16+
Регистрация
РУС ENG

Недра: Государственный подход к СРП

27.09.2006 Ведомости Алексей Мельников

Претензии, выдвигаемые в последние годы различными правительственными ведомствами в адрес проектов, реализуемых в нашей стране на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) — “Сахалин-1”, “Сахалин-2”, Харьягинский, — объединяет общая черта: отсутствие со стороны государственной власти рациональной цели, позволившей бы реализовать последовательную политику.

На высоком уровне за последние годы немало говорилось о невыгодности СРП для России, о том, что новых СРП заключать нельзя. Авторы подобных заявлений ограничиваются общими словами, не приводя доказательств. Однако, согласно данным Минпромэнерго (уполномоченный орган правительства, ответственный за реализацию СРП), инвестиции по трем проектам СРП составили на конец 2005 г. $17,5 млрд. По данным Росстата, это больше одной трети от накопленных прямых иностранных инвестиций в российскую экономику. Доходы от СРП бюджетов России на конец 2005 г. составили более $0,5 млрд. Эту цифру следует принимать с поправкой на тот факт, что основная часть проекта “Сахалин-2” (добыча и сжижение газа) заработает с конца 2007 г., добыча по проекту “Сахалин-1” начата только в октябре 2005 г. Позволительно спросить наших критически мыслящих государственных мужей: какие еще шельфовые проекты, кроме проектов СРП, удалось вам реализовать в России за последние 10 лет? Покажите альтернативу. Чтобы с высоты этих достижений показать невыгодность СРП. Ответом на этот вопрос будет молчание. Потому что таких проектов нет.

Работающие соглашения

Однако оценка выгод нашей страны от реализации СРП не ограничивается только прямыми доходами бюджетов. За годы развития проектов СРП значительная часть заказов (50-70%) размещается инвесторами среди российских подрядчиков, которые, разумеется, платят налоги в бюджеты, создают рабочие места. Оценки косвенных эффектов от реализации проектов СРП наше правительство не делает. Но можно сказать определенно — свой вклад в экономический рост в нашей стране проекты СРП вносят. Достаточно посмотреть на данные Росстата о заработной плате и безработице в Сахалинской области. По показателю средней заработной платы регион — один из лидеров в России. При этом безработица в области одна из наименьших в стране.

Заявления ряда государственных чиновников о невыгодности СРП парадоксальным образом соседствуют со стремлением государственной компании “Газпром” получить 25%-ную долю в проекте “Сахалин-2” (другая российская государственная компания — “Роснефть” 20%-ную часть проекта “Сахалин-1” давно контролирует). Вероятно, не все так невыгодно, если на шельфе Сахалина и в Сахалинской области реализуется крупнейший в России инвестиционный проект, строится первый в России и один из крупнейших в мире завод по сжижению газа, заключены (начиная с 2008 г.) контракты на поставки сжиженного природного газа (СПГ) в Японию. У нас меры по стимулированию производства сжиженного газа все еще обсуждаются, а СРП на Сахалине уже послужило инструментом для реализации комплексного проекта и проложило дорогу российскому сжиженному газу на рынок стран Юго-Восточной Азии. В этом отношении сахалинские СРП остаются бесспорным лидером в нашей стране.

Признать рациональной сегодняшнюю политику российской государственной власти в отношении проектов СРП (в особенности “Сахалина-2”) сложно. Дело ЮКОСа, одной из черт которого было несоответствие между декларируемыми и истинными целями, использование властей для реализации частных целей, дало российскому обществу урок. Теперь на примере проекта “Сахалин-2” такой же урок получают иностранные инвесторы и правительства стран происхождения компаний (Великобритания, Голландия, Япония). Они могут себя почувствовать как бы в “шкуре ЮКОСа”. Большинство аналитиков сходятся на том, что претензии Минприроды и Росприроднадзора к проекту “Сахалин-2” являются инструментом проталкивания в проект “Газпрома”. Однако для достижения этой цели, если уж и говорить о государственной политике, существуют приличные методы.

Цивилизованный подход

Рациональная политика российской власти в отношении реализуемых СРП должна носить существенно другой характер. Она нуждается в ясных практических целях.

Если государство недовольно величиной уплачиваемого роялти и (или) шкалой раздела продукции, следует провести расчеты и высказать конкретные предложения об изменении условий соглашений. Сколько же можно правительству ходить вокруг да около и заниматься публицистикой? Если российские власти считают, что СРП заключались тогда, когда у нашей страны еще не было достаточного опыта, и, следовательно, условия соглашений носят в той или иной части несбалансированный характер, нужно говорить конкретно, в чем эта несбалансированность состоит, и проводить переговоры.

При этом действовать следует осторожно, с пониманием того факта, что самые соглашения должны продолжать реализовываться, доверие к нашей стране энергетических рынков не должно подрываться. Стоит также заметить, что, если подобные переговоры будут для российского государства успешны, предстоит серьезная законодательная работа, обеспечивающая стабильность реализуемых СРП, поскольку эти соглашения в нашем законодательстве имеют особый статус.

Вторая проблема касается роста затрат по проектам. Процесс этот естественный, вызванный, в частности, инфляцией. Для акционерных компаний раздувать затраты и уменьшать тем самым свою прибыль, снижая котировки своих акций, смысла нет. На рост затрат идут не от хорошей жизни. Свойствен он не только проектам СРП, но и любым долгосрочным инвестиционным проектам.

Если инвесторы предлагают рост сметы проекта, то Минпромэнерго должно все статьи проанализировать и в случае, если есть предложения по уменьшению расходов, вести переговоры с инвесторами и показывать конкретные статьи завышения затрат. Эту работу необходимо осуществлять вместе с российскими предприятиями, которые потенциально могут быть поставщиками товаров и услуг по проектам. Правительству нельзя так, как сегодня (по проекту “Сахалин-2” — больше года), ограничиваться общими разговорами о том, что мы рост затрат не утвердим. А если он вызван объективными причинами, имеет, следовательно, силу экономического закона?

Наконец, существует третья практическая проблема, которую наше правительство даже не рассматривает. Шельфовые проекты на Сахалине — наши пионерные шельфовые проекты. Страна нуждается в подготовленных российских кадрах для реализации новых проектов. Отчасти эта задача решается практикой, однако российскому правительству следует поставить вопрос о постепенном замещении всех руководящих кадров в подобных проектах российскими специалистами. Если для этого необходимо увеличить сметы затрат по проектам на обучение, то подобные решения должны быть приняты. Через подобную систему российская нефтегазовая промышленность получит еще один важный ресурс — качественный человеческий капитал.

Автор — депутат Госдумы трех созывов, автор закона о СРП; член федерального совета РОДП “Яблоко”
Недра: Государственный подход к СРПКод PHP" data-description="" data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/4114.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку