16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Дорогая нефть убьет полмира

31.08.2005 RBCdaily Антон Попов

Экономика Индонезии стала первой жертвой дорогой нефти. И, скорее всего, не последней

Мировая экономика получила первый по-настоящему тревожный сигнал: финансовый кризис поразил Индонезию. Во вторник Центральный банк этой страны резко повысил процентные ставки после обвала фондового рынка и девальвации рупии. Эксперты полагают, что крупнейшая экономика Юго-Восточной Азии пала под ударом высоких цен на нефть. Есть мнение, что высокие цены на нефть и дешевые деньги – это всего лишь две стороны одной медали. Но сейчас ставки во многих странах – в первую очередь в США – продолжают расти, и деньги постепенно дорожают. Это может оставить развивающиеся рынки без так необходимых им дешевых инвестиционных ресурсов. А некоторые развитые страны – прежде всего Евросоюз – не выдержат «гонку ставок» и проиграют в борьбе за приток международного капитала. Поэтому не исключено, что кризис разразится и на многих других рынках – и развивающихся, и развитых. Так, Азия может в очередной раз стать «буревестником» для мировой экономики и дать сигнал к рецессии глобального масштаба.

Во вторник Банк Индонезии увеличил ключевые месячные процентные ставки на 0,75 процентного пункта – до 9,5% годовых. Кроме того, денежные власти потребовали от коммерческих банков держать больше денежных средств на счетах в Банке Индонезии. Такие меры по ужесточению денежной политики были приняты для того, чтобы остановить падение национальной валюты, продолжавшееся девять дней подряд. В свою очередь, девальвация рупии обрушила фондовый рынок Индонезии на 16%. Так, только во вторник курс рупии упал почти на 9%, а Jakarta Composite Index – на 4,3%. «Эти меры ожидались уже давно. Есть еще очень много потенциальных стимулов роста внутреннего капитала. Повышение ставки не должно быть одноразовым», – сказал аналитик Deutsche Bank в Сингапуре Джеймс Мальколм. С его мнением соглашается представитель МВФ в Индонезии Стивен Шварц. «Повышение ставок – это адекватный ответ на давление со стороны валютного курса и инфляции», – отметил он. Инфляция за 12 месяцев в Индонезии составила 7,8% по итогам июля против 7,4% месяцем ранее.

Иными словами, в Индонезии разразился полномасштабный финансовый кризис. Аналитики полагают, что экономика этой страны не выдержала слишком высоких цен на нефть. Дело в том, что по примеру многих развивающихся стран власти Индонезии дотируют импорт топлива. Поэтому, чем дороже становилась нефть, тем тяжелее становилось бремя государственных расходов. Даже когда цены на нефть перевалили за 60 долл. за барр., правительство Индонезии не нашло в себе сил отказаться от весьма популярного закона о топливных субсидиях. Последствия не заставили себя ждать. Превысившие все мыслимые пределы государственные расходы усилили инфляционные ожидания рынка. Это в конечном итоге и привело к падению курса национальной валюты, а затем – к обвалу на фондовом рынке. Инвесторы с замиранием сердца ждут, не потянет ли индонезийская рупия за собой и другие валюты азиатского региона. В памяти многих ожили воспоминания о конце 1990-х годов, когда финансовый коллапс в Азии стал предвестником кризиса мирового масштаба.

Конечно, нынешняя ситуация сильно отличается от той, что была 7-8 лет назад. Хотя бы тем, что цены на нефть (по крайней мере, в номинальном выражении) как никогда высоки. Однако на этот раз именно дорогая нефть таит в себе главную угрозу. В случае с Индонезией государственный бюджет просто не выдержал высоких цен на топливо. Однако последствия дороговизны нефти могут быть и не столь прямолинейными. Одна из довольно расхожих теорий гласит, что в нынешнем росте цен на нефть виноваты дешевые деньги. Рецессия конца ХХ – начала XXI в. заставила многие страны снизить учетные ставки, чтобы стимулировать угасавший экономический рост. Дешевые деньги стали мотором роста не только для развитых стран, но и для развивающихся рынков. Так, экономика Китая во многом обязана низким процентным ставкам в США, то есть дешевым инвестиционным ресурсам из Америки. Но вместе с резко ускорившимся экономическим ростом растет и спрос на нефть.

Ситуация усугубляется тем, что заоблачные цены на нефть меньше всего бьют по главным мировым потребителям топлива. На первый взгляд это парадокс, но разрешается он довольно просто. Как уже отмечалось, правительства многих развивающихся стран дотируют закупки топлива. Этим они снижают издержки компаний и стимулируют экономический рост. Так поступает не только Индонезия, но и Индия, и Китай – второй в мире потребитель нефти после США. Что же касается США, то там относительно невелики заложенные в цену топлива налоги, например, по сравнению с Европой. Так что, хотя и Европа, и США импортируют нефть, американцы платят за бензин вдвое меньше европейцев. Иными словами, потребители в США и Китае защищены от повышения мировых цен на нефть «буфером» в виде налоговой политики властей или государственных субсидий.

Неудивительно, что у американских и китайских потребителей гораздо меньше стимулов внедрять энергосберегающие технологии и контролировать «нефтяной аппетит», чем у их коллег в Европе или Японии. В результате Китай и США используют топливо с наименьшей эффективностью. Так, для того чтобы произвести каждый доллар своего ВВП, Китаю необходимо затратить в 5 раз больше энергии, чем США, и в 12 раз больше, чем Японии. Между тем именно Америка и Поднебесная «делают погоду» на мировом рынке нефти, и мы обязаны высокими ценами именно их колоссальным потребностям. Но если так будет продолжаться и дальше, мировую экономику (в том числе и рынок нефти) ждет неминуемый перегрев, последствия которого обойдутся очень дорого всем. В том числе Америке и Китаю. Каким образом можно этого избежать? Высокие цены на нефть, как мы видим, не могут всерьез сократить спрос на нефть в самых «прожорливых» странах, потому что их потребители платят за топливо меньше, чем во всем остальном мире.

Охладить слишком «разогнавшийся» маховик экономического роста можно и по-другому – ужесточая денежную политику. Именно этим сейчас и занимаются США и Китай: Банк Китая понемногу начинает ревальвировать юань, а Федеральная резервная система США поднимает учетную ставку. К слову, примеру ФРС следуют также национальные банки Канады, Швейцарии и Австралии. Чем это грозит развивающимся рынкам? С одной стороны, удорожание денег в США и других развитых странах может затормозить рост инвестиций в развивающиеся рынки. А это чревато упадком на фондовых биржах и экономической стагнацией в «третьих странах». Не останутся в выигрыше и многие развитые страны, в частности Евросоюз. Экономический рост в Европе очень слаб, поэтому ЕЦБ не может тягаться с ФРС и Банком Канады в «гонке ставок».

Ставка в еврозоне сейчас составляет всего лишь 2% против 2,5% в Канаде, 3,5% в США и 5,5% в Австралии. Это означает, что вложения в Канаде, США и Австралии дадут инвесторам гораздо большую доходность, чем в Европе. По мере того как разрыв в ставках растет, Евросоюз все сильнее рискует потерять благосклонность инвесторов – как иностранных, так и собственных. Таким образом, повышение ставок во многих развитых странах мира может серьезно изменить потоки международного капитала. Причем пострадают в итоге именно те страны, чьи потребители и компании сейчас больше всего страдают от высоких цен на нефть. Индонезия стала первым примером этого процесса, и, возможно, далеко не последним.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку