16+
Регистрация
РУС ENG

Глобалист: Казенные налоги

15.06.2006 Ведомости Владимир Милов

Выступление министра финансов Кудрина о необходимости увеличить налоговые платежи “Газпрома” подняло интересную тему — в какой степени государственная собственность на крупные активы помогает соблюдению интересов государства.

Распространен миф о том, что государство устанавливает контроль за компаниями, чтобы увеличить использование их доходов для своих нужд, нужд граждан. Видимо, поэтому самые разные опросы общественного мнения показывают, что примерно две трети россиян устойчиво предпочитают видеть крупные промышленные активы в собственности государства.

Но если проанализировать финансовые отчеты российских нефтегазовых компаний по МСФО, видно, что государственные компании, мягко говоря, не чемпионы по уплате налогов в расчете на тонну добываемых углеводородов. Например, в 2004 г. (последний полный год, за который доступна финансовая отчетность) “Лукойл” заплатил более $110 налогов на тонну добытого нефтяного эквивалента, ТНК-ВР и “Сибнефть” — более $90, тогда как “Роснефть” — менее $70 на тонну, а “национальное достояние” — вообще чуть выше $20. Причем так было всегда: даже ЮКОС, который разгромили за неуплату налогов, в 1999-2002 гг. платил государству в 2-3 раза больше налогов на тонну добытого нефтяного эквивалента, чем “Газпром”. (Только не надо говорить про низкие внутренние цены на газ: себестоимость добычи и поставки газа значительно ниже нефти, а внутренние цены на нефть в России тоже не космические, так что цифры сопоставимы.) Даже государственная “Роснефть”, которая платит гораздо больше налогов с тонны добытых углеводородов, чем “национальное достояние”, отстает от частных компаний по этому показателю на 25-50%.

Желающие могут проверить, это весьма интересная арифметика. Эта картина может быть сюрпризом только для людей, незнакомых с тем, как в России управляют госсобственностью. В свое время автор этих строк курировал управление собственностью в Министерстве энергетики. Помимо массы других интересных вещей (неучтенные и не отчитывающиеся перед министерством госпредприятия, распродажа физического имущества в обход закона и за бесценок, непрозрачные издержки, личные интересы крупных чиновников в делах госкомпаний и т. п.) удалось обнаружить, что средний процент перечисления государству прибыли унитарными предприятиями составлял менее 5%, при этом решения о перечислении даже этих 5% в бюджет в большинстве случаев не выполнялись. Кстати, даже в 2004 г., когда “Газпром” заплатил дивидендов на рекордные $500 млн, в расчете на тонну нефтяного эквивалента добычи это составило $1.

Государственная собственность вовсе не обслуживает интересы общества — скорее наоборот. Все эти годы думалось: заметит кто-то, что политическая кампания 2003-2004 гг. по отъему ренты у сырьевого сектора привела к повышению налогов только для нефтяной отрасли, но не для газовой? Заметил министр Кудрин. Большое ему спасибо.

Если бы приведенные выше данные постоянно доводились до людей с тем же упорством, с каким их убеждают, насколько враждебны России США, НАТО, Украина и Грузия, отношение россиян к госсобственности радикально изменилось бы, а власти были бы вынуждены как минимум приватизировать остатки крупных госпредприятий, а возможно, и искать убежища. Но увы, по телевизору — то же шоу, что и 25 лет назад.

Автор — президент Института энергетической политики

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку