16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/95/6926.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03 (95) февраль 2008 года

Счастье – под ногами

Энергетика Светлана МОРОЗОВА

Если человечество не умерит аппетиты, запасы газа и нефти на Земле истощатся к 2050 году, а лес может исчезнуть полностью уже через три столетия. Подобными цифрами пестрят доклады ООН, Greenpeace и многих экологических организаций мира. И лишь перспективы «выживания» торфа пока не внушают опасений. Запасы его возобновляются естественным образом, а расходы с открытием газа и угля сократились в десятки, а то и в сотни раз.

Сейчас роль торфа (как удобрения), в основном, сведена к области сельского хозяйства, и лишь малая толика всего добываемого ресурса отправляется на нужды промышленности. Но, похоже, в этой картине скоро появятся новые краски: торфяное топливо все чаще упоминается в качестве главного заместителя газа для энергетики России.



Как жил торф в России

Россия до сих пор занимает первое место в мире по запасам торфа. Наши ресурсы составляют 31,4 процента от мировых: в сумме разведанные и прогнозные источники насчитывают 156,8 миллиарда тонн. На этом хорошие новости, пожалуй, и заканчиваются. Уже несколько десятилетий мы практически не используем свои торфяные богатства, и место мирового лидера в добыче торфа уступили Финляндии, Ирландии и Канаде.

Бурное развитие торфяная отрасль переживала в прошлом веке. Развиваясь экстенсивно, Советский Союз с энтузиазмом принялся за разработку месторождений торфа и активно использовал эту дешевую энергию. На долю СССР приходилось почти 17 процентов производимого торфа и торфяной продукции от всего мирового объема. Максимального уровня потребление торфа на электростанциях достигло в 1965 году (27,9 миллиона тонн). Впрочем, в те же годы так же уверенно и быстро наши промышленники переключились на добычу газа, угля и нефти, с открытием этих более рентабельных ресурсов. Торф как топливо терял свои позиции, и если в 1950‑х годах ежегодно добывалось 160‑180 миллионов тонн сырья, то уже в конце 1980‑х годов в стране добывали всего 30,5 миллиона тонн.

В наши дни российские торфяные запасы и вовсе простаивают. Так, согласно данным Геологического фонда, добыча торфа в 2000 году составила 6,9 миллиона тонн, число торфопредприятий и заводов укладывается в полторы сотни, пять крупных региональных торфообъединений (Вологодское, Ореховское, Новгородское, Псковское, Ярославское) обанкротились и распались, а работать на торфе могут только 12 электростанций и ТЭЦ.



Моделируем успех

Недавно глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс подписал письмо о своей поддержке восстановления энергетики на торфе. В ситуации постоянного роста цен на газ решение выглядит более чем обоснованным, ведь торф поможет высвободить тысячи кубометров драгоценного углеводородного сырья.

Мы не первые, кто решил вернуться к энергетике на торфе. Еще в 1975 году Финляндия приняла государственную программу развития торфяной отрасли. Задумались финны о таком шаге не от хорошей жизни. Их энергетические ресурсы – это лес и торф. Плюс импортируемые нефть, газ и уголь. Поэтому единственным вариантом стабилизации собственного энергоположения оказались разработки торфяных залежей и вывод добычи на промышленный уровень.

На сегодняшний день финская программа доказала свою успешность и целесообразность. В 2006 году маленькая Финляндия добыла 13,5 миллиона тонн топливного торфа, за счет которого в структуре энергопотребления страны было покрыто 17,5 процента централизованного тепла и 5,3 процента электроэнергии.

Не стоит забывать и о том, что торфяная энергетика имеет один большой индивидуальный плюс: она всегда будет находиться в меньшей зависимости от мировой конъюнктуры топливного рынка – колебания цены на нефть или газ едва ли существенно скажутся на стоимости торфа.



Что мешает успеху?

Чтобы возродить былую мощь торфодобывающей промышленности в нашей стране, придется решить немало изрядных задач. Как и большинство бывших советских, некогда процветающих предприятий, торфопредприятия и торфодобыча заброшены. А те, что функционируют сегодня, нуждаются в обновлении и значительных финансовых вливаниях. Деньги можно было бы получить от сбыта продукции. Но объемы продаж столь малы, что не дают должной прибыли. Например, объем экспорта торфа из регионов РФ в первом квартале 2004 года составил всего 39,7 тысячи тонн, а за весь 2005 год – и вовсе 54,6 тысячи тонн.

Круг, как всегда, замкнут. До сих пор в регионах сохраняется затратный принцип финансирования: многим госпредприятиям выгодней вообще не платить денег за топливо, нежели думать о способах перехода на более дешевое. Ведь деньги, в конце концов, найдутся (в том числе и в федеральном бюджете). Эту поддержку им обеспечивают и мнения на административном уровне. И до тех пор, пока сохраняется затратный механизм, задача внедрения альтернативного топлива весьма затруднительна.

Законодательно позиция торфодобывающей и разрабатывающей промышленности тоже не защищена: нет четкого определяющего места торфа и торфяных месторождений в федеральном законодательстве страны, отсутствует внятная политика по отношению к торфяным предприятиям относительно платежей за пользование природными ресурсами и земельного налога.



Кто будет отвечать?

Если говорить о проведении международных программ по внедрению торфяной линии в России, то все упирается в интересы. Например, европейская компания решит организовать у нас в одном из энских районов небольшую котельную или торфо-брикетный цех. И даже если район этот стоит на торфяных залежах, шанс, что местные власти будут закупать продукцию цеха или пользоваться услугами котельной, ничтожно мал. Так как при нынешнем уровне энергетических технологий зачастую дешевле подвести газопровод или наладить регулярные поставки мазута и угля, чем воспользоваться торфяными услугами. Нет стимула, нет поощрения. Та же Архангельская область, обладающая, как говорят специалисты, самыми богатыми запасами торфа на территории России и постоянно страдающая от энергетических кризисов и нехватки тепловой энергии, за последние годы ввела в строй всего одну (!) котельную на торфе.

Если же задуматься о перспективах собственных, то сразу рисуются картины безнадежно убыточных комбинаций. Мало того что нужно возродить отрасль (сезонную, по определению), нужно заставить ее работать по новым технологиям, соответствовать современным стандартам, наконец, нужно добиться ее прибыльности. Кто возьмется за столь рисковое предприятие? В силу низкой рентабельности этого бизнеса частникам брать кредиты у банков невыгодно. Поэтому вся надежда остается на главного потребителя – государство. Получается, что интересы стимулировать и риски оправдывать должно оно же. Собственно, на государственной поддержке и держится успех торфяной отрасли в других странах.



Заветное «можно»

В России такой государственный ракурс торфяной проблемы, похоже, также становится общепринятым. Подтверждает это и долгожданное разрешение в заветном письме Чубайса. В 2000 году была утверждена федеральная целевая программа «Энергоэффективная экономика» до 2010 года (дополненная областными целевыми программами «Торф»), в которой особое место было отведено использованию местных видов топлива и перспективам развития торфяной отрасли. Сейчас программа разработана с перспективой до 2015 года.

Торф может стать объектом инвестирования со стороны бизнеса: «Газпром» и некоторые нефтяные компании создают свои торфопред-приятия. Вкладывают деньги в торфяную энергетику банки и региональные администрации. По планам федеральных властей, в течение 10 лет будет открыт 31 новый завод. Однако создание новых торфопроизводств и котельных на торфе – дело затратное и не всегда эффективное. Поэтому такие инвестиционные проекты должны тщательно просчитываться и реализовываться с участием местных администраций, непосредственно заинтересованных во внедрении более дешевых отопительных технологий.



Вторичные выгоды

Торф как сырье востребован в аграрном, экологическом, химическом и медицинском секторах экономики. Поэтому он является выгодным предметом экспорта. Мировая потребность в торфе имеет четко выраженную тенденцию к неуклонному росту. Наиболее «емкими» потребителями торфа являются Япония, США, страны Европы и Ближнего Востока, а также другие страны, в которых развернуты работы по повышению плодородия почв, предотвращению эрозии земель, осуществлению экологических программ.

Кроме того, торф применяется (после специальной обработки) в качестве адсорбента при очистке воды от разливов нефти. Немалые доходы может приносить его экспорт в Европу, потребности которой еще недавно Россия обеспечивала на 10‑12 процентов.

На Западе пользуются популярностью торфяные пеллеты (по аналогии с древесными гранулами). Они удобны в транспортировке и практически не впитывают влагу, что обуславливает их высокую теплотворную способность и, соответственно, высокий спрос. Организовав производство таких пеллет, можно тем самым еще больше повысить рентабельность торфяной энергетики.

Таким образом, если торфяная программа принесет немало плюсов отечественной энергетике, то сам факт обладания половиной мировых запасов торфа для России является козырем в игре на мировом рынке относительно самых разных интересов.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 03 (95) февраль 2008 года:

  • Азербайджан: К самообеспечению электричеством

    В феврале между азербайджанским АО «Азерэнержи» и российским «Интер РАО ЕЭС» пройдут переговоры по предложенному российской стороной изменению тарифов на электроэнергию. Об этом сообщил вице-президент АО «Азерэнержи» Марлен Аскеров. «Российская сторона предложила увеличить стоимость продажи и покупки электроэнергии на 30 процентов. Этот вопрос в настоящее время рассматривается», – сообщил М. Аскеров. По итогам рассмотрения ...

  • Иордания – ворота на Ближний Восток

    Мероприятие: VII ежегодная промышленная выставка «Expo-Russia 2008». Организаторы: ОАО «Зарубеж-Экспо» и Международная ассоциация фондов мира. Место проведения: Иордания, Амман. Дата проведения: 19-21 марта 2008 года....

  • Глобальная энергосистема – путь к экологической безопасности

    Сегодня мировая система производства и распределения электроэнергии представляет собой множество разрозненных национальных энергосистем. Каждая из них функционирует и развивается по своим законам в соответствии с потребностями конкретной национальной экономики. Экспорт электроэнергии составляет лишь малую часть от общего объема производства. В то же время энергосистемы используют общую для всех атмосферу Земли в качестве резервуара для...

  • GIG изучает «работающую» продукцию

    В январе специалисты компании «Глобал Инсулэйтор Групп» (Global Insulator Group, Екатеринбург) встретились со своим партнером – ОАО «Вологдаэнерго», входящим в зону ответственности МРСК Северо-Запада. «Вологдаэнерго» обслуживает линии электропередачи общей протяженностью свыше 38 тысяч километров. Цель визита уральских специалистов – определить удовлетворенность уровнем качества поставляемой продукции, которая выпускается н...

  • «Газпром-нефть» шагает в Европу

    «Газпром-нефть», договорившаяся недавно о приобретении 51 процента в сербском концерне NIS, заинтересована в покупке и других перерабатывающих активов в Европе. Об этом сообщил председатель правления компании Александр Дюков. Однако, по его мнению, в ближайшее время такие покупки сделаны не будут. «Это более далекая перспектива», – сказал А. Дюков. Что касается возможности обмена добывающих активов на переработку в Европе, то, как от...