16+
Регистрация
РУС ENG

В ожидании пограничного углеродного сбора ЕС

В ожидании пограничного углеродного сбора ЕС
13.05.2021 23:11:00 164

Во II квартале 2021 годаЕвропейская комиссия представит предложения о введении пограничного углеродного сбора. Трансграничный углеродный механизм влияет на условия ввоза товаров на территорию ЕС, что может негативно сказаться на объемах поставок государств-экспортеров. В то же время, соответствуя глобальным целям низкоуглеродного развития, данный механизм создает для экспортеров дополнительные стимулы по внесению вклада в глобальную климатическую устойчивость. Задача России, треть экспорта которой приходится на ЕС, – минимизировать потери при уплате пограничного углеродного сбора, совершенствуя внутреннюю экологическую политику. Об этом говорится в энергетическом бюллетене «Вызовы углеродного регулирования» Аналитического Центра при Правительстве РФ.

Европейский вектор низкоуглеродного развития

В рамках Парижского соглашения Европа прикладывает усилия по снижению содержания парниковых газов в атмосфере. В декабре 2019 г. Европейская комиссия представила стратегию климатической нейтральности до 2050 года: «Европейский зеленый курс» (European Green Deal) – дорожную карту по обеспечению устойчивости экономики ЕС посредством эффективного использования ресурсов за счет перехода к чистой экономике замкнутого цикла. Цели данной стратегии – сдерживание климатических изменений, снижение уровня загрязнений и восстановление биоразнообразия.

Однако усиление климатического регулирования внутри ЕС создает риск «утечки углерода» в страны с менее жестким углеродным регулированием. Одной из мер достижения поставленной цели «Европейского зеленого курса» и предотвращения «утечки углерода» является пограничный углеродный сбор (Carbon Border Adjustment Mechanism, далее – сбор), согласование предложений по которому намечено на II квартал 2021 г. Непосредственное введение пограничного углеродного сбора запланировано на момент не позднее 2023 года.

Механизм пограничного углеродного сбора предполагает взимание платы за содержание каждой тонны выбросов в составе импортной продукции. Таким образом, произойдет дифференциация ставок ввозных таможенных пошлин ЕС. Уровень «углеродного следа» в технологической цепочке товара зависит от энергетической базы генерации для целей производства, а значит, чем более углеродно нейтрален ресурс, тем меньше величина пограничного сбора. Введение такого механизма выступает внешним стимулом для стран, предприятия которых имеют существенный «углеродный след» при производстве товаров и экспортируют эти товары на рынок ЕС, к приведению мер государственного регулирования в соответствие с глобальными тенденциями низкоуглеродного развития.

Описанная мера политики направлена на достижение ЕС целей климатической нейтральности, она же позволяет повысить конкурентоспособность продукции европейских производителей на внутреннем рынке. Продукции компаний ЕС достаточно сложно конкурировать на мировой арене вследствие высоких издержек на строгое экологическое регулирование в ЕС (и его отсутствие за рубежом), дорогую рабочую силу и высокую по себестоимости генерацию энергии в ЕС. Таким образом, введение пограничного углеродного сбора затрагивает не только политику устойчивого развития, но и внешнеторговую политику ЕС, что является предлогом для обвинения ЕС со стороны экспортеров в протекционизме и недобросовестной конкуренции.

По данной причине перспектива введения пограничного углеродного сбора вызывает опасения и у российских компаний. Усугубляет ситуацию сохраняющаяся неопределенность относительно формы данного сбора, а также факторов, учитываемых при исчислении его величины.

Так, неясно, повлияют ли на размер сбора косвенные выбросы (эмиссия парниковых газов производится не самим экспортером, но связана с его деятельностью) и будет ли сделан выбор в пользу системы квотирования выбросов (на данный момент обсуждаются варианты наложения сбора на отдельные или на все виды продуктов или расширения системы торговли выбросами (Emission Trading Scheme) за пределы ЕС). В то же время не решен технический вопрос учета «углеродного следа» в цепочке создания стоимости импортируемых товаров: верификация стандартов учета «углеродного следа» напрямую определяет величину взимаемого сбора.

Снизить потенциальную величину сбора возможно при включении в методологию расчета поглотительной возможности лесных массивов. Такой подход сыграл бы в пользу российских производителей. Однако данный аргумент также нуждается в анализе, так как с точки зрения надежности лесоклиматических проектов (возможность возгораний и вырубки лесов) он не выглядит сильным.

Обсуждается также возможность установления сбора только для углеродоемкой ввозимой в ЕС продукции (металлургической, химической, целлюлознобумажной и цементной промышленности, кокса и нефтепродуктов, добывающего сектора). В такой конфигурации у экспортеров углеродоемкой продукции с относительно низкой ценой энергии возникают стимулы к введению энергосберегающих технологий.

Таким образом, на территории торговых партнеров создаются условия для производства энергоемкой продукции с высокой добавленной стоимостью. Подобная форма сбора частично нивелирует последствия ухудшения торговых условий для торговых партнеров ЕС.

Последствия введения сбора неоднозначны и для самой Европы, энергетическая безопасность которой будет зависеть от внешних поставок нефти и газа как минимум на ближайшее десятилетие согласно смешанному сценарию климатического развития ЕС.

Согласно прогнозам Европейской комиссии, ископаемое топливо по-прежнему будет обеспечивать около половины потребления энергии ЕС в 2030 году. Использование угля должно быть существенно сокращено к 2030 году, а в течение 2030-2050 гг. нефть будет практически полностью выведена из энергобаланса, в то время как потребление природного газа будет составлять десятую часть энергопотребления ЕС к 2050 году.

Вопрос энергетической безопасности ЕС усиливается вероятными ответными мерами на введение пограничного углеродного сбора со стороны торговых партнеров: прецедент уже имел место при рассмотрении директивы ЕС об авиационных выбросах 2008/101/EC, предполагавшей трансграничную торговлю квотами на выбросы на все авиационные рейсы в границах ЕС.

В 2012 году совместная декларация стран-членов ICAO предусматривала список возможных ответных мер в виде законодательного запрета для авиакомпаний на участие в системе торговли квотами ЕС; проведения оценки соответствия меры нормам ВТО; наложения дополнительных сборов на перевозчиков из стран ЕС и другие. Таким образом, ужесточая свою торговую и климатическую политику, ЕС необходимо учитывать позиции основных экспортеров.

Международный опыт регулирования эмиссии парниковых газов

Пограничный углеродный сбор ранее в мире не вводился. Исключением является система торговли выбросами для поставок электроэнергии в Калифорнию из других штатов. Также Калифорния интегрировала систему торговли квотами с канадской провинцией Квебек в рамках Соглашения о гармонизации и интеграции программ ограничения выбросов парниковых газов с целью сокращения выбросов парниковых газов.

Таким образом, достаточно сложно оценить последствия планируемого к введению ЕС механизма. Для этого целесообразно рассмотреть существующую базу национального нормативного регулирования и институциональных рамок международного опыта в данной сфере.

Наиболее распространенными формами климатического регулирования являются непосредственно углеродный налог (carbon tax) и система торговли квотами на выброс (Emission Trading Scheme). Первый способ предполагает установление платы за каждую единицу выбросов. Система торговли квотами на выбросы подразумевает установление верхней границы эмиссии парниковых газов государством с последующей выдачей разрешений на такую эмиссию компаниям. Если же компания превышает выделенный ей объем эмиссии, то в одной из конфигураций подобной системы предприятие может купить дополнительный объем разрешенных выбросов у государства.

В общем случае возможна покупка у других участников рынка, имеющих избыточные объемы квот. В любом случае дополнительные выбросы парниковых газов приводят к росту издержек предприятия. Распределение режима контроля парниковых выбросов по странам представлено на карте ниже (График 19). Согласно данным Всемирного Банка, вопросы регулирования выбросов не решены в большинстве стран Южной Америки, Африки, Ближнего Востока, России и США (за исключением пилотных регионов).

Несмотря на то, что система торговли квотами более распространена в мире, ее сравнительная эффективность относительно прямого углеродного сбора – дискуссионный вопрос. С одной стороны, система торговли квотами устанавливает ограничения на выбросы, тем самым обеспечивает возможность прогнозируемости объема эмиссии, с другой – цена квот колеблется под влиянием спроса на них. Низкая прогнозируемость издержек на оплату квот негативно отражается на инвестиционных стимулах компаний.

Обратная ситуация характерна для установления углеродного сбора: компании могут решить задачу оптимизации выбросов исходя из заданной величины ставки налога. В мировой практике также обсуждаются гибридные подходы как по отношению к отдельным секторам экономики, так и в целом. Не последнюю роль при принятии управленческих решений по введению таких альтернатив играет сложность создания и администрирования системы торговли квотами на выбросы.

Эффекты от введения рассмотренных инструментов регулирования парниковых выбросов определяются особенностями институциональной среды, что препятствует выявлению предпочтительного варианта формы пограничного углеродного сбора. По этой причине необходим тщательный анализ последствий альтернатив как для ЕС, как и для ее торговых партнеров, что требует совместных усилий государств при обсуждении Директивы.

Адаптация российской экологической политики к трендам низкоуглеродного экономического развития

Российские власти учитывают глобальный тренд низкоуглеродного развития экономики: свидетельством тому служит разработка проекта Стратегии низкоуглеродного развития России до 2025 года. Однако сейчас стоит вопрос об оперативной адаптации к европейским нововведениям, ведь экономический эффект от введения пограничного углеродного налога ЕС критичен для российских экспортеров: потенциально пограничный углеродный сбор может оказать влияние на 42% экспортного потока из России в ЕС.

Главным образом углеродный сбор отразится на рынках либо с высокой углеродоемкостью, либо со значительной интенсивностью торговли с ЕС: на нефтегазовом секторе, металлургии, угольной отрасли, производстве азотных удобрений, целлюлозно-бумажной и стекольной промышленности.

По оценкам экспертов BCG, согласно базовому сценарию введения налога на уровне 30 долл. за тонну выбросов потери составят: $1,4–2,5 млрд. в год для нефтегазового сектора, $0,3–0,4 млрд. в год для экспортеров цветных металлов, $0,6–0,8 млрд. в год для секторов черных металлов и угля. В методологии расчета также учтены факторы потери части нефтяного рынка в пользу Саудовской Аравии в случае медленной адаптации российских производителей к низкоуглеродному вектору. Эксперты KPMG оценивают убытки от введения углеродного налога в 33,3 млрд. евро за 2025-2030 гг.

Минэкономразвития России подготовило проект федерального закона «Об ограничении выбросов парниковых газов», Минэнерго России разработало проект по внедрению системы «зеленых» или низкоуглеродных сертификатов, соответствующих международным требованиям.

Более того, компаниями и мэрией Москвы реализуется проект по выпуску «зеленых» облигаций с целью повышения энергоэффективности продукции. Происходит также адаптация системы торговли квотами в рамках пилотного проекта на Сахалине, где в середине 2022 года осуществится первая сделка с применением механизма торговли квот на выбросы.

Институциональным ограничением для снижения негативных последствий введения пограничного углеродного сбора является отсутствие собственной общероссийской системы измерения уровня атмосферных выбросов, что позволяет ЕС оценивать «углеродный след» продукции из России в максимально возможном размере. В то же время намечены шаги по разрешению данной ситуации: в 12 городах России утверждены Правила создания и эксплуатации федеральной государственной информационной системы мониторинга качества атмосферного воздуха и предусмотрено проведение эксперимента по квотированию выбросов.

Потенциальные риски введения пограничного углеродного сбора стимулируют предпринимать меры не только на федеральном уровне, но и на уровне компаний. Общий тренд политики бизнес-среды направлен на сокращение «углеродного следа» в продукции и привлечении дополнительных средств в энергосберегающие и низкоуглеродные технологии.

Так, российские компании поддерживают государственный вектор в части низкоуглеродной политики и инвестируют в «чистую» энергию. С 2019 года ПАО «Татнефть» принимает активные шаги по сокращению выбросов, в феврале текущего года компания подкрепила свои позиции, присоединившись к международной инициативе Science Based Targetsinitiativ.

В планах ПАО «Татнефть» – достижение углеродной нейтральности к 2050 году с постепенным снижением объема выбросов: на 10%5 – к 2025 году, на 20% – к 2030 году. Трендам устойчивости развития следуют ПАО «Газпром», проводя политику энергосбережения и энергоэффективности в рамках системы экологического менеджмента, и ПАО «Северсталь», установив цель по снижению углеродоемкости жидкой стали на 3% к 2023 году по сравнению с 2020 годом.

Однако частные и законодательные инициативы в условиях отсутствия четко специфицированного стандарта учета выбросов парниковых газов не являются достаточным условием для полноценного введения рассмотренных режимов климатического регулирования.

Таким образом, приоритетным направлением «зеленой» политики России следует считать стандартизацию учета таких выбросов как в рамках внутреннего регулирования, так и в рамках хеджирования рисков при принятии пограничного углеродного сбора ЕС.

Источник: Аналитический Центр при Правительстве РФ

В ожидании пограничного углеродного сбора ЕС Код PHP" data-description="Во II квартале 2021 годаЕвропейская комиссия представит предложения о введении пограничного углеродного сбора. Трансграничный углеродный механизм влияет на условия ввоза товаров на территорию ЕС, что может негативно сказаться на объемах поставок государств-экспортеров.  В то же время, соответствуя глобальным целям низкоуглеродного развития, данный механизм создает для экспортеров дополнительные стимулы по внесению вклада в гло" data-url="https://www.eprussia.ru/market-and-analytics/2411898.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/2aa/2aaff9d476faf32106677bb1be186d30.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.