16+
Регистрация
РУС ENG

Шанхайская троица

21.06.2006 КоммерсантЪ АРИЭЛЬ КОЭН, старший научный сотрудник Heritage Foundation, автор книги "Евразийский баланс" (2005)

На просторах Евразии идет новая "Большая игра"

"Большая рыбалка" Тегерана

На закончившемся в минувший четверг саммите Шанхайской организации сотрудничества Россия и Китай нашли себе нового друга – иранского президента Махмуда Ахмади-Нежада. Иранский лидер, постоянно и громко напоминающий о своей антиамериканской ориентации, был единственным руководителем страны, не входящей в состав ШОС (Иран имеет статус наблюдателя), которого пригласили выступить с ключевой речью. По его словам, "шанхайская ось" должна "положить предел угрозам и незаконному силовому вмешательству", источником которых, без сомнения, является Вашингтон.

Президент Владимир Путин объявил, что Иран положительно относится к новым инициативам, выдвинутым Западом, Россией и Китаем, и согласен вести переговоры. Однако обсуждение иранской ядерной программы даже не было внесено в официальную повестку саммита, а представители России и Китая лезли из кожи вон, стараясь ублажить иранского гостя – вместо того чтобы осудить его агрессивную риторику или ядерные амбиции.

Иран мастерски провел операцию по привлечению двух евразийских гигантов на свою сторону. Он пригласил Россию и Китай, а также стремящихся вступить в ШОС Индию и Пакистан, к сотрудничеству в разработке своих обширных энергетических ресурсов. Россия проглотила эту наживку. Владимир Путин предложил создать "энергетический клуб" в рамках ШОС – также известный как "газовая ОПЕК",– который, скорее всего, будет делать с газом то же, что ОПЕК делает с нефтью: сокращать производство и взвинчивать цены. Россия и Иран контролируют крупнейшие в мире запасы газа. Не очень сильно отстает от них и придерживающаяся российской ориентации Туркмения, а также Катар, расположенный на противоположном от Ирана берегу Персидского залива. Если эта затея окажется успешной, российско-иранский углеводородный картель может привести к значительному изменению глобального расклада сил, поскольку Россия также является вторым по величине экспортером нефти, а Иран – один из членов–основателей ОПЕК.
Заклятые друзья Сейчас членов ШОС объединяет антиамериканизм, но каждая из трех ключевых стран ведет в этой организации свою игру: это высокооктановая шахматная партия, где многомиллиардные проекты переплетаются с геополитикой. Иран хочет купить безопасность, обещая Китаю, что станет для него тем же, чем Саудовская Аравия является для США. Он обещает русским доступ к будущему рынку оборудования и топлива для атомной энергетики, хотя в действительности рынок этот будет ограниченным: у Ирана так много природного газа, что сейчас часть его просто сжигается. Китай стремится к диверсификации своих энергетических и транспортных связей. Это позволило бы ему отвести от себя подозрения, которые вызывают у США стратегические планы ШОС; позволило бы Пекину играть роль рационального посредника между Вашингтоном и Тегераном; дало бы возможность наращивать свою экономическую мощь, избегая преждевременной конфронтации с США.

Путин, как всегда, оказался самым искусным геополитиком среди всех присутствующих. Кроме всего прочего, он делал реверансы в сторону Турции, исторического врага России. Теперь, когда ее шансы на вступление в Евросоюз выглядят все более призрачно, Анкара, где у власти находится умеренно исламистское правительство, начинает проявлять интерес к ШОС. Включив в свою орбиту Турцию и Иран, обладая огромными запасами газа, растянувшаяся от Балтийского и Средиземного морей до Тихого океана ШОС сможет предотвратить если не политическое, то уж точно военное присутствие США в Евразии. "Большая игра" XIX-XX веков возрождается в новой, геоэкономической форме.
Многовекторность по-шанхайски Но здесь-то и лежит камень преткновения. И политические, и экономические интересы России и Китая противоречат друг другу; в перспективе ШОС может и не переварить этих противоречий. Самая важная стратегическая цель Китая – обеспечить спокойные условия для укрепления своих позиций в качестве лидера глобальной экономики; лишь после этого Пекин будет готов к военным авантюрам. Таким же путем шли США в конце XIX и в начале XX века – и лишь потом победа во второй мировой войне позволила им стать державой мирового масштаба еще и в военном отношении. Китаю необходимы поставки дешевых энергоносителей, а значит, мир на Ближнем Востоке; обеспечить это Иран едва ли способен. Пекин также хочет расширения ШОС, что помогло бы закреплению китайского экономического господства в регионе. Россия, однако, не может на равных противостоять Китаю в этой области, а потому будет вести себя сдержанно, прекрасно понимая, что расширение ШОС ослабит ее позиции и приведет к усилению соперничества за лидерство в организации.

Что самое важное, добыча нефти в России сопряжена с высокими издержками, а потому ей на руку поддержание высоких мировых цен на нефть и нестабильности в регионе Персидского залива. Один из советников Путина сказал мне недавно: "А зачем нам сдерживать Иран? Каждые $10 в стоимости барреля нефти делают Россию на $16 млрд богаче". Кроме того, несмотря на распад Советского Союза, Россия сохранила способность вести силовую политику, а вот Китай так и не восстановил эту способность после продолжавшегося несколько столетий постепенного упадка империи.

США должны стремиться к расширению сотрудничества с теми членами ШОС, которых беспокоит китайско-российская дуополия, ставящая под угрозу их суверенитет, например, с Индией, Казахстаном и Монголией. Они также должны вовлечь Россию и Китай в диалог по проблемам Евразии и энергетической безопасности. Игнорировать ШОС, как это делали США на протяжении последних шести лет, недальновидно и глупо: если продолжать в том же духе, однажды Америка может проснуться в мире, где ее экономическое и стратегическое могущество будет серьезно ограничено.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку