16+
Регистрация
РУС ENG

Интервью: Вячеслав Штыров, президент Якутии

05.06.2006 Ведомости Ксения Рыбак

“Интересы менеджеров "Алросы" не есть священная корова”

Президент Республики Якутии Вячеслав Штыров хочет создать конкуренцию в алмазной отрасли

Главный сюжет политической жизнь Республики Саха (Якутия) — выяснение вопроса, кто владеет алмазами. Вячеслав Штыров шесть лет руководил компанией “Алмазы Россия — Саха” (“Алроса”), прежде чем стать президентом Якутии, а теперь защищает интересы республики, которая постепенно уступает позиции крупнейшего акционера “Алросы” федеральному центру. О том, как это происходит, а также о попытках избавить бюджет республики от алмазной иглы Вячеслав Штыров рассказал в интервью “Ведомостям”.

“Были только протоколы бесплодных заседаний”

— Как вы оцениваете желание федерального правительства получить контроль над алмазной компанией “Алроса”?

— У правительства Саха (Якутии) никаких возражений нет, и мы активно участвуем в процессе федерализации. Алмазодобывающая промышленность всегда относилась к разряду стратегических отраслей. Я считаю, что сама постановка вопроса, что федеральное правительство должно иметь такую важную отрасль под контролем, правомерна.

— Восстановление контроля правительства России в “Алросе” обсуждается уже около пяти лет, но только несколько месяцев назад появился окончательный вариант, как именно это будет сделано. Чем вызвана такая задержка?

— Еще в 2001 г. президент РФ поручил довести долю федерального правительства в уставном капитале компании до контрольной. Но до самого последнего времени дело почти не двигалось. Сейчас ситуация изменилась в основном благодаря позиции правительства республики. По сути, до 2004 г. были одни только протоколы да совещания в Минэкономразвития, Минфине, Росимуществе. Ну а мы тем временем, выполняя поручение президента, разработали несколько конструктивных предложений, как можно решить этот вопрос.

— Неужели федеральные министерства ничего не предлагали?

— Ни одного конструктивного предложения не было. Были только протоколы бесплодных заседаний. В них констатировалось, что даже если есть какая-то малая теоретическая возможность отсудить в пользу федерального центра имущественный комплекс, переданный в аренду правительством Якутии “Алросе”, то перераспределить без согласия Якутии акции невозможно. После этих констатаций предлагались те или иные волевые решения без учета интересов республики, да и Российской Федерации тоже. Я говорю “Российской Федерации тоже”, потому что Якутия — часть России и финансовые проблемы крупного региона не могут не быть и проблемами центра. А между тем федеральные структуры не предлагали способов решения бюджетных проблем республики после потери почти четверти доходов бюджета в связи с федерализацией “Алросы”.

— Как появился нынешний вариант увеличения доли до контрольной — через допэмиссию акций “Алросы”, которой будет оплачено имущество “Якуталмаза”, а также выкуп акций “Алросы” у миноритариев в интересах федерального центра?

— Последняя версия родилась летом прошлого года вот в этом кабинете, в представительстве Республики Саха в Москве. Мы предложили признать, что имущественный комплекс “Якуталмаз” является совместной собственностью Якутии и федерального центра, и внести его в уставный капитал “Алросы” таким способом, чтобы Росимущество получило 50% плюс 1 акция, а Республика Саха сохранила свои 40% (с учетом 8%, принадлежащих улусам). При этом было понятно, что, прежде чем провести допэмиссию, нужно оценить, сколько стоит компания, а сколько — имущество. Когда сделали первые прикидки, то оказалось, что имущества не хватает, чтобы внести его в уставный капитал компании и получить нужные пропорции в долях, и тогда было предложено выкупить недостающие акции в интересах федерального центра. Потом мы обратились в Минфин России, по просьбе Минфина состоялось совещание у [министра экономического развития Германа] Грефа, и эти предложения приняли согласованный вид.

— Во сколько были оценены компания и имущественный комплекс?

— Были проведены экспертные оценки. Специальные консультанты на основе упрощенных расчетов, которые используют экономисты, для того чтобы быстро принять решение, например, по потоку чистой выручки, по дисконтированной чистой прибыли, рассчитали, что стоимость самой компании “Алроса” может колебаться от $5 млрд до $6 млрд, стоимость имущественного комплекса — от $2 млрд до $3 млрд. Примерно в это же время началась официальная оценка “Алросы”, а чуть позже — и имущества бывшего “Якуталмаза”. Росимущество провело тендер, мы провели тендер. Ну и оценки, к которым мы сейчас приходим, близки в пределах допустимого к тем оценкам, которые давали эксперты. “Алросу” в итоге, возможно, оценят где-то в $6-6,1 млрд, а “Якуталмаз” — в диапазоне $2,3-2,6 млрд.

— В начале года вы заявили, что не согласны с предварительными итогами оценки “Алросы” в $6,4 млрд, так как считаете ее завышенной минимум на $1,5 млрд. Почему был сделан такой вывод?

— Оценки “Алросы” делались экспертами еще в 2004 г. Тогда ее оценили в $4,6 млрд. Тут вдруг она за один год подскочила до $6,5 млрд. А у нас на руках были результаты экспертных оценок, согласно которым компания стоит от $5 млрд до $6 млрд. Потом, когда мы получили первый вариант официальной оценки, поняли, что в зависимости от подхода и методик расчетов можно было получить и $6,5 млрд, тем более что улучшилась конъюнктура мирового алмазного рынка.

— А с итоговой оценкой алмазной компании в $6,1 млрд вы согласны?

— Эта оценка проходит экспертизу, после которой правительство Якутии выразит свое официальное мнение.

— Почему предварительная оценка оказалась выше окончательной на $300 млн?

— Оценка началась в прошлом году, а годовой отчет появился только сейчас. Более ясными стали планы компании на будущее, например, появилась определенность по срокам ввода отдельных сырьевых активов — подземных рудников “Мир” и “Удачный”, — которые сдвинуты на два года от плановых. Кроме того, хуже ожидаемых оказались финансовые результаты компании за прошедший год. В связи с этим немного изменилась оценка.

— На каком этапе к процессу федерализации “Алросы” подключился Внешторгбанк (ВТБ)?

— Решение о том, что ВТБ будет выкупать около 10% акций, возникло в этом году. Наблюдательный совет компании дал поручение менеджменту “Алросы” организовать этот выкуп. Естественно, возник вопрос, кто должен покупать эти акции в пользу правительства России. Это должна быть структура, которая принадлежит государству и должна распорядиться акциями по указаниям Росимущества. Поэтому по решению Минфина и Росимущества выбор пал на ВТБ как на абсолютно государственную структуру.

— Для того чтобы начать скупку акций в интересах “Алросы”, ВТБ должен был стать акционером компании. Как это произошло?

— ВТБ изначально не был акционером и когда получил поручение заняться выкупом акций, то должен был сначала стать акционером — получить хотя бы одну акцию. Эта акция была подарена ему одним из менеджеров компании.

— ВТБ уже передал акции Росимуществу?

— Еще нет.

— По какой схеме будут передаваться акции?

— Над этим сейчас думают Минфин и Росимущество. Вариантов несколько, какой правительство России посчитает нужным, тот и будет реализован.

— Как вы собираетесь поделить имущество “Якуталмаза” с федеральным центром?

— Объекты, которыми на сегодня владеет правительство Якутии и которые и составляют имущественный комплекс бывшего “Якуталмаза”, можно квалифицировать следующим образом. Это объекты, которые в соответствии с законодательством могут находиться в федеральной (например, объекты связи), республиканской (производственные, энергетические) и муниципальной собственности. А также есть объекты, которые могут перейти в собственность обеих сторон, как раз это имущество будет поделено таким образом, чтобы правильно распределить доли.

— А почему раздел имущества “Якуталмаза” проводится через суд?

— Суд дает возможность заключить мировое соглашение [Росимущества с правительством Якутии], которое поставит точку во всех спорах.

“В нее проникли совершенно посторонние люди”

— Когда “Алроса” будет преобразована из ЗАО в ОАО?

— Как только будет завершена работа с распределением акций, имущественным комплексом, решены вопросы выпадающих доходов Республики Якутии, следующим шагом будет преобразование компании из ЗАО в ОАО.

— Вы поддерживаете это решение?

— Казалось бы, форма ЗАО рациональна с точки зрения контроля владельцев компании. Но история компании “Алроса” показывает, что, закрыта она или нет, на протяжении длительного времени происходило незаконное перераспределение акций с использованием схем фиктивного дарения, например. По сути дела, возник серый рынок акций компании, и тут поделать никто ничего не мог. Ну представьте себе: к началу нынешнего года некоторые структуры накопили себе пакеты размером от 1% до 3% акций. У нас были сведения, что некоторые акции покупались номинальным держателем для владельцев из-за рубежа. Закрытый статус не защитил компанию, в нее проникли совершенно посторонние люди. Лучше уж сделать компанию открытой. Будет понятно, кто акционер, какие у него интересы, какие цели.

— А кто приобретал акции?

— “Русские фонды”, структуры, связанные с “Ренессанс Капиталом”, и др.

— Что еще даст компании “открытый” статус?

— Открытость компании позволит применить новые финансовые инструменты для привлечения капитала в развитие алмазной промышленности через допэмиссии акций, депозитарные расписки. Это особенно важно, потому что у компании большие инвестиционные задачи на ближайшие годы.

— Каким образом государство будет компенсировать Якутии выпадающие доходы?

— Якутия должна получить компенсацию выпадающих доходов. Не больше и не меньше. Сейчас у нас есть три предложения для правительства РФ, и они уже идейно одобрены. Но конкретные решения по многим пунктам пока не приняты. Первое: некоторое изменение налогового законодательства. Например, по НДПИ и НДС на алмазы. Второе: мы просим, чтобы некоторые дороги, аэропорты, учебные заведения получили федеральный статус, федеральное финансирование в тех случаях, когда для этого есть основания. Наконец, третье: мы считаем, что нужно сохранить фонд финансирования для решения экологических и социальных проблем районов алмазной провинции на основании лицензионных соглашений на разработку алмазных месторождений. Вот, собственно, и все наши предложения.

— Вы хотите, чтобы все три предложения были приняты?

— Только все вместе они дают те средства, которые у нас выпадают, — около 9 млрд руб.

— А что предлагает правительство?

— Правительство само ничего не предлагает, оно поддерживает наши предложения в принципе на уровне Минфина и МЭРТ.

“Примерно 50% алмазов в Якутии еще остаются неразведанными”

— Вы недавно заявили, что на территории Якутии будут создаваться компании, альтернативные “Алросе”. О чем идет речь?

— Такие компании в алмазной отрасли в Якутии уже есть, и они будут поддержаны. Например, правительство республики будет постепенно наращивать мощности до уровня крупной горнодобывающей компании нашего предприятия “Нижнеленское”, которое на 100% принадлежит правительству Якутии. Сегодня оно добывает алмазов где-то на $80-100 млн, в основном на россыпных месторождениях. В будущем она станет одной из ведущих горнодобывающих компаний в России. Неплохо у нас работает предприятие “Алмазы Анабара”, в котором 51% принадлежит “Алросе”, а 49% — Якутии. Естественно, эта компания будет развиваться в согласовании с “Алросой”.

— А как вы будете развивать “Нижнеленское”?

— Мы будем участвовать в конкурсах и аукционах на геологическое изучение территорий и площадей, которые считаем перспективными на алмазы и другие полезные ископаемые.

— Но ведь в этих конкурсах может участвовать и “Алроса”?

— Конечно, может. Более того, во многих проектах эти два предприятия будут конкурентами. Я совершенно уверен, что по некоторым проектам выиграет “Нижнеленское”, потому что оно больше заинтересовано в проведении геологоразведочных работ, больше приспособлено к работе на отдаленных месторождениях. В каждом деле необходима конкуренция. Мы видим, что у “Алросы” не хватает возможностей — ни финансовых, ни организационных, ни даже кадровых, а теперь уже и интеллектуальных, — для того чтобы охватить всю возможную сферу деятельности в алмазной провинции Якутии. Ученые считают, что примерно 50% алмазов в Якутии еще остаются неразведанными. А та половина, на которой мы сейчас работаем, — это плод труда геологов 1940-1950-х гг. После этого времени было только два крупных открытия: в 1978 г. — трубка Юбилейная, в 1996 г. мы открыли Нюрбинскую трубку. Все. Больше открытий нет.

— Вы считаете, что “Алроса” недостаточно инвестирует в геологоразведку?

— Еще несколько лет назад в компании проводилась целенаправленная работа по усилению геологоразведки. Это приносило свои результаты: были открыты трубки Нюрбинская и Мархинская, погребенные россыпи на Накынском рудном поле, доразведаны глубокие горизонты гигантской трубки Удачная, начаты работы на Верхнемунском рудном поле и новых территориях Якутии. Это позволило иметь прирост запасов алмазов, хотя объемы добычи в натуральном выражении были даже больше, чем в последние годы. К сожалению, сегодня ситуация обратная. В прошлом году алмазов в “Алросе” добыто вдвое больше, чем поставлено запасов на баланс. Соответственно, надо удваивать, а то и утраивать объемы геологических работ. Однако же средства, выделяемые “Алросой” на геологоразведку, растут по годам чуть больше, чем уровень инфляции. Этого явно недостаточно. Правительство Якутии на протяжении последних трех лет обращало внимание руководства компании на возможную потерю перспектив развития, но, к сожалению, эти вопросы не решаются. Я считаю, что настало время привлечь к поиску и добыче алмазов и другие компании. Иначе не минует крупный спад алмазодобычи в России. Работают же в Канаде или Анголе самые разные компании — и De Beers, и ВНР, и Antone Mining, и “Алроса”, и множество менее известных. Добывают, платят налоги, выполняют социальные программы и требования властей.

— А какие компании могли бы участвовать в добыче алмазов в Якутии?

— На последнем, несостоявшемся, к сожалению, аукционе на право недропользования по одному из небольших алмазных месторождений на северо-западе Якутии изъявили желание участвовать 12 российских компаний. Это очень позитивный факт. Интерес к более крупным проектам имеют известные российские горнодобывающие, нефтяные и металлургические компании. Назвать их я не могу, поскольку не спрашивал у них разрешения на раскрытие этой информации.

— А иностранные компании могут участвовать в алмазодобыче в Якутии?

— Фактически иностранные компании уже давно участвуют в алмазных проектах в России. Так, De Beers работает в Архангельской области, ВНР — в Карелии, Лев Леваев — в Пермской области. Никого это особо не тревожит и не волнует. Почему же иностранные компании не могут работать в Якутии? Интересы государства надежно защищает федеральный закон о драгметаллах и камнях, который описывает условия участия зарубежных компаний в алмазных проектах, а интересы менеджеров “Алросы” не есть священная корова.

“Я думаю, что Алексей Леонидович больше печется о своем реноме”

— Глава наблюдательного совета “Алросы”, министр финансов Алексей Кудрин заявил недавно, что ваша критика работы компании мешает процессу федерализации. Вы согласны?

— Да, действительно Алексей Леонидович заявил, что критика со стороны республики “Алросы” мешает консолидации акций. Это непродуманное заявление. Каждому здравомыслящему человеку понятно, что критика в адрес компании только подстегивает процесс продажи акций. Но наша цель была не в этом. Процесс консолидации идет, люди и так продают акции, уважая решение правительства. Наша критика носит исключительно конструктивный характер и продиктована тревогой за судьбу компании, высказана открыто на представительном форуме — собрании хозяйственного актива “Алросы”. Более того, если мы сейчас не будем эти вопросы поднимать — о геологических работах, о существенных отставаниях в строительстве подземных рудников, — значит, эти вопросы не будут решаться. И мы с болью в сердце понимаем, что через 7-10 лет могут быть печальные результаты. Поэтому Алексею Леонидовичу следовало бы отделять хозяйственные вопросы от политических.

— В таком случае чем именно вызвана критика Алексея Кудрина?

— Я думаю, что Алексей Леонидович больше печется о своем реноме. Президент компании (Александр Ничипорук. — “Ведомости”) является его протеже, он назначен по рекомендации Алексея Кудрина. Мы понимали, что на первых порах новому президенту компании будет трудно вникнуть во все многообразие вопросов такого большого хозяйственного комплекса, как “Алроса”. Ведь он ранее занимался мелким финансовым бизнесом. Но пора бы уже и освоиться. А итоги года, прежде всего в финансовом плане, у “Алросы” неважные. Кроме того, перезрела необходимость принимать стратегические решения в дальнейшем развитии компании, а разработка их ведется крайне медленно. Но я думаю, что критика пойдет на пользу компании.

— И вы сможете найти общий язык?

— Конечно, мы всегда находим общий язык.

— А есть какие-то альтернативные отрасли, которые могут пополнить бюджет республики? Что в Якутии есть еще интересного кроме алмазов?

— В Якутии все интересно. В ближайшие годы опережающими темпами будет развиваться электроэнергетика: будет создан каскад гидроэлектростанций в Южной Якутии для обеспечения электроэнергией Дальнего Востока и на экспорт. Ускоренное развитие систем связи и транспортной сети, например строительство железной дороги Беркакит — Томмот — Якутск, опорной сети автодорог Якутск — Мирный — Иркутск, Якутск — Магадан, Якутск — Аян, а также реконструкция аэропортов Якутск и Тикси позволят дать новый импульс сельскому хозяйству, туризму, лесной и лесоперерабатывающей, камнеобрабатывающей и ювелирной промышленности республики.

Но в обозримом будущем основой экономики Якутии останется горнодобывающая отрасль. Ведь в республике есть такое минеральное сырье, которого, я думаю, еще и в таблице Менделеева нет. Рядом с алмазной отраслью встанет нефтяная промышленность. Сейчас работы ведутся на Талаканском месторождении, начинается строительство трубопровода к Усть-Куту. Задача к 2008 г. — добывать 5 млн т нефти, а дальше дорастить ее до 12 млн т. Надеюсь, что после принятия программы развития газовой промышленности Восточной Сибири и Дальнего Востока определится судьба Чаяндинского месторождения и газовая промышленность станет № 1 в Якутии. Мы готовы в течение 7-10 лет после принятия решения начать добывать примерно 50 млрд кубов в год. И, конечно же, золото. В ближайшие пять лет планируем ввести три новых месторождения — Куранах, Нежданинское и Кючюрское — и тогда увеличим добычу с 20 до 35-40 т золота в год. Эти проекты ведет известная компания “Полюс”. Надеемся, что сохраним свои позиции в сурьмяной, оловодобывающей и, конечно же, угольной промышленности.

— Вы поддерживаете вариант объединения “Якутугля” и “Эльгаугля”, который предлагает “Мечел”?

— Да, это очень хороший вариант. Объединение двух компаний позволит использовать технические и кадровые ресурсы для разработки Эльгинского месторождения. Но, с другой стороны, бюджет республики заинтересован в средствах, которые можно получить от продажи пакетов на аукционах, поэтому могут быть и другие варианты.

О КОМПАНИИ

Вячеслав Анатольевич Штыров родился 23 мая 1953 г. в пос. Хандыга Томпонского района Якутской АССР. В 1975 г. окончил инженерно-строительный факультет Дальневосточного политехнического института им. Куйбышева (Владивосток). В 1975 г. по распределению уехал в Западную Якутию, в управление строительства “Гокстрой” Вилюйгэсстроя Минэнерго СССР, где работал мастером, прорабом, начальником строительного участка № 3, заместителем главного инженера, заместителем начальника по производству. В 1986 г. назначен замуправляющего трестом “Айхалэнергопромстрой” Вилюйгэсстроя Минэнерго СССР, затем — и. о. заместителя главного инженера, начальником по производству — первым замначальника управления строительства “Вилюйгэсстроя” Минэнерго СССР. В 1986-1988 гг. — заместитель завотдела строительства Якутского обкома КПСС. С 1988 по 1991 г. — аспирант Академии общественных наук при ЦК КПСС. В 1991 г. назначен министром строительства и инвестиций Якутии. В декабре 1991 г. избран вице-президентом Республики Саха (Якутия). В 1992-1996 гг. одновременно являлся председателем правительства Республики Саха (Якутия). В 1996-2002 гг. — президент компании “Алмазы России — Саха” (“Алроса”). С декабря 1997 г. по январь 2002 г. — депутат Госсобрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия). В январе 2002 г. избран президентом Республики Саха (Якутия).

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку