16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Андрей Лихачев: Мы создали хороший задел на будущее

С 1 октября 2005 года согласно плану реформирования российской энергосистемы начинает операционную деятельность Территориальная генерирующая компания №1 (ТГК-1), объединившая генерирующие активы «Ленэнерго», «Колэнерго» и «Карелэнергогенерации». ТГК-1 в полной мере учитывает благоприятные особенности региона: наличие значительных гидрогенерирующих мощностей, вырабатывающих наиболее дешевую электроэнергию, расположение территории в холодных северных широтах (частью -- за Полярным кругом), что создает значительный и устойчивый спрос на тепловую энергию, протяженной (более 2 тыс. км) границы со странами Евросоюза, что означает благоприятные возможности для экспорта электроэнергии в ЕС с использованием правил приграничной торговли.

Общая установленная мощность ТГК-1 составляет около 6000 МВт. В составе компании 50 электростанций. «Но уже в ближайшие месяцы мы запустим в эксплуатацию еще одну электростанцию», -- сообщил «Времени новостей» генеральный директор ТГК-1 Андрей ЛИХАЧЕВ. До назначения руководителем первой территориальной генерирующей компании он возглавлял «Ленэнерго», которая с 1 октября прекращает свое существование как компания вертикально интегрированного типа.

-- Как будет выглядеть постреформенное «Ленэнерго»?

-- По активам «Ленэнерго» сократится примерно на шесть седьмых. Оно останется монополией и будет владеть распределительными электрическими сетями. То есть ее единственным видом деятельности станет транспортировка электроэнергии. Электростанции (теплоэлектроцентрали, гидроэлектростанции), а также тепловые сети вошли в ТГК-1. Кроме того, из «Ленэнерго» выделена сбытовая компания. Она займется исключительно куплей-продажей электроэнергии. Часть сетей «Ленэнерго» в будущем отойдет Магистральной сетевой компании, которая объединит небольшое количество подстанций и линий электропередачи напряжением 330 кВ. Впоследствии эти магистральные сети должны быть переданы в Федеральную сетевую компанию. При реорганизации «Ленэнерго» возникает еще одна компания, нетрадиционная для такого рода преобразований в других регионах. Это так называемая управляющая компания, в ведении которой остаются непрофильные активы «Ленэнерго». По сути, там два основных актива -- права на недвижимость и телекоммуникации.

-- Вы руководили компанией без малого шесть лет. Если не ошибаюсь, в конце 90-х «Ленэнерго» было практически на грани банкротства?

-- Да, непростое было время. То, что тогда, шесть лет назад, мы внедряли для спасения компании, сегодня считается нормальной практикой ведения бизнеса. Скажем, в марте 2000 года мы первыми в стране отказались от системы зачетов и бартера -- до этого они составляли три четверти оборота «Ленэнерго». Весь март энергосистема сидела без денег. Шла такая нешуточная борьба. Вопрос стоял предельно жестко: кто кого? Либо мы теневых дельцов, наживающихся на системе взаимозачетов, либо наоборот. Наоборот не получилось. Уже в апреле в оплату пошли живые деньги, а в мае ситуация изменилась к лучшему. В июне приказ о запрете на бартер и безденежные расчеты был издан по всей системе РАО «ЕЭС» в стране, и с этого момента начался новый этап в экономике России.

В тот же период мы сформировали новую структуру в компании. Создали центры прибыли, центры затрат, бюджетирование, казначейскую систему обязательств. В общем, все то, чем сегодня никого не удивишь, а тогда было в какой-то мере удивительным и новым. Многое тогда было сделано... Строили новую внутрикорпоративную систему, меняли взаимоотношения с поставщиками, решали вопросы платежей и тарифообразования, создавали кредитную историю общества, выходили на западные рынки. Находились новые решения: мы переводили станции с затратного вида топлива на газ. В частности, таким образом удалось реанимировать стоявшую до этого несколько лет Киришскую ГРЭС. За эти годы энергетикам удалось сформировать устойчивое понимание того, что наша отрасль и в России может и должна быть прибыльной и эффективной.

-- «Ленэнерго» на момент реформирования было одной из самых дорогих российских энергокомпаний.

-- Да, это правда. Кстати, по мнению экспертов, именно высокая стоимость «Ленэнерго» и была основной причиной предъявления акций к выкупу в момент реформирования. Сразу оговорюсь, наш стратегический инвестор -- концерн Fortum -- не только не вышел из состава акционеров, но и нарастил свою долю. И в этом отношении «Ленэнерго» есть чем гордиться. Ведь приход в отрасль таких крупных стратегических партнеров и есть одна из главных задач реформирования российской энергетики. Но цели портфельных инвесторов разнятся с теми, кто пришел играть «вдолгую». Компания достигла отличных показателей, и ряд акционеров зафиксировали свой положительный результат. Это правила рынка, это право выбора. Конечно, жаль. Конечно, где-то были и наши недоработки. Но на одном из заседаний совета директоров еще в феврале 2005 года мы докладывали прогноз возможных обязательств, которые появятся в процессе реформирования. Наш прогноз был 4 млрд руб. Совет директоров утвердил этот показатель и поручил менеджменту провести переговоры с акционерами и кредиторами таким образом, чтобы сумма этих обременений не была превышена. В итоге нашей работы объем обязательств составил сумму на четверть меньшую -- 3 млрд руб. Так что считаю, этот этап компания прошла в целом нормально.

У «Ленэнерго» нами была создана хорошая кредитная история, в ТГК-1 мы также планируем привлекать инвестиции. В такой ситуации неукоснительное соблюдение прав акционеров -- это непременное условие будущего развития. В этой связи мне жаль, что эти акционеры приняли решение выйти из «Ленэнерго», но вместе с тем считал обязательным удовлетворить все их требования и поблагодарить за то, что все это время они были с нами. Уверен, наша слабость будет нашей силой в будущем. Выполнение своих обязательств всегда оборачивается устойчивым доверием со стороны инвесторов и акционеров к новым обществам.

-- То есть вы считаете, что у новых структур будущее эффективных компаний?

-- Мы сумели подготовить «Ленэнерго» к разделению таким образом, что каждая из новых компаний в полной мере обеспечена активами и финансами для выполнения своих функций и уверенного положения на рынке в переходный период. Иными словами, мы сформировали хороший результат IV квартала текущего года и всего следующего года для всех компаний, которые создаются в процессе реорганизации «Ленэнерго». Дальше многое будет зависеть от эффективности работы менеджмента этих компаний. Системность энергоснабжения сохранится -- в этом можно быть абсолютно уверенным.

Кроме того, нами создан хороший задел на будущее: вот уже второй год инвестиционная программа «Ленэнерго» свыше 5 млрд руб. -- это более 400 млн долл. только за последние два года. Одним из главных достижений считаю разработку совместно с профильными комитетами города «Программы развития головных источников энергоснабжения на период до 2010 года» -- документа, который утвержден правительством Санкт-Петербурга и который станет определяющим для дальнейшего планомерного развития электросетевого комплекса северной столицы. С 2002 по 2005 год мы сдали в эксплуатацию четыре опорные подстанции 110 кВ (лет 15 до этого в нашей энергосистеме не было построено ни одной подстанции такого класса). Кроме того, уже при подготовке к отопительному сезону в этом году проведены масштабные работы по повышению надежности еще большого ряда энергообъектов, в том числе подстанции Восточная. И главное, мы возобновили строительство ТЭЦ-5. Сравните, за сто лет в энергосистеме Петербурга было всего построено десять ТЭЦ. Мы строим одиннадцатую, и она в два раза мощнее трех центральных городских электростанций вместе взятых. Уверен, уже в этом году ТЭЦ-5 будет запущена в эксплуатацию.

Кроме того, решается вопрос налоговых претензий, который из года в год возникает у энергосистем России по абонентской плате. Не секрет, что эта проблема кроется в неурегулированности законодательной базы, а точнее, в некоторой неточности формулировок. Уверен, в ближайшее время выход из этой правовой коллизии совместными усилиями будет найден. К поиску оптимального решения привлечены и налоговые органы, и законодатели, и конечно, энергетики. Главное, по результатам ежегодных проверок в деятельности «Ленэнерго» (кстати, одного из самых крупных налогоплательщиков Петербурга) никаких злоупотреблений или шагов, связанных с укрывательством от уплаты налогов, не обнаружено. Все остальное -- рабочий процесс. Мы готовы довести его до конца. Хотя если новый менеджмент «Ленэнерго» справится сам -- передадим все наши наработки, контакты, аргументацию. Еще раз отмечу, это будет системное решение, которое требует общего участия большого круга лиц, и публичное обсуждение этой проблемы, как считают все участники процесса, может только навредить.

-- В «Ленэнерго» был разработан механизм получения дополнительных средств на развитие инженерной инфраструктуры.

-- Да, в течение последних лет в Петербурге была внедрена разработанная специалистами «Ленэнерго» методика присоединений к энергообъектам новых абонентов. До 2001 года ни в «Ленэнерго», ни в какой-либо другой энергетической компании России не было человека, который бы по должности отвечал за присоединение новых абонентов. Компания «Ленэнерго» стала первой в стране, кто внедрил четкую систему присоединения. Разумеется, как все новое, такая технология пробивает себе дорогу с трудом, требует настройки, шлифовки. Переход на такие отношения, конечно, происходит не без сбоев, но тем не менее впервые в России такая система приобрела законные, легальные, открытые формы. Об итогах этого эксперимента мы докладывали на минувшей неделе в РАО «ЕЭС». Уверен, уже в ближайшее время опыт петербургских энергетиков будет распространен на всю страну. Тем более, что сегодня она реально является стабильным источником на развитие энергетической инфраструктуры. Пройдет немного времени, максимум год, и эта система заработает как часы, я в этом не сомневаюсь.

-- Каковы стратегические планы ТГК-1 как коммерческой структуры, работающей на территории четырех субъектов федерации?

-- Официально мы представим стратегию развития компании в начале 2006 года. Впрочем, уже сейчас можно сказать, каковы будут основные ее элементы. Мы, конечно, намерены использовать нашу сильную сторону -- наличие гидрогенерации. Будем реконструировать существующие, а может, и строить новые гидроэлектростанции (хотя это вряд ли произойдет в ближайшие пять лет). Причем, возможно, займемся этим вместе с нашими скандинавскими партнерами, поскольку гидростанции расположены вдоль границы с государствами Евросоюза. А это значит, что их реконструкцию можно будет производить за счет средств будущих экспортных поставок электроэнергии. Прежде всего это касается электростанции на Кольском полуострове с возможностью экспорта в Норвегию, а также ГЭС, расположенных в Ленобласти и Карелии, где возможен экспорт электроэнергии в Финляндию.

Но основной задачей в ближайшие пять лет для нас будет принципиальное изменение подходов, связанных с теплоснабжением Петербурга и Мурманска. Нам предстоит вместе с губернатором Мурманской области определить судьбу Апатитской ТЭЦ (включать ее в состав ТГК-1 или нет. -- Ред.). Мы настроены быть максимально конструктивными и открытыми в диалоге с губернатором, готовы предоставить все наши расчеты и прогнозы и принять абсолютно любое решение, которое вынесет губернатор.

В Петербурге, где мы хорошо знаем ситуацию и наладили конструктивный диалог с правительством, работа, можно сказать, уже началась. В следующей пятилетке произойдет реконструкция и развитие генерирующих мощностей на территории, условно ограниченной нашей центральной ТЭЦ на Обводном канале, ТЭЦ-14, районом Северной верфи, Кировским заводом и ТЭЦ-5, строительство которой мы завершаем в этом году на правом берегу Невы, рядом со старой выбывающей станцией. Именно в этом треугольнике будет развиваться петербургская энергетика в ближайшие пять--семь лет. Мы найдем разумные экономические решения, которые позволяли бы развиваться городу, позволяли бы поддерживать существующую нагрузку, создавать новую, обеспечить надежное энергоснабжение.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку