16+
Регистрация
РУС ENG

Виктор Прядеин: я еще не видел, чтобы на одной улице конкурировали две сетевые компании!

Директор по развитию Федеральной сетевой компании о введении платы за технологическое присоединение к электросетям

С 1 октября в Москве введена плата за технологическое присоединение к электросетям. Столица стала 35-м регионом России, где будет взиматься подобная плата, причем в Москве она станет самой высокой. О том, как это изменит ситуацию в сетевом хозяйстве и отразится на стоимости жилья, Ъ рассказал директор по развитию Федеральной сетевой компании ВИКТОР ПРЯДЕИН.

– В регионах, где исчерпаны резервы мощности, сложилась практика отказов потребителям в присоединении и увеличении потребляемой мощности. Какие у этой проблемы есть решения?

– Необходимо строительство новых электрических сетей. У сетевых компаний сегодня практически нет денег на это. Нужно понимать, что сетевые компании – регулируемые государством организации, у них нет других источников, кроме тех тарифов, которые им устанавливают. Прибыль сетевых компаний минимальна, да и та, что есть, расписана постатейно на налоги, социальные выплаты, коллективные договоры и другие издержки из прибыли. Конечно, из прибыли мы тоже строим, но этого слишком мало. Можно попробовать заставить сетевые компании решать проблему строительства новых энергообъектов и подключения потребителей за счет внутренних резервов, проедая амортизацию. Но это даст только снижение общей надежности энергосистемы, приведет к нарастанию количества аварий и отказов в присоединении. В частности, в Москве в первом полугодии 2006 года из-за сложившегося дефицита технические условия были выданы только на 7,5% мощности, заявленной потребителями.

Можно включить общую инвестиционную составляющую в сетевой тариф. Тогда рост тарифа, если говорить о стране в целом, будет 40-50%, и все потребители, в том числе бабушки, ежемесячно будут платить за присоединение, скажем, автомобильного завода. А можно ввести обоснованную плату за технологическое присоединение. И это только один из источников средств на новое сетевое строительство. Часть энергообъектов – объекты общесистемного значения, объекты, необходимые для повышения надежности,– сетевые компании по-прежнему будут строить за счет собственных средств.

– Известно, что сейчас в России плата за технологическое присоединение введена в 35 регионах. Однако тарифы везде установлены разные. С чем это связано?

– Прежде всего надо понимать, из чего формируется тариф. Он просчитывается, исходя из прогнозируемых издержек на подключение потребителей. Естественно, в тех регионах, где спрос на подключение невелик, где еще есть возможность использовать существующие резервы энергосистемы, тариф ниже. А там, где потребность в подключениях высокая, а резервов для этих подключений нет, надо немедленно начинать масштабное новое строительство. Такая ситуация произошла с Москвой, где самый высокий тариф на подключение – в среднем 40 тыс. руб. В столице уже исчерпаны все резервы. Поэтому, исходя из необходимости вводить новые сети и подстанции в большом количестве, был установлен такой тариф.

– Когда можно ожидать введения платы в остальных регионах?

– Это очень большая проблема. Плата должна была быть установлена органами регулирования еще в феврале 2005 года. Но произошло это только через год, когда местные органы регулирования поняли, что к действующим сетям присоединяться уже невозможно. Дело в том, что сегодняшняя нормативная база предполагает неоднозначные трактовки следующего вопроса: можно или нельзя включать в плату за присоединение инвестиционную составляющую на развитие электрических сетей в интересах потребителей? Плата вводилась именно для того, чтобы усиливать сети для подключения, однако федеральные органы регулирования считали, что сетевые компании не должны брать с потребителя инвестсоставляющую, а должны изыскивать деньги на развитие сетей из других источников. Это продолжалось больше года. В конце концов, как ни парадоксально, благодаря тому, что ситуация с подключениями действительно стала критической (экономика демонстрирует высокие темпы роста), правительство дало прямое поручение решить вопрос с изменением нормативной базы. Многие регионы после этого ввели плату за подключение, но другая половина – еще нет.

– Почему же так получилось? Когда же все-таки плата за присоединение станет повсеместной?

– Плата введена в тех регионах, в которых губернаторы, несмотря на нормативные неясности, взяли на себя смелость эту плату установить. Губернаторы понимают, что надо развиваться местной экономике, социальной сфере, строительству, промышленности. Они понимают, что невозможно не развивать сети и говорить о развитии экономики региона. Остальные, я думаю, будут ждать изменений нормативной базы. Мы планируем, что до конца года изменения по внесению инвестсоставляющей в плату за подключения должны вступить в силу. Эти изменения должна внести Федеральная антимонопольная служба. После этого к весне следующего года у нас вся эта система заработает на полную мощность.

– Будут ли пересматриваться тарифы платы за присоединение? Как часто? Какие факторы будут определять динамику пересмотра?

– Как и другие виды тарифов, плата за присоединение будет пересматриваться ежегодно. Величина тарифа будет во многом зависеть от резервов, оставшихся у нас с советских времен. Пока эти резервы используются, тарифы на подключение по регионам будут серьезно отличаться. Как только мы подойдем к тому, что во всех регионах резервы закончатся, тарифы станут различаться не так значительно. Однако разница все-таки будет. Все в конечном итоге зависит от текущей потребности региона в строительстве новых сетей. Здесь также показателен московский пример. В Москве себестоимость строительства новых энергообъектов в силу объективных причин значительно выше, чем в других регионах. Прокладка электросетей осуществляется в подземных коллекторах, что существенно дороже, чем строительство воздушных линий. Из-за дефицита земли требуется использование более компактных и, следовательно, дорогих технических решений и при строительстве подстанций. К подстанциям, строящимся в городской черте, предъявляются более высокие экологические требования, что также увеличивает их себестоимость.

– Останутся ли регионы, где плата за присоединение устанавливаться не будет?

– Везде, где осуществляется присоединение потребителей, эта деятельность требует регулирования, должен быть установлен тариф. Заявки на присоединение у нас подаются по всем распределительным сетевым компаниям, даже там, где энергопотребление растет менее впечатляющими темпами, чем в Москве, Санкт-Петербурге, Тюменской области. Так или иначе, спрос на мощность есть везде, значит, и плата за подключение должна быть установлена для каждой сетевой компании. Однако у вопроса установления платы за технологическое присоединение есть и другой аспект. Потребители присоединяются не только к сетям компаний РАО "ЕЭС России". В том же Подмосковье есть порядка 70 компаний, муниципальных и частных, владеющих сетями. И если мы сами выходим на органы регулирования с целью сделать процесс присоединения прозрачным и понятным для потребителя, исключить злоупотребления, то про остальных владельцев сетей этого сказать нельзя. Там цена присоединения устанавливается владельцами сетей и сугубо на свое усмотрение. А при монопольном характере деятельности по присоединению это ведет к ущемлению прав потребителей. И все эти слухи о том, что в Подмосковье за присоединение берут по ?5 тыс. или ?20 тыс., рождаются как раз при отсутствии госрегулирования. Правильно, чтобы каждая сетевая компания имела свой тариф на присоединение, и тариф этот должно устанавливать государство. Ведь потребителям деваться некуда. Я еще не видел, чтобы на одной улице конкурировали две сетевые компании!

– Установление фиксированной платы за технологическое присоединение само по себе не может снимать проблемы коррупции?

– Вы правы. Коррупцию порождают дефицит и непрозрачность. И тот комплекс мер, который сегодня предлагается по регулированию технологического присоединения, направлен на ликвидацию вот как раз этих двух явлений. Это раньше можно было отказать потребителю в заключение договора на технологическое присоединение из-за отсутствия технической возможности. По новым правилам сетевая компания обязана заключить договор с потребителем, у нее нет права необоснованного отказа. Сроки подключения в Москве напрямую будут зависеть от сроков ввода энергообъектов по программе комплексного развития электроснабжения Москвы на 2006-2010 годы и будут зафиксированы в договоре. Программа публична, как и другие нормативные документы, устанавливающие сроки строительства энергообъектов. Любой потребитель может посмотреть, насколько обоснованны сроки присоединения, выставленные ему сетевой компанией. Процесс строительства и присоединения нельзя ускорить ни за какие взятки. А значит, и нет никакого стимула их давать.

С введением платы за присоединение многие вещи, которые раньше сложно было проверить, стали публичными и прозрачными. Раньше стоимость присоединения для потребителя сильно зависела от технических условий, которые сетевая компания выдавала, а потребитель выполнял. Потребитель никак не мог проверить, насколько объем работ по техническим условиям обоснован, не является ли он избыточным. Сейчас потребитель платит только за тот объем мощности, который ему нужен. Платит только за себя. Также теперь урегулированы и такие стороны технологического присоединения, как объем работ, выполняемый потребителем на своем энергопринимающем устройстве, понятие наличия или отсутствия технической возможности для присоединения. Поэтому, на наш взгляд, введение платы за присоединение, более четкое регламентирование этой деятельности почву для злоупотреблений просто ликвидирует.

– Теперь давайте поговорим об удорожании квадратного метра жилья в связи с введением платы за подключение. Оно произойдет?

– Давайте сразу отметим, что дома раньше тоже строили и тоже подключали к электросетям. Кто-то и раньше расплачивался по этим издержкам – и кто же это был? Застройщик?

– Нет, это был конечный покупатель квартиры.

– Вполне естественно, что застройщик перекладывает свои затраты на покупателей квартир. Застройщики несли затраты и раньше, будут нести их и дальше. Но теперь у застройщика изменилась статья затрат. Если раньше он платил подрядчику за строительно-монтажные работы, поставщику кабеля, трансформатора, то теперь он будет платить только сетевой компании. Как было раньше? Приходит, например, "Москапстрой" (технический заказчик 80% строящихся объектов в столице.– Ъ) на новую территорию и строит там микрорайон или несколько жилых домов. При этом подстанция, от которой будут запитаны эти дома, строится с большим запасом. То есть можно подключить не только запланированные, скажем, пять зданий, но и дополнительно еще три. Просто технически невозможно и экономически нецелесообразно ставить подстанцию на меньшее количество подключений. Потом в этот микрорайон приходит другой застройщик, который достраивает уже свои дома. Естественно, ему уже не нужно платить за строительство подстанций и распределительных пунктов, он платит только за свою маленькую трансформаторную подстанцию и за низковольтные кабельные линии. Все остальное, по сути, за него было оплачено раньше. Теперь ситуация будет выравниваться, каждый будет платить только за потребности, и это справедливо. Поэтому некоторые застройщики и недовольны. Их сверхприбыль немного уменьшится, вот и все.

– А кто же захочет получать меньше того, что получал до этого? Выходит, что все равно повысят цену?

– Давайте посмотрим, из чего формируется средняя цена за квадратный метр. У нас разве на рынке недвижимости продаются только квартиры в новостройках? Большая часть рынка – это вторичное жилье, то есть жилье, которому не требуются никакие новые подключения. То есть львиная доля оборота на рынке вообще к плате за присоединение никакого отношения не имеет. Далее. Из всех новостроек в Москве порядка 70-75% вводил "Москапстрой". Мы прогнозируем, что для него расходы на подключение снизятся. И только для небольшой части застройщиков внутренние затраты немного подрастут. В целом затраты на присоединение останутся примерно в тех же параметрах, что и были до установления платы. И если кто-то заявит, что поднимает цену квадратного метра из-за введения платы за присоединение, обоснованность такого заявления всегда можно будет и проверить, и оспорить. По нашим данным, доля платы за присоединение в цене жилья составляет в среднем от 1 до 3%. И если цены на отдельные новостройки сейчас из-за подключений начнут расти, то это будет значить, что эти застройщики просто сохраняют свою норму прибыли. При этом надо понимать, что рост цен на жилье в Москве определяется колоссальным спросом. Это рынок.

– Средства, полученные от подключений, пойдут на инвестиции в сети, правильно?

– Да, все они будут потрачены целевым образом на развитие сетей для подключения новых потребителей. За этим будем следить и мы, и органы государственного регулирования и контроля. Ни копейки не пропадет.

Прядеин Виктор Васильевич

Родился 11 июля 1974 года в Тавдинском районе Свердловской области. Окончил Уральский государственный экономический университет по специальности "менеджер-экономист".

В 2000 году участвовал в создании екатеринбургской консалтинговой компании ФИНЭКС, занял пост ее директора. Под его руководством компания получила ряд заказов от РАО ЕЭС, участвовала в разработке стратегии реорганизации энергетического сектора.

В декабре 2005 года перешел в ОАО ФСК ЕЭС на должность директора по развитию и взаимоотношениям с клиентами. С сентября 2006 года выступает главным защитником введения платы за подключение к энергосистемам в Москве, убеждая, что оно необходимо для финансирования технического перевооружения и строительства новых энергообъектов.
Виктор Прядеин: я еще не видел, чтобы на одной улице конкурировали две сетевые компании!Код PHP" data-description="Директор по развитию Федеральной сетевой компании о введении платы за технологическое присоединение к электросетям " data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/4198.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку