16+
Регистрация
РУС ENG

Личное отношение к ветрогенератору за окном

16.04.2019 Татьяна РЕЙТЕР

Социологи во всем мире стараются разобраться в отношениях местных жителей и владельцев недвижимости к ветропаркам, поскольку этот фактор начинает сказываться на успешности и окупаемости проектов. За последнее время в американских университетах проведен ряд исследований, направленных на определение влияния ветрогенераторов на шумовой фон, изменения ландшафта, стоимость строительства и даже чувственное восприятие новых технологий, вызванные появлением ветропарков по соседству с местами проживания или отдыха человека.

Ветровые электростанции, особенно оффшорные, стали в 2018 году самым быстрорастущим сегментом среди ВИЭ. Не удивительно, что воздействие, которое оказывают ветропарки на окружающую среду, уже который год остается в зоне внимания специалистов.

Начиная с первых проектов, крупные ветропарки находятся под пристальным наблюдением ученых и экологов. Они выяснили, что ВЭС влияют на направление движения потоков воздуха и на четверть градуса повышают температуру окружающей территории. Кроме того, они выводят из обихода как минимум 0,1 кв. км земли на каждый МВт номинальной мощности, а очередные вырабатываемые на ВЭС три ГВт-час электроэнергии ведут к гибели одной птицы.

Настала пора разобраться в более тонких материях: например, насколько оффшорные ветряки могут отвратить туристов от посещения пляжей. Эти исследования опубликованы специалистами Университета штата Делавэр: чтобы определить оптимальное расстояние от берега до прибрежных ветротурбин, они провели опрос среди посетителей пляжей на атлантическом побережье Америки, которое обещает к середине 2020 года буквально «зарасти» оффшорными ветротурбинами. В качестве объектов оценки респондентам были предложены модели ветропарков, имеющие до 100 турбин мощностью 6 МВт высотой 150 м, которые находились бы на расстоянии от 2,5 до 20 миль от берега.

Исследование профинансировали Федеральное бюро по управлению энергетикой океана (BOEM), которое арендует морские районы для выработки энергии ветра и планирует ряд проектов в прибрежной зоне, а также Национальное управление по океану и атмосфере (NOAA).

Большинство респондентов (73%) указали на наиболее безобидное расстояние до ветростанций в 20 миль, 67% согласны не обращать внимание на ветряки на 12,5-мильной отметке. Точкой «безубыточности» оказались 15 миль – на таком расстоянии ВЭС от берега количество отдыхающих, которые не согласятся все время любоваться турбинами и выберут другой пляж, не принесет убытки для экономики территории.

Надо отметить, что инвестор, опираясь на проведенные исследования, теперь планирует «отодвинуть» ветропарки дальше в океан, хотя близость к берегу экономически выгоднее: дешевле передавать энергию и легче обслуживать турбины. Исследователи также обнаружили, что большое количество респондентов собирается отправится к океану, чтобы просто посмотреть на огромные ветряки с берега, но какова будет динамика этой группы, и как она повлияет на экономику проекта, предсказать трудно.

В то же время девять десятых владельцев частных домов из числа тех, кто живет в непосредственной близости от ветропарков, предпочли соседство с ветротурбинами, а не с угольными или газовыми ТЭЦ, АЭС и даже солнечными электростанциями. Эти данные приводит мартовский выпуск журнала Nature Energy. Любопытно, что респонденты исследования предпочитали местный ветропарк любой из альтернатив, расположенных на таком же расстоянии, независимо от политических, географических или экономических характеристик региона, в котором они живут.

«В этих исследованиях оценивались мнения относительно объектов генерации, расположенных на расстоянии от 40 до 160 км. На таких расстояниях люди чаще выражают общее отношение к технологиям, чем к тому, как эти технологии влияют на них на уровне сообщества», - отмечается в отчете.

Чтобы разобраться с влиянием технологий на уровне сообщества, также были проведены различные исследования, в том числе по влиянию расположенной или строящейся рядом ветростанции на стоимость недвижимости, но они не дали четкого ответа. Однако, как показал анализ риэлторских сделок в провинции Онтарио (Канада), близость до 4 км от ветровых турбин оказала негативное влияние на стоимость имущества в пределах 4-8% - чем больше турбин находилось вблизи объекта продаж, тем ниже падала стоимость.

Исследователи не остановились на первых результатах и провели углубленный комплексный анализ данных о продажах среди двух групп муниципалитетов – тех, кто объявил себя «нежелательными хозяевами» для ветропарков, и остальными. Водоразделом для них послужило решение правительства провинции приостановить оффшорные проекты ВИЭ до тех пор, пока эта сфера ветроэнергетики не будет изучена должным образом с точки зрения влияния на качество воды и окружающую среду. Как оказалось, ветровые турбины способствовали снижению стоимости недвижимости в первой группе муниципалитетах, в то время как в других такого воздействия не наблюдалось.

Свои уточнения в вопросы принятия или непринятия ветропарков и отчасти упомянутой канадской проблемы внесли ученые Мичиганского университета. Как следует из проведенного ими исследования, если местные жители понимают, что процесс планирования строительства ветряных турбин справедлив и открыт, их восприятие часто противоречивого источника энергии остается стабильным или улучшается со временем. И наоборот, когда жители чувствуют, что их голоса игнорируются, то их представления о ветровой энергетике становятся менее позитивными и, что более важно, со временем разрушаются. К примеру, вторая группа опрошенных в отличие от первой сообщила ученым об ухудшении здоровья, проблем из-за шума, снижения стоимости близлежащих объектов и т.п.

Открытость, с которой ведется планирование объектов ВИЭ, важнее для формирования у жителей положительного восприятия ветроэнергетики, чем получение компенсаций, делают вывод авторы. «Действия, предпринятые местными органами власти, консультантами по планированию и разработчиками в процессе планирования объектов ветроэнергетики, имеют последствия, которые выходят далеко за рамки итоговой встречи по утверждению проекта», - отмечает Сара Миллс, старший менеджер проектов и исследователь в Центре местной, государственной и городской политики в Школе государственной политики Форда Мичиганского университета. По ее мнению, это может даже повлиять на любые последующие ветроэнергетические проекты.

Источники: Nature Energy, Land Use Policy, phys.org
Похожие Свежие Популярные