16+
Регистрация
РУС ENG

Делиться надо

14.03.2006 Время новостей Алексей ГРИВАЧ, Денис РЕБРОВ

Россия предлагает победить энергетическую бедность с помощью мирного атома

В Москве вчера открылось одно из важнейших мероприятий в рамках российского председательства в «большой восьмерке». Тема энергетической безопасности, которую Владимир Путин выдвинул в центр внимания клуба крупнейших мировых держав, стала объектом обсуждения на специально созванной международной конференции. Она проводится в преддверии встречи министров энергетики G8, которая откроется в Москве в четверг.

Россия представила партнерам по «восьмерке» свои предложения по энергобезопасности еще в январе (см. «Время новостей» от 23 января). Они, напомним, базировались на принципе «Энергетический эгоизм не окупается» -- под этим лозунгом Россия, например, предлагала активнее развивать атомную энергетику, облегчать трансграничный транзит энергоресурсов, способствовать привлечению частных инвестиций в отрасль. Конференция, организованная Минпромэнерго России, выводит обсуждение этих проблем в широкие круги профессиональной и прочей общественности.

При всей необъятности (граничащей с абстрактностью) темы в выступлениях абсолютно четко читались конкретные интересы сторон. Спикеры от России на правах хозяев говорили о допуске на рынки сбыта, уважении прав развивающихся стран на преодоление «энергетической бедности» за счет вхождения в атомный клуб и способности нашей страны стать стабилизатором мирового энергорынка. Иностранцы «лоббировали» рыночный доступ к российским ресурсам, отчитывались о своем вкладе в развитие энергетики страны и рекламировали возможности по участию в новых мегапроектах на территории России.

Открывая конференцию, российский министр Виктор Христенко заявил, что для обеспечения «экономического роста и устойчивого развития, повышения качества жизни всего человечества государства должны активно сотрудничать с целью устранения угроз» энергетической безопасности.

«Создание такой системы глобальной энергетики, которая позволила бы осуществлять бесперебойное снабжения широких слоев населения во всем мире энергетическими ресурсами по экономически обоснованным ценам, поддерживать долгосрочную стабильность на мировом и региональных энергетических рынках и обеспечивать экологическую безопасность, является одной из приоритетных задач мирового сообщества в целях воплощения концепции устойчивого развития как отдельных стран, так и человечества в целом», -- сформулировал он проблему, стоящую перед мировым сообществом. Для этого, по словам министра, предстоит увеличивать прозрачность энергетического сектора, поддерживать воспроизводство минерально-сырьевой базы, обеспечивать доступ к ресурсам, диверсифицировать энергоснабжение и развивать энергоэффективность.

В качестве одной из тем в ходе обсуждения энергопроблем на саммите G8 в Санкт-Петербурге Россия вынесла тезис о преодолении «энергетической бедности». Г-н Христенко особо подчеркнул важность этой проблемы и подробно расшифровал, что Москва понимает под этим термином -- «надежное и экономически доступное обеспечение развивающихся стран базовыми энергетическими услугами, необходимыми для вывода их граждан из бедности». Более того, были предложены и первые конкретные рецепты и инструменты борьбы. «Следует внимательно изучить целесообразность создания такого нового международного инструмента по преодолению «энергетической бедности», как фонд передачи технологий в области энергетической эффективности, сбережения энергии, возобновляемых источников энергии и экологически чистых способов использования энергии. Такой фонд, по мнению многих специалистов, мог бы содействовать внедрению в энергетически неблагополучных слаборазвитых странах энергоэффективных технологий по всей цепочке экономического цикла», -- сообщил российский министр.

Выяснилась и прикладная составляющая позиции Москвы по борьбе с энергетической бедностью. Раскрыл ее глава «Росатома» Сергей Кириенко. Он недвусмысленно заявил, что нельзя препятствовать вхождению других стран, включая Иран, в клуб использования атома в мирных целях. «Это их возможность бороться с энергетической бедностью», -- подчеркнул чиновник. Конечно, при жесточайшем международном контроле над нераспространением ядерного оружия и технологий, позволяющих наладить его производство.

"Иран будет не последним"

Широкое развитие мирного атома -- самая проработанная часть российских инициатив. Владимир Путин неоднократно отмечал, что необходимо в России создать международный центр «по предоставлению услуг ядерного топливного цикла, включая обогащение, под контролем МАГАТЭ, на основе недискриминационного доступа». Такие центры, уверял глава государства, должны составлять основу «глобальной инфраструктуры, которая позволит обеспечить равный доступ всех заинтересованных сторон к атомной энергии» при соблюдении принципов нераспространения. Подобная инициатива, похоже, является наиболее приемлемым вариантом решения, в частности, иранской ядерной проблемы. Правда, перед этим мировому сообществу предстоит решить непростую дилемму: как, добиваясь увеличения объемов энергоресурсов, сохранить гарантии нераспространения ядерного оружия. Пока члены G8 только пытаются нащупать пути решения этого вопроса.

«Условие создания российско-иранского СП -- соблюдение Ираном требований МАГАТЭ. Наше предложение остается в силе, но только как комплексное предложение, и выдергивать его нельзя», -- заявил вчера Сергей Кириенко. Кстати, уже сегодня в Москву должен прибыть секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Хосейни-Таш для продолжения переговоров о совместном предприятии по обогащению урана -- об этом ИТАР-ТАСС сообщил информированный источник в Тегеране.

В целом же необходимость создания глобальной атомной инфраструктуры г-н Кириенко обосновал так: «Доступ к энергоресурсам -- гарантия стабильности для каждой страны. Мы будем сталкиваться с тем, что развивающиеся государства постараются получить доступ к атомной энергии чисто из экономических интересов. Иран будет не последним. Развитые страны будут вынуждены сделать выбор: с одной стороны возникает угроза нераспространению ядерного оружия, с другой -- если препятствовать доступу к ядерной энергетике, есть возможность не обеспечить энергетическую безопасность». С проблемой согласен и министр иностранных дел Сергей Лавров, отметивший необходимость обеспечения «законного владения всех государств» атомной энергией «при одновременном укреплении нераспространения» ядерного оружия. Россия, кстати, будет участвовать в международном проекте по разработке атомных реакторов четвертого поколения (Generation-4), в которых, по словам г-на Кириенко, «риск использования ядерных технологий в военных целях практически исключен».

Замгендиректора МАГАТЭ Юрий Соколов также уверен, что «нет энергетической безопасности в национальном масштабе». Также, добавляет он, атом -- «спорный источник энергии, его применение необходимо рассматривать в мировом аспекте». «Мы стоим на пороге создания новых рамочных условий для развития атомной энергетики. Необходимость усиления режима нераспространения ядерного оружия осознана многими», однако сохранность режима нераспространения может стать «ахиллесовой пятой развития» отрасли. Сейчас существует множество подходов к вопросам дальнейшего развития отрасли, говорит г-н Соколов, к примеру, проект ИНПРО, проект Generation-4, инициатива президента России о создании международных центров по оказанию услуг ядерного топливного цикла. «Но все эти подходы разрозненны, необходимо выработать единый», -- уверен он. По его словам, этот вопрос в сентябре 2006 года будет обсуждаться на генеральной конференции МАГАТЭ. Созданная при Агентстве рабочая группа уже определила пять основных направлений работы по созданию системы международного контроля за распространением чувствительных технологий в атомной сфере.

В целом же, как полагает г-н Кириенко, использование атомной энергии -- необходимое условие для удовлетворения спроса на энергоносители в будущем. «Экономическая эффективность добычи углеводородов вырастет (в условиях высоких цен на нефть. -- Ред.), однако адекватного предложения на рынке все равно не будет. Для решения этой проблемы к 2030 году необходимо открыть семь-восемь месторождений, равных по объемам месторождениям Саудовской Аравии. Рост спроса (на углеводороды. -- Ред.) не ведет к автоматическому росту предложения. Необходимо развитие альтернативных источников. Мы уже слышали заявления ряда стран о пересмотре их ядерной стратегии».

Традиционная энергетика в России в ближайшее время также не сможет сделать стремительного рывка и выйти на международную арену в вопросах энергобезопасности: в России уже наметился дефицит электричества и ускоряется выбытие мощностей, построенных при советской власти. Как заявил вчера зампред правления РАО «ЕЭС России» Сергей Дубинин, потребность российской электроэнергетики в инвестициях составляет примерно 20 млрд долл. ежегодно. При этом в течение ближайших пяти лет РАО планирует привлекать по 3--5 млрд долл. в год частных инвестиций и просит у государства 20 млрд руб. (7 млрд долл.) на развитие высоковольтных сетей, диспетчеризации и гидрогенерации в ближайшие три года.

В то же время многие страны уже начали разрабатывать программы серьезного развития атомной энергетики. Индия уже заявила о намерении построить 40 ГВт атомных мощностей в среднесрочной перспективе, Китай намерен построить до 100 ГВт, Украина -- 15--20 ГВт, а США -- 300 ГВт к 2020 году. В России для сохранения существующей доли АЭС в структуре производства электроэнергии к 2030 году также необходимо будет 40 ГВт атомных мощностей дополнительно. Таким образом, в ближайшие 30--40 лет в мире может появится до 600 ГВт атомных мощностей. Кстати, 17 марта г-н Кириенко отправится с трехдневным визитом в КНР. «У нас большое сотрудничество с Китаем, мы участвуем в строительстве АЭС», -- сообщил он вчера.

Главное - взаимность

Иностранных выступающих проблемы «энергетически бедных» не особо волновали, как впрочем и наполеоновские планы России в сфере мирного атома. Они и сами бы с радостью стали бы участниками этой группы и потребовали помощь от «энергетически богатых» стран-производителей. Например, в виде беспрепятственного доступа к запасам нефти и газа. Замминистра энергетики США Дэвид Сэмпсон без обиняков предложил России обмен: Москва предоставит иностранным частным компаниям возможности участвовать в крупных добычных проектах, а Вашингтон будет способствовать привлечению России к реализации крупных международных проектов. Позднее эту тему он обсудил с министром природных ресурсов России Юрием Трутневым, ведомство которого готовит ключевой для допуска иностранных игроков документ -- новую редакцию закона «О недрах». Как известно, предыдущую версию этого проекта прошлой осенью правительство добровольно отозвало из Госдумы. Причем по всем признакам из-за излишней лояльности закона к участию иностранных компаний в геологоразведке и освоении месторождений, не имеющих статуса стратегических. Вчера г-н Трутнев заверил американского чиновника, что «МПР считает важным до встречи «большой восьмерки» в Москве определиться по большинству базовых вопросов в области разработки месторождений углеводородов, в том числе в части законодательства. В этом случае диалог пройдет в более конструктивной форме».

Топ-менеджеры крупнейших нефтегазовых компаний из стран G8 были еще более конкретны в своих притязаниях. Доклады сделали представители трех компаний-фаворитов в гонке за долей в гигантском проекте «Штокмановский СПГ» -- американских Chevron и ConocoPhilips и французской Total. Решение о составе международного консорциума «Газпром» планирует принять в течение месяца.

«Страны-потребители и страны-производители должны полностью задействовать механизм свободного рынка, -- сказал глава ConocoPhilips Джеймс Малва. -- Правительства не должны вмешиваться в регулирование рынка, но при этом быть готовыми открыть свои двери и свои рынки для инвестиций в переработку». По его словам, США тогда станут надежным покупателем для импортируемых энергоресурсов. «Соединенные Штаты придают большое значение свободному рынку, -- вторит ему вице-президент Chevron Сэм Лэдлоу. -- Россия и США имеют разные цели, но их интересы объединяются в Штокмане. Проект обеспечит улучшение энергетической безопасности и поставки газа в США».

Топ-менеджер Total Мено Грувель посвятил свое выступление рекламе деятельности компании в России и новым направлениям сотрудничества, в котором французы готовы делиться опытом. «Total тратит 1 млрд. долларов в год на разведку, и государство в России должно способствовать этому процессу», -- считает г-н Грувель. Однако пока, по его словам, в нашей стране тратится 16 центов на разведку на баррель добычи, в то время как большинство развитых стран тратит более доллара. «Надо способствовать лицензированию», -- считает представитель французского гиганта. Кроме того, по его словам, России нужно уделять больше внимания энергосбережению, поскольку это может быть выгоднее, чем тратить огромные деньги на увеличение добычи для собственных нужд.

По оценкам МЭА, обеспечение международной энергетической безопасности обойдется в 17 трлн долларов инвестиций до 2030 года. При этом около двух третей от этого объема потребуется сектору добычи и переработки сырья. Исполнительный директор концерна Shell Малкольм Бриндед сообщил, что это около 600 млрд долларов в год, значительная часть которых потребуется вложить в России. «Инвестиции в таких больших объемах должны быть подкреплены соответствующими технологическими возможностями, подрядными мощностями, а также опытом управления проектами», -- подчеркнул он. При этом топ-менеджер Shell тактично умолчал, что российские власти не желают согласовывать двукратное увеличение сметы (до 20 млрд долларов) на реализацию проекта «Сахалин-2». О желании помочь России «раскрыть ее ресурсный потенциал» говорил и Роберт Дадли, председатель правления ТНК-ВР, которая является единственным примером паритетной работы российских и иностранных партнеров в российском нефтегазовом бизнесе.

От лица российского бизнеса выступил глава РСПП Александр Шохин. «Речь должна идти не только о входе на российский рынок, но и допуске российских компаний в транспортировку и маркетинг в странах-потребителях», -- заявил он. С этим, правда, дело обстоит не совсем так, как хотелось бы российским компаниям. Зампред правления «Газпрома» Александр Медведев с возмущением рассказал участникам форума об итогах тендера по продаже новых мощностей газопровода TAG (по нему российский газ идет через Австрию в Италию). «Конкурс выиграли не 2-3 и даже не 10 компаний, а целых 140, -- сообщил он. - При этом объемами газа располагают всего четыре, а остальные стучатся во все двери в «Газпроме» пытаясь перепродать права на транспортировку». «Разве это способствует энергетической безопасности?», -- удивлялся он.

Сегодня участники конференции планируют обсудить рыночные механизмы регулирования энергетических рынков и способы достижения устойчивого энергетического развития, а затем принять обращение к министрам энергетики G8.

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку