16+
Регистрация
РУС ENG

Требуется высшая сила

14.09.2006 Ведомости Екатерина Дербилова, Анастасия Корня, Гюзель Губейдуллина

Чтобы возобновить торги акциями “Транснефти”

Похоже, только вмешательство кого-то из политических тяжеловесов может освободить акции “Транснефти” из-под ареста, предположил вчера руководитель ФСФР Олег Вьюгин. И оказался прав — торги ими не начались даже после того, как суд в очередной раз отказал Генпрокуратуре в аресте. Регистратор и депозитарии продолжают ждать неких официальных решений, хотя юристы утверждают, что формально акции давно свободны.

“Транснефть” в 2005 г. транспортировала 453,8 млн т нефти. Выручка по МСФО — 181,5 млрд руб., чистая прибыль — 53,8 млрд руб. Капитализация по последней сделке на ММВБ (5 мая) — 98,08 млрд руб. Государство владеет 75% акций (100% голосов).

Торги привилегированными акциями “Транснефти”, одной из российских “голубых фишек”, прекратились 5 мая. Накануне Басманный суд Москвы разрешил Генпрокуратуре наложить арест на эти бумаги в рамках уголовного дела, длящегося с конца 1990-х гг. Это решение обжаловали несколько частных лиц из Урая, которым, как говорится в их кассационной жалобе, арест помешал продать принадлежащие им акции и купить квартиры. Дело они выиграли — Мосгорсуд отправил дело на новое рассмотрение, и 3 августа тот же Басманный суд отказал Генпрокуратуре в аресте акций.

Но акционерам “Транснефти” это не помогло — торги не начались. Хотя, узнав об их жалобе, юристы пришли к выводу, что формально акции “Транснефти” вообще не были арестованы. Решение суда от 4 мая, разрешившего арест, в законную силу не вступило, потому что кассационная жалоба урайцев была подана в отведенные законом 10 дней, объясняют управляющий партнер юрфирмы AST Legal Анатолий Юшин и адвокат коллегии “Князев и партнеры” Владимир Юрасов.

Регистратор “Р.О.С.Т.”, ведущий реестр акционеров “Транснефти”, и расчетные депозитарии бирж, где торгуются эти акции, ждали, пока Генпрокуратура официально снимет арест.

Прокуроры делать это явно не собирались — они оспорили решение суда от 3 августа. Их кассационную жалобу Мосгорсуд рассматривал вчера и отказал прокурорам. Но торги не начались и после этого.

Пенсионер Александр Ферштенберг, чья супруга владеет 24 привилегированными акциями “Транснефти” (стоили более 1,3 млн руб.), пришел в суд в попытке понять, что происходит с ее собственностью. Ни у регистратора, ни в прокуратуре он не может добиться разъяснений. “В прокуратуре мне ответили, что акции арестованы в связи с расследованием уголовного дела, хотя в тот момент, если верить СМИ, они были уже свободны от ареста”, — сказал Ферштенберг.

Прокурор управления Генпрокуратуры по надзору за расследованием особо важных Алексей Бухтояров вчера не смог ответить, на каком основании прокуратура арестовала акции, если решение Басманного суда от 5 мая не вступало в законную силу.

Чтобы начать торги на бирже, надо решение ее депозитария, для внебиржевых сделок — регистратора, для полноценных торгов — обоих. Представитель “Р.О.С.Т.а”, присутствовавшая на вчерашнем заседании в качестве наблюдателя, отказалась от комментариев. Представитель Мосгорсуда утверждал, что решение суда от 3 августа было отправлено “Р.О.С.Т.у” 10 августа. Директор по связям с общественностью Национального депозитарного центра (НДЦ, депозитарий ММВБ) Ольга Ринк сказала, что компания ждет оригинала предписания об отмене ареста от “органа, уполномоченного законом на принятие такого решения”, но что это за орган, не уточнила. Депозитарно-клиринговая компания (ДКК, депозитарий биржи РТС), по словам президента Игоря Морякова, ждет решения прокуратуры — несмотря на то что вчерашнее решение Мосгорсуда вступило в силу. “Снятие ареста, согласно УПК, должно быть произведено тем же органом [Генпрокуратурой]”, — утверждает Моряков.

Решения суда достаточно, чтобы отменить решение прокуроров, возмущаются юристы. “Это какой-то российский правовой нигилизм, — говорит Юрасов. — Узнав о решении суда, все стороны должны его исполнить добровольно”. Формально регистратор мог сразу отменить решение об аресте — его представители были в зале суда, говорит Юшин. Представитель ФСФР сказал, что официальных запросов от инвесторов к ним не поступало и повода проверить действия регистратора не было.

“Мы не понимаем, почему, выигрывая суды, мы не получаем результата — торги не начинаются”, — возмущается Сергей Смердов, один из истцов. Не знает, что делать, и Вьюгин. Незадолго до начала заседания суда, выступая перед инвесторами, он заявил: “Мы считаем эту ситуацию [арест акций "Транснефти"] нарушением прав добросовестных приобретателей. Мы направили письмо в правительство, получили от правительства указание с этим разобраться. Но нам кажется, что необходимо вмешательство лиц, имеющих больший вес в государственной власти, чем ФСФР”. А “Транснефть” не интересует судьба ее акций, говорит вице-президент компании Сергей Григорьев.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку