млрд долл.). С учетом долгов «Юганскнефтегаза» (34 млрд руб. за 2003 год, 29,6 млрд руб. за 2002-й и 67,5 млрд руб. за 2001-й) и кредиторской задолженности перед Group MENATEP покупателю этот актив в реальности достанется за сумму, превышающую 15 млрд долл. Оценщик компании -- Dresdner Kleinwort Wasserstein -- оценил предприятие как раз в такую сумму.

Впрочем, министр природных ресурсов Юрий Трутнев уже предусмотрительно заявил, что новому собственнику необходимо дать время наладить производство. Поэтому налог на добычу полезных ископаемых должен быть как минимум реструктуризирован. А как максимум, можно предположить, вообще списан или успешно оспорен в суде.

Как бы то ни было, уже можно подвести итог всему, что называется делом ЮКОСа. Можно констатировать, что оно прежде всего политическое и к реальной ситуации с уплатой налогов или использованию "дыр" в законодательстве имеет весьма отдаленное отношение. Михаил Ходорковский вчера заявил, что "власть, которая проявляет неумение и нежелание действовать в интересах страны в целом и довела компанию до разрушения, а фондовый рынок -- до стагнации в условиях прекрасной экономической конъюнктуры, понять трудно". Но, по всей видимости, руководство России осознает все последствия и считает их приемлемыми.

Нельзя исключать, что в этом оно право: ведь не просто так международные банки продолжают кредитовать «Газпром» на покупку «Юганскнефтегаза» (речь идет о сумме около 10 млрд долл.) именно тогда, когда в США начался суд по иску ЮКОСа к Российской Федерации (заседание должно было завершиться этой ночью, уже после подписания номера в печать). Более того, банкиры выступают в этом суде против ЮКОСа -- как заявил адвокат Deutsche Bank Хью Рей, если суд Хьюстона, где рассматривается дело, запретит продавать акции «Юганскнефтегаза», банкиры будут вынуждены не предоставлять кредиты «Газпрому» для покупки этого предприятия, так как это «будет считаться нарушением решения американского суда, за что активы этих банков на территории США могут быть заморожены». (Хотя, конечно, как говорят юристы, банкиры всегда могут предоставить те же деньги «Газпрому» на другие цели или под другое обеспечение, и тогда решение американского суда для них не будет значить ровным счетом ничего.)

Не очень важно, что именно было движущей силой в разрушении ЮКОСа -- неприятие деятельности Михаила Ходорковского или создание новой системы госрегулирования в топливно-энергетическом комплексе. В любом случае дело ЮКОСа погубило фондовый рынок: инвесторы до сих пор гадают, «кто будет следующим», а потому любая информация из силовых и налоговых структур воспринимается "с поправкой" на этот прецедент.

Если же рассматривать версию о том, что государство намерено построить энергетическую вертикаль российской экономики, то здесь мнения экспертов расходятся. С одной стороны, все знают, как избиратели относятся к приватизации, в результате которой в России появились нефтяные олигархи. Поэтому контроль государства над значительной частью природных богатств всегда будет расцениваться положительно. К тому же подобно устроено подавляющее большинстве сырьевых стран -- практически везде существуют государственные нефтяные и газовые компании, зачастую они имеют долю практически во всех профильных проектах государства.

«Да, фактически это монополия государства, -- рассуждает бывший топ-менеджер одной из крупных российских нефтяных компаний, -- но любому руководителю гораздо легче управлять компанией, если у нее фактически только один акционер, а не десятки с разными взглядами на развитие. Если российское государство собирается сделать такую компанию, это означает, что правила игры на рынке будет диктовать именно власть, а существующие «понятия» исчезнут. И далеко не факт, что всем остальным от этого будет плохо». Дело в том, поясняет он свою мысль, что в последнее время крупные компании почувствовали некую вседозволенность и стали «наживаться практически на всем». Примеров тому масса -- от ценовых сговоров до негласного запрета входа на рынок (добычи, переработки, сбыта) любой новой компании. Глава ФАС Игорь Артемьев и его подчиненные неоднократно жаловались на то, что юридически установить сговор невозможно, а значит, невозможно ничего пресечь. В условиях же, когда правила диктует крупнейший игрок рынка, все гораздо проще. Первая попытка регулирования была сделана совсем недавно: на прошлой неделе Владимир Путин попросил нефтяников снизить цены на бензин, и крупные компании уже объявили об исполнении просьбы.

С другой же стороны, укрупнение «Газпрома» -- не что иное, как удар по либерализации российской экономики. Недаром глава МЭРТ Герман Греф выступал и выступает решительно против присоединения к «Газпрому» нефтяных и электроэнергетических активов. Ведь российские либералы десятилетие потратили на то, чтобы создать базу для развития конкуренции в каждом секторе экономики, предварительно разделив эти сектора по видам бизнеса. В ТЭК им удалось полностью сделать рыночной нефтяную отрасль и подготовить базу для преобразований в электроэнергетике. Но реформировать «Газпром» -- опору российского бюджета -- либералы не смогли, так как встретили сопротивление на политическом уровне. И именно этот аспект заставляет иностранных инвесторов говорить о том, что Россия пока еще не рыночная страна.

Впрочем, эти противоречивые взгляды на будущее России существовали всегда. А дело ЮКОСа фактически стало лишь разменной монетой на пути к укреплению позиций государственной власти в экономике страны.

Аукцион по продаже «Юганскнефтегаза» был назначен именно на 19 декабря потому, полагали эксперты, что на 20 декабря запланировано собрание акционеров ЮКОСа с повесткой о банкротстве или самоликвидации. Ведь если акционеры опальной компании примут такое решение, то акции «Юганскнефтегаза» по закону должны быть заморожены, и их нельзя продавать. Вчера же стало известно, что собрание акционеров может и не состояться, -- его проведение запретил Московский арбитраж по иску компании Millhouse Capital (управляет активами Романа Абрамовича), контролирующей 9% акций ЮКОСа. Представитель Millhouse Capital утверждает, что в случае ликвидации будет невозможно совершить сделку по обмену 9% акций ЮКОСа на 14% акций «Сибнефти» в рамках «развода» компаний.

Иск Millhouse Capital теоретически позволяет перенести аукцион по продаже «Юганскнефтегаза» в случае, если основной и, видимо, единственный претендент на покупку -- «дочка» «Газпрома» -- не сможет привлечь кредиты зарубежных банков для приобретения актива. Это в свою очередь может произойти, если банки попросят отсрочку в предоставлении денег российскому концерну из-за оценки рисков в случае положительного решения суда в Хьюстоне по иску ЮКОСа о замораживании активов компании. Кроме того, нельзя исключать, что банки технически не успевают оформить кредит «Газпрому» -- покупку «Юганскнефтегаза» необходимо оплатить до 4 января, а учитывая выходные дни -- до 31 декабря.

«Газпром» является крупнейшей в мире частной (хотя и условно) компанией, добывающей углеводороды. В этом году концерн планирует добыть 542 млрд кубометров газа и 11,5 млн т жидких углеводородов. В нефтяном эквиваленте его добыча превышает 428 млн т в год. Он также обладает абсолютно лучшим показателем по объему углеводородных (в основном газовых) резервов -- около 20 млрд тонн нефтяного эквивалента. Это на порядок больше, чем у крупнейших частных нефтяных компаний мира. После поглощения «Роснефти» и покупки «Юганскнефтегаза» добыча углеводородов концерном превысит 505 млн тонн. А резервы вырастут примерно на 1,6 млрд тонн. Более того, нефтяная «дочка» концерна «Газпромнефть» станет лидером среди российских нефтяных компаний (по добыче ее незначительно обойдет только ЛУКОЙЛ, а по запасам -- никто) и приблизится к зарубежным гигантам. В мире она займет второе место по запасам после ExxonMobil и шестое -- по добыче (с 87,7 млн т в год). Крупнейшими нефтедобывающими компаниями мира остаются ExxonMobil и Royal Dutch/Shell, которые добывают 212 и 213 млн т углеводородов в год.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку