16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/77/5303.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 1 (77) январь 2007 года

Чубайс: итоги – 2006. Планы – до 2011 года

По иронии природы нынешняя зима играет с энергетиками шутку – пока еще добрую. Однако представители РАО «ЕЭС России» считают, что, напротив, никакой экономии энергоресурсов в первые месяцы аномально теплой зимы не наблюдается. Об этом заявил руководитель пресс-службы РАО «ЕЭС России» Тимур Белов. Главная причина этого – стремительный рост электропотребления в стране. Он напомнил, что накануне зимы 2006-2007 годов в РАО «ЕЭС России» приняли меры по надежному энергоснабжению потребителей. «В частности, была пересмотрена экспортно-импортная стратегия и повышены нормативы по запасам топлива для электростанций. Несмотря на то что зима пока теплая и температура выше среднегодового уровня, все равно наблюдается стремительный рост электропотребления в стране. К примеру, в 2006 году он составил более 4,2%. Это в два раза больше прогнозного темпа роста энергопотребления на 2006 год, – сказал он. – Этой зимой рост электропотребления был скомпенсирован теплой погодой. В ином случае на электростанциях пришлось бы задействовать дополнительные объемы топлива и, вероятно, вводить ограничения в электропотреблении промышленных потребителей в регионах пиковых нагрузок», – отметил представитель РАО ЕЭС. В связи с этим, подчеркнул он, выработка и расход топлива пока идут в рамках ранее запланированных показателей.

О том, каких «показателей» в целом достигла энергетика России в прошлом году, рассказали глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс и эксперты нашей газеты.

«Я готов говорить с вами начистоту, называя вещи своими именами, на том же языке, на котором мы, энергетики, говорим между собой. Многие из вас участвовали в подобных встречах год назад и даже раньше, поэтому с вами можно обсуждать то, что получилось, и то, что не удалось». Такими словами начал свое обращение к журналистам Анатолий Чубайс на традиционной декабрьской пресс-конференции «РАО «ЕЭС России» – открытая компания».

Впрочем, судя по выступлению главного энергетика России, положительных итогов 2006 года явно больше, чем отрицательных. Другое дело, что эффективность многих запущенных в 2006 году процессов можно будет оценить лишь месяцы спустя. Ниже мы приводим выдержки из итоговой пресс-конференции Анатолия Чубайса.

Задачи, которые поставило РАО «ЕЭС России» в конце 2005 года, в основном выполнены. Мы очень заметно продвинулись вперед. Во-первых, мы начали прямо и открыто говорить о тенденциях, которые были названы еще в декабре 2005 года. Это острейший дефицит электроэнергии, не ожидающийся, а вполне реальный, являющийся самой серьезной проблемой оперативной стратегии РАО ЕЭС. Именно энергодефицит создает срочную необходимость привлекать инвестиции уже сейчас, на основном этапе реформ, а не после их завершения. Осознание этой проблемы произошло на всех уровнях, включая Президента и Правительство РФ. Но дело не в количестве заседаний и совещаний, а в том, что из стадии постановки проблем мы перешли в стадию решения. Мы пришли к перечню решений, определяющих, что, когда, кем и за чей счет должно быть сделано. Более того, в 2006 году были приняты первые шаги по реализации этих мер.

Из наиболее важных шагов я назову прежде всего разработку и утверждение инвестиционной программы РАО «ЕЭС России» объемом в $ 81 млрд на 2006-2010 годы, самой крупной инвестиционной программы, разработанной какой-либо российской компанией. И этот план не является эфемерным. Самое главное в этой программе с точки зрения РАО ЕЭС – то, что в ней детально прописаны объемы строительства, предусмотрены источники финансирования, исполнители и ответственные за реализацию плана.

Второе важное решение – полноценная либерализация рынка электроэнергии, которая произошла 1 сентября 2006 года. По моему глубокому убеждению, сегодня в России создан один из самых современных рынков электроэнергии. С одной стороны, он вобрал в себя все лучшие наработки рынков других стран, в том числе скандинавского рынка электроэнергии, который традиционно считается классическим. С другой стороны, это российский рынок, созданный с учетом российской специфики.

Мы учитывали, что ни один серьезный инвестор не вложит в наши планы ни одного доллара, ни одного рубля, пока не поймет, что в России есть современный цивилизованный рынок электроэнергии. Именно поэтому вслед за запуском рынка был предпринят следующий важный шаг – выход на IPO. Первой из крупных компаний, прошедших через IPO, стала ОГК-5. Вы знаете, насколько успешным оказался этот проект. Мы получили десятикратную перепродажу, объем спроса в 10 раз превысил объем предложения. Компания сумела привлечь $ 450 млн частных инвестиций, больше, чем было вложено в российскую электроэнергетику за 15 предшествующих лет из бюджетов всех уровней вместе взятых. Это доказательство, что наша концепция работоспособна. Одновременно это и заявка на технологии, которые мы будем реализовывать в дальнейшем. По этой схеме планируется привлекать средства в развитие ОГК и ТГК.

Вторая часть инвестиционной программы – государственные инвестиции. Напомню, что согласно концепции РАО «ЕЭС России» конкурентная часть энергетики (генерация) будет развиваться с привлечением частных инвестиций, а монопольная часть (сети) – с привлечением государственных инвестиций. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. В проекте бюджета на 2007 год впервые заложены инвестиции в энергетику в размере 45 млрд рублей. Это опять-таки больше, чем за предшествующие 15 лет. Эти средства пойдут прежде всего в Федеральную сетевую компанию, в СО-ЦДУ, в монопольный сетевой сектор.



Пятилетний план пересмотрят

Прежде всего, необходимо утвердить схему развития электроэнергетики, размещения генерирующих мощностей на срок до 2020 года. Вокруг этой схемы возникает много споров, но, тем не менее, мы должны уложиться в намеченные сроки и к 31 марта 2007 года представить этот документ в Правительство РФ. По-видимому, в рамках этой работы мы еще раз вернемся к инвестиционным программам на ближайшие 5 лет. Нам предстоит сделать эти программы еще более амбициозными, чем они являются сейчас. Кроме того, опираясь на опыт ОГК-5, мы активно продвинемся вперед по всем генерирующим компаниям. Совет директоров поддержал нас в этом вопросе.

В 2007 году мы планируем провести около 15 IPO ОГК и ТГК. Объем сделок должен составить от $ 10 до 15 млрд. Мы согласовали перечень генерирующих компаний, условия, принципы, порядок размещения дополнительных эмиссий. Эти приготовления уже сейчас вызывают живой интерес инвесторов.

Еще одно важнейшее решение, намеченное на 2007 год, – проведение второго и последнего собрания акционеров, в результате которого РАО ЕЭС прекратит свое существование. Это завершение всего процесса реформирования, назначенное на середину будущего года. Исполнение принятого решения займет примерно год, так что РАО ЕЭС сложит полномочия в середине 2008-го. Корпоративные процедуры, исполнение решений займут примерно год, так что это будет середина 2008 года. Просматривается простая, фундаментальная логика: реформы – инвестиции, опирающиеся на результаты реформ, – преодоление дефицита с инвестиционным рывком.

И в то же время не хотелось бы создать у вас ложное впечатление, что у нас все блестяще. Мы допустили ряд ошибок, не успевая за собственными преобразованиями. Можно сказать, что мы разогнали паровоз и сами попали под его колеса. В частности, мы не решили одну из важнейших задач – повернуться лицом к потребителю. К сожалению, мы все еще живем по логике монополий, логика потребителя не является целью существования компании. Таков баланс плюсов и минусов, решений и проблем, которые стоят перед нами сейчас.



...О распределительных сетях

Отдельная тема – привлечение инвестиций в распределительные сети. Привлекать частные инвестиции в распределительные сети, проводить IPO невозможно, потому что сети должны оставаться в собственности государства. Бюджетные средства? Федеральный бюджет просто не «дотянется» до распределительных сетей. Другой вариант – привлечение средств из региональных бюджетов. Действительно, отдельные регионы готовы вкладывать средства в распределительные сети. Пример – соглашение с Петербургом. Но, к сожалению, такие решения не могут стать всеобщей практикой.

Поэтому основным источником средств для распределительных сетей становится плата за технологическое присоединение, а в недалеком будущем – привлечение заемных средств. Наше решение связано с полным изменением регуляторной среды, с отказом от действующих сегодня тарифов сроком на один год и переходом на пятилетние тарифы, внутрь которых заложен справедливый возврат на капитал. С появлением таких тарифов появляются серьезные возможности привлечения кредитных ресурсов. Сегодня эта возможность недоступна для большинства сетевых компаний, потому что они не знают, как будут возвращать кредит. Они могут только гадать, каким будет тариф на следующий год, увеличится ли он в два раза или на 20%. Переход к пятилетнему тарифообразованию открывает возможность привлечения долгосрочных кредитов без повышения тарифов.

Это предложение уже получило поддержку и Правительства и Президента. Ожидается. что нормативная база будет полностью разработана до 1 июля 2008 года, а с 1 января 2008 года в России будут действовать пятилетние тарифы.



...О «Газпроме»

Еще одно важнейшее событие, которое носит принципиальный характер, – решение по газу, принятое 30 ноября Правительством РФ и устанавливающее объемы поставок на 2007-2010 годы. Это решение оздоравливает ситуацию, хотя и не решает ее полностью. На эту цифру мы будем заключать с «Газпромом» сначала общее соглашение, затем – двусторонние контракты по принципу take-or-pay. Если названные цифры будут выполнены, это облегчит прохождение зимы.

И, наконец, одно из последних в этом ряду принципиальных решений – итог общего собрания акционеров 6 декабря, шаг к завершающей фазе реформы электроэнергетики. Первым этапом реорганизации РАО «ЕЭС России» станет выделение ТГК-5 и ОГК-5, которые станут абсолютно самостоятельными и независимыми компаниями.

Далеко не каждый год мы можем похвастаться таким объемом принципиальных решений, принятых на уровне Президента и Правительства, и началом их реализации. Но 2007 год ставит перед нами не менее сложные задачи.



...О миноритариях и рисках

Определенные риски проведения IPO связаны с новыми акционерами и с миноритариями, которые являются акционерами ТГК. Мы хотим, чтобы эти миноры преобразовались в «мажоров», причем в стратегических «мажоров». Такие стратеги у нас уже есть. Например, компания Fortrum, которой принадлежит 25% акций ТГК-1, или «Ренова», владеющая акциями ТГК-9. Но в нашей концепции есть и риски. Риск № 1 заключается в том, что мы не сумеем привлечь стратегов и получим размытую структуру собственности. Это не смертельно, но не очень хорошо. Риск № 2 – получить неправильного стратега, не понимающего, что положение стратегического инвестора – большая ответственность. Поэтому мы предусмотрели механизмы, обеспечивающие государственный контроль за деятельностью собственников генерации. Но по большому счету я считаю, что у нас есть дефицит электроэнергии, есть рынок, есть востребованность. И нужно хорошо постараться, чтобы стать банкротом в такой ситуации.

Публичное заявление об увеличении объема инвестиционной программы на 2006-2011 годы было сделано главой РАО «ЕЭС России» за день до проведения декабрьской пресс-конференции, на открытии подстанции «Белый Раст». «Речь идет об увеличении на десятки процентов», – сообщил он. Одна из причин пересмотра инвестиционной программы РАО ЕЭС связана с тем, что уже после ее утверждения Правительство утвердило прогноз потребления электроэнергии до 2010-2015 года. Предполагается, что расширенная инвестиционная программа будет сформирована в январе-феврале 2007 года. Что касается источников финансирования инвестпрограммы, то они остаются прежними.



...С перекрестком разберутся постепенно

Одна из не решенных на сегодня проблем – это проблема перекрестного субсидирования. Она остается больным местом российской энергетики, сдерживающим фактором для завершения реформ. Проблема перекрестка усугубляется в связи с тем, что отдельные промышленные предприятия создают собственные сбытовые компании, выпадают из общего потребления и перекладывают нагрузку на население. Это проблема не отдельных предприятий, не отдельных регионов – это проблема всей страны. Она не решится ни за полгода, ни за год.

Сегодня население России не выходит на сбалансированный рынок, цену электроэнергии для населения определяет власть. В перспективе этот вопрос должен решаться через приведение тарифов к естественному уровню и выплату субсидий гражданам с низким доходом. В 2006 году был сделан первый шаг по устранению перекрестка. Но пока эти сдвиги связаны только с решением проблемы межрегионального перекрестного субсидирования. На решение этой задачи в 2007 году запланировано 15 млрд рублей, из федерального бюджета. Это серьезная сумма, если учесть, что общий размер бюджетных инвестиций в 2007 году должен составить 45 млрд рублей.



Энергетики не собираются отказываться от газа

Буквально за полмесяца до встречи Анатолия Чубайса с журналистами Правительство РФ приняло решение о постепенной либерализации цен на газ, начиная с 2007 года.

Ожидается, что к 2011 году газовые цены на внутреннем рынке станут равнодоходными с экспортными, за вычетом таможенных пошлин и транспортных издержек. Как ни странно, напоминание об этом решении вызвало скорее положительную реакцию главы РАО «ЕЭС России», считающего, что повышение цен на газ станет катализатором развития для угольной генерации.




Свет в конце тоннеля

Мы – сторонники поднятия цен на газ, потому что заниженная цена на газ приводит к его перепотреблению. Около шести лет назад доля газа в топливном балансе РАО ЕЭС составляла 62-63%, сегодня она выросла до 70%. Чтобы изменить ситуацию, нужно поднять цену на газ.

Надо отдать должное Правительству РФ, которое в самом деле дало ответ на все вопросы. У нас уже есть утвержденная Правительством стратегия повышения цены на газ до 2011 года. Начиная с 1 января 2007 года стоимость газа должна вырасти на 15%, с 1 января 2008 года на 25%, еще через год – на 15%. И все-таки газ для российского потребителя будет дешевле, чем в Европе, потому что европейская цена включает транспортную составляющую, сопоставимую со стоимостью самого газа. Это абсолютное преимущество по отношению к мировым ценам. Известны нам и темпы роста тарифов на газ. В первую очередь это тариф на 2007 год, который вырастет на 10%, на 5% начиная с 1 января 2007 года и еще на 5% с 1 июля 2007 года. По нашим оценкам, средний отпускной тариф в результате увеличится на 12,5%, самое большее на 13%.

Проблема с развитием угольной генерации и отхода от использования угля заключается в том, что в перспективе все ясно, а в ближайшем будущем достаточно темно. Мы не можем вводить угольные станции за год-два, а газовые можем. Именно поэтому в ближайшие 3-4 года РАО ЕЭС будет развивать и газовый проект, так что в ближайшие 3-5 лет нам все-таки предстоит наращивать объем потребления газа. Вопрос заключается в том, готов ли к этому «Газпром».



Угольные вводы вырастут на порядок

Я абсолютно уверен, что нам предстоит масштабное увеличение доли угля в структуре энергетики страны. За предыдущие 5 лет мы ввели только один угольный блок мощностью в 215 МВт на Хоронорской ГРЭС. В следующие 5 лет мы планируем ввести минимум 2000 МВт. Мы не можем рассчитывать на более высокий объем, потому что на строительство новой угольной станции требуется минимум 5 лет. В 2011-15 годах мы намерены построить уже 20 тыс. МВт угольной генерации. Более того. В ряде случаев мы вообще перестраиваем наши инвестиционные программы, отказываемся от газовых станций и переходим к угольным. В частности, это касается инвестиционных программ для центральных регионов России.

Наши планы открывают новые перспективы для угольной промышленности страны, в том числе и для Московского угольного бассейна. Ожидаемые объемы добычи угля – 600-700 тыс. тонн в год, к 2010 году мы рассчитываем выйти на 4-5 млн тонн. Конечно, уголь Московского угольного бассейна ниже по качеству, чем уголь Кузбасса или Донбасса, но применение современных технологий, в том числе ЦКС, позволит использовать его абсолютно технологично и эффективно.

Какое место в наших планах принадлежит более качественным углям Кузбасса? На сегодняшний день ни одна электростанция в центральной части России не работает на сибирском угле. Его используют, но в небольших объемах, например, на Рязанской ГРЭС. Прежде всего это связано с транспортными расходами, которые составляют до 70% цены угля. Поэтому угольная генерация в европейской части России будет развиваться в основном на углях Подмосковного бассейна. Хотя цифра в 5 млн в год для Кузбасса невелика, я уверен, что в этих объемах у сибирских угольщиков появятся конкуренты. В Сибири тоже есть новые угольные проекты, и более разумно развивать европейскую генерацию за счет европейского угля, сибирскую за счет сибирского угля. Экономия на транспортных издержках колоссальная, сегодня они составляют около 70% цены угля. Другое дело – развивать линии электропередач, которые свяжут Сибирь и европейскую часть России.

Я имею в виду прежде всего проект «Урал Промышленный – Урал Полярный», который является одним из самых интересных и перспективных с точки зрения РАО ЕЭС. Мы обязательно будем в нем участвовать. В наших планах – участие в строительстве новой мощной электростанции, газовой станции, важнейшей для РАО ЕЭС сетевой развязки, соединяющей Тюмень и Урал. Для нас интересно направление на Север, прежде всего в Тюменскую область и Ханты-Мансийский автономный округ. Пока мы только прорабатываем этот проект, поэтому я не могу дать более подробные комментарии.



Комментарии экспертов

– Как вы считаете, насколько реалистичны ожидания руководства РАО «ЕЭС России», связанные с проведением IPO ОГК и ТГК, планы, которые опираются на первый в истории России опыт IPO генерирующей компании? Какие здесь возможны риски, помимо названного главой РАО ЕЭС риска прихода «неправильного» инвестора?

И насколько велик риск возникновения ситуации, при которой стратегический инвестор все-таки станет банкротом или будет действовать исходя исключительно из своих интересов, не учитывая интересов потребителей, тем более интересов российской энергосистемы в целом? Что, если в ходе преобразований и предстоящей ликвидации РАО ЕЭС государство потеряет контроль за электроэнергетикой? Разумеется, системообразующие компании все рано остаются в государственной собственности, но, может, риск все-таки есть?

Елена Юшкова, аналитик инвестиционной компании «Финам»:
– ОГК-5 была первой компанией в сегменте генерации, проводящей IPO. Этим объясняется повышенный интерес инвесторов к IPO компании. Я полагаю, что при последующих IPO интерес инвесторов будет несколько ниже. 15 IPO за год – это много. При соответствующей подготовке было бы реально организовать такое количество IPO за 2007 год, но, на мой взгляд, оптимальное число – это не более 4-5 IPO в год. При большем количестве резко возрастает риск того, что цена размещения будет ниже желаемой.

Теперь ответ на второй вопрос, относительно рисков, связанных с приходом частных компаний в электроэнергетику. Риск банкротства не слишком велик, так как в конце декабря 2006 года были приняты важные решения о либерализации рынка электроэнергии к 2011 году. Увеличение доли свободного рынка электроэнергии на 5% два раза в год позволит генерирующим компаниям надеяться на рост выручки в ближайшие годы. Планируется, что генерация не будет контролироваться государством, а будет частной. Это позволит привлечь в отрасль дополнительные инвестиции, так как государство не в состоянии выделять необходимые средства для реализации инвестпроектов, а стратегические инвесторы могли бы это делать. В случае, если переход к свободному рынку будет грамотно осуществлен, то контроль государства над генерацией после 2011 года будет уже не нужен.

Наталья Порохова, руководитель отдела исследований электроэнергетики Института проблем естественных монополий:
– Безусловно, не ко всем компаниям интерес будет столь же велик, как он был у ОГК-5. В целом, скорее всего, ожидания оправдаются, так как если энергокомпании будут продавать по такой же сравнительно недорогой цене, как и ОГК-5, то спрос будет. Но вряд ли механизм продажи генерации, когда энергообъекты продаются в 6 раз дешевле их нового строительства, можно назвать эффективным.

Теперь о рисках, связанных с проведением IPO. Основной риск заключается в том, что либеральная модель организации экономических отношений в электроэнергетике принципиально противоречит производственно-технологической структуре отрасли. Конкурентный рынок электроэнергии – миф, так как электроэнергия не является товаром в рыночном понимании. Электроэнергетика обладает особой инфраструктурной функцией. В энергосистеме всегда должен быть резерв мощности, но частный инвестор ввиду высокой капиталоемкости отрасли не заинтересован в строительстве на перспективу. Поэтому дефицит мощности неизбежен. Из этого основного риска следуют все остальные.

Александр Корнилов, старший аналитик
ОАО «Альфа-Банк»:
– IPO ОГК-5 вряд ли можно назвать приятным исключением, скорее наоборот: размещение показало высокий интерес инвесторов, как иностранных, так и отечественных, как стратегических, так и портфельных, к генерирующим активам в России. Последний факт подтверждается тем, что книга заявок была переподписана в 9 раз (спрос превысил предложение). Кроме того, сделка показала, что генерация в России по-прежнему дешевая даже по сравнению с развивающимися странами. Поэтому, учитывая текущую оценку 1 кВт мощности ОГК и ТГК в среднем на уровне $440, планы по привлечению такого объема средств выглядят вполне реалистично.

Ответ на вопрос о рисках. Всякий стратег, за редким исключением, заинтересован в развитии бизнеса, которым он владеет. Тем не менее, риски, связанные с присутствием стратегов в генерирующем бизнесе, безусловно, есть. Во-первых, это непонимание бизнеса и неумение его вести. Во-вторых, краткосрочные интересы в противоположность долгосрочным – например, вывод денег посредством высоких дивидендов. Последнее особенно актуально в случае планируемых размещений дополнительных акций ОГК и ТГК – нет гарантии, что стратег, приобретший всю допэмиссию, не захочет затем вернуть привлеченные компанией средства через дивиденды, а не пустить их на инвестпроекты, т. е. риск нецелевого использования средств в этих компаниях достаточно велик. С другой стороны, подавляющее большинство стратегов в российской генерации, ставшие миноритариями за последние три-четыре года, прекрасно видят свою стратегию в этом бизнесе, осознают все риски и уж вряд ли имеют только краткосрочные интересы. В противном случае вряд ли бы они согласились ждать три-четыре года. Государство сохранит контроль над системоообразующими направлениями электроэнергетики, так что с точки зрения энергобезопасности риски невелики.



Комментарии экспертов

– Итак, создать конкуренцию на рынке тепла – задача сложная, но возможная. Как оцениваете вы эту позицию? Насколько вероятно возникновение ситуации, при которой ТГК все-таки станут монополистами на своих территориях?

Александр Корнилов («Альфа-банк»):
– В среднем положение ТГК на региональных рынках тепла вряд ли можно назвать монопольным – доля РАО на российском рынке тепла не превышает 30%, в то время как остальная доля занята местными котельными, аффилированными с региональными администрациями. Что касается положения на оптовом рынке электроэнергии, то ТГК и на региональном уровне будут конкурировать с ОГК, Гидро-ОГК, Росэнергоатомом и блок-станциями, поэтому по определению монопольное положение исключено. Кроме того, ФАС в настоящий момент разбрасывает меры по выявлению и пресечению различных вариантов рыночного доминирования тех или иных генераторов на рынке электроэнергии, так что контроль со стороны государства обеспечит дополнительную возможность рынку электроэнергии быть как можно более конкурентным.

Елена Юшкова («Финам»):
– Что касается рынка электроэнергии, то ТГК вряд ли будут монополистами в своих регионах. Дело в том, что, помимо, ТГК существуют еще ОГК, в структуру которых входят крупные ГРЭС из различных регионов. ОГК будут конкурировать с ТГК. Кроме того, есть дешевая электроэнергия, вырабатываемая гидроэлектростанциями, входящими в ГидроОГК. В ряде регионов ГидроОГК будет очень сильным конкурентом для ТГК. Тепло гидроэлектростанции не производят, а ОГК производят в незначительных количествах. Поэтому здесь у ТГК есть преимущество. Но, тем не менее, существует ряд факторов, в том числе рыночных, которые будут препятствовать возникновению монополии в данном сегменте.




Лекарство для изолированных энергосистем

Особое место в планах РАО «ЕЭС России» занимают изолированные энергосистемы, которые работают по особым правилам.Но это не значит, что они действуют вне рыночного пространства – напротив, именно игра по рыночным правилам может стать «лекарством» для их специфических проблем. На пресс-конференции журналисты услышали мнение Анатолия Чубайса, касающееся и этой проблемы.

Ситуация на Дальнем Востоке отличается от общероссийской по многим параметрам. В частности, как это ни парадоксально, Дальний Восток – единственный рынок в стране, в котором нет дефицита электроэнергии, в значительной степени благодаря Бурейской ГЭС. Оборотной стороной отсутствия энергодефицита на Дальнем Востоке является значительная резервная мощность. Ее содержание необходимо оплачивать, и эти издержки сказываются на величине тарифа, который платят потребители региона.

Рассуждая о ситуации на Дальнем Востоке, журналисты, Правительство, Президент, чиновники, губернаторы соглашаются, что регион находится в тяжелом положении, что это депрессивная зона, зарплаты низкие, энергетика дорогая. Ни льготы, ни субсидии не решат проблем региона. На мой взгляд, единственным решением является осуществление новых масштабных промышленных проектов, основанных на использовании местных ресурсов и имеющих рынок сбыта за пределами региона. Перспективы продавать электроэнергию на самом Дальнем Востоке маловероятны. Я не вижу другого выхода, кроме проекта строительства новых электростанций с масштабным сбытом в Китай.

Основные условия реализации китайского проекта уже выполнены. Известны запрошенные китайской стороной цифры поставок: 50-60 млрд кВт-ч в год. Напомню, что вся дальневосточная энергосистема вырабатывает около 30 млрд кВт-ч в год. В переводе на русский язык будущие потребители говорят нам: постройте еще 2 энергосистемы, мы купим всю электроэнергию, которую вы сможете произвести. Уже решен вопрос о цене, хотя это были непростые переговоры. Более того, Китай готов вкладывать собственные инвестиции в проект, общая стоимость которого превышает $ 10 млрд. Таким образом, у нас есть гарантированный спрос с подписанным контрактом, финансовое структурирование корпоративной базы проекта, мы понимаем, как этот проект построить. Практически все вопросы уже решены, теперь дело за государством, которое должно сказать «да» или «нет». Речь идет не о проекте РАО ЕЭС, а о задаче российского масштаба. Если мы получим положительный ответ, то начнем строительство новых электростанций уже в 2007 году. Мы рассчитываем, что на первом этапе реализации будет осуществляться в основном приграничная торговля, которая позволит использовать существующие мощности. Если мы начнем экспорт электроэнергии благодаря действующим мощностям, мы сможем снизить тариф на 5-7%, по некоторым прогнозам – на все 10%. Второй этап – ввод новых станций. Третий этап – вторая очередь ввода общей мощностью 10 млн кВт.



«Мы готовы завершить камчатский долгострой»

Для того чтобы проиллюстрировать состояние энергетики на Дальнем Востоке, достаточно посмотреть, какая ситуация складывается в отдельных регионах. Один из самых сложных регионов – Камчатка. Здесь присутствует масса проблем: неплатежи, тяжелое состояние бюджета, высокие тарифы. Чтобы оздоровить камчатскую энергетику, РАО «ЕЭС России» реализует одну из самых своих интересных стратегий.

Прежде всего, РАО «ЕЭС России» взяло на себя колоссальные долги «Камчатскэнерго» и выкупило их за полгода. Мы понимали, что с такими долгами невозможно привлечь инвестора. Чтобы решить эту задачу, надо расчистить долги даже в тех случаях, когда кредитором является само РАО ЕЭС. Мы провели корпоративные мероприятия, конвертировали долги в собственность. В результате «Камчатскэнерго» становится собственностью РАО ЕЭС больше чем на 98%, мы получаем компанию с расчищенной корпоративной структурой и практически с нулевыми долгами. Это фундаментальные предпосылки для того, чтобы разворачивать масштабные инвестиционные проекты преобразования компании. Первый этап преобразований связан с принятием фиксированных пятилетних тарифов, которые не должны подниматься выше уровня инфляции в 6-7%. С помощью таких ресурсов мы сможем взять масштабные кредиты, получить первые деньги на финансирование проектов. Возможно, мы будем привлекать инвесторов, предлагая им часть акций.

В чем заключается суть преобразований для Камчатки? Во-первых, нам предстоит решить самую тяжелую проблему камчатской энергетики, топливную проблему. Сегодня ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 Камчатки работают на чудовищно дорогом мазуте, это разрушает всю экономику региона. Первым шагом в замещении мазута на местные топливные ресурсы стало строительство Мутновских геотермальных электростанций. Но они не могут обеспечить все потребности региона.

Поэтому РАО ЕЭС предлагает рабочий вариант решения топливной проблемы, связанный с использованием местного камчатского газа и активизацией прокладки газопровода. Мы готовы взять на себя этот проект, разговоры о котором ведутся около 10 лет. Перевод Камчатских ТЭЦ на газ дает возможность существенной экономии в затратах и возврата кредитов.



«Янтарьэнерго» нуждается в прогнозах

Еще одна изолированная энергосистема, остающаяся пока неразделенной, – ОАО «Янтарьэнерго». Если практически по всей России произошло разделение сетей и генерации, то в Калининградской области ситуация иная. Я считаю, что реформирование энергетики Калининградской области должно быть тесно увязано со стратегией развития электроэнергетики региона. Нам нужен четкий прогноз энергопотребления на 5-10 лет и понимание, какие предприятия генерации нам предстоит построить. При этом я повторяю, что главным топливом в данном регионе для нас остается газ. Применение угля крайне нежелательно в связи с экологическими ограничениями.

Еще раз напоминаю, что реформирование энергетики Калининградской области по российскому образцу не должно являться самоцелью. Думаю, ясность по этому вопросу появится не позже 2-го квартала 2007 года.



Комментарии экспертов

– Как вы считаете, может ли российское энергомашиностроение в ближайшие годы выполнить планы, обнародованные РАО «ЕЭС России»? Этот вопрос касается и объемов энергооборудования, и номенклатуры, и предъявляемых к нему требований. Напомним, что заявленная РАО ЕЭС программа предполагает вложение более $ млрд в 2006-2011 гг., при этом порядка 40% инвестиционной программы должно быть заявлено на энергомашиностроение, в первую очередь на продукцию российских предприятий.

Второй вопрос касается одного из представителей российского энергомашиностроения, а именно «Силовых машин». Насколько реальны заявленные руководством РАО «ЕЭС России» планы проведения IPO, увеличения капитализации этого предприятия? Рассматривается ли вариант, при котором главным акционером «Силовых машин» станет в итоге «Siemens»? Или такой результат развития событий исключен российским законодательством?

Лариса Жученко, директор по сервису корпорации «Теплоэнергосервис-ЭК»:
– Отрадно сознавать, что РАО «ЕЭС России» наконец-то (хотя, на наш взгляд, с некоторым запозданием) всерьез озаботилось инвестиционными программами, в том числе в энергомашиностроении. Можно только приветствовать ставку руководства РАО «ЕЭС России» на отечественного производителя. Самое главное сейчас – это правильно распределить планируемые инвестиции и не затягивать процесс.

Чтобы поднять объем производства «Силовых машин» за 4 года в 4 раза, надо не только обновить станочное оборудование, заменив его современным, более производительным, и внедрить новые технологии. Это как раз вполне осуществимо. Главную проблему, на наш взгляд, составляет недостаток квалифицированных кадров, как рабочих, так и инженерных специальностей. Создание полноценного коллектива для решения поставленной задачи, тем более в отсутствии преемственности поколений на предприятии, займет как минимум 5-7 лет. Нельзя забывать и о том, что предстоит заново создавать инфраструктуру и налаживать кооперационные связи.

В соответствии с инвестиционной программой РАО «ЕЭС России» планирует за период 2006-2010 гг. ввести около 26 млн кВт генерирующих мощностей. Вновь вводимое энергетическое оборудование должно соответствовать современному уровню зарубежных производителей, в первую очередь по экономическим показателям. Создание такого оборудования требует серьезных инвестиций в науку.

РАО «ЕЭС России» заявляет, что не намерено давать льготы «Силовым машинам», что они будут участвовать в тендерах на равных условиях. Это обнадеживает, так как в противном случае не исключена монополизация отечественного энергомашиностроения и приход на российский рынок зарубежных производителей. Считаем, что в сложившейся ситуации нельзя скидывать со счетов и вновь появившихся игроков на поле энергомашиностроения, ведь достаточно оптимистические планы РАО «ЕЭС России», на наш взгляд, по срокам и объемам не под силу традиционным отечественным заводам-изготовителям.

Опыт открытой продажи акций генерирующих компаний на примере ОГК-5 показал, что энергетика России весьма привлекательна для инвесторов – спрос значительно превысил предложение. Однако не следует забывать, что инвестиции – это не пожертвования. Неотъемлемой частью программы РАО «ЕЭС России» должна являться эффективная тарифная политика, которая позволит обеспечить быструю окупаемость инвестиций и сохранить привлекательность рынка энергетики.

Василий Тиматков, руководитель отдела исследований смежных отраслей промышленности Института проблем естественных монополий:
– Единственная область в тепловой энергетике, в которой Россия критически отстает от ведущих мировых производителей, – это газовые турбины большой мощности. Однако «Силовые машины» уже сделали шаг по решению этой проблемы, создав совместное с «Siemens» производство газовых турбин мощностью 160 МВт. Кроме того, практически решен вопрос о передаче лицензии на турбину мощностью 270 МВт. Таким образом, в части номенклатуры и характеристик оборудования возможности отечественного машиностроения не вызывают сомнений.

Серьезные сомнения вызывает способность российских производителей удовлетворить запросы РАО ЕЭС по объему производства необходимого оборудования. Лидеры отечественного энергомашиностроения «Силовые машины», «ОМЗ», «ЭМАльянс» и группа «Энергомаш», составляющие основу отечественного энергомашиностроения, планируют на 2007 год суммарную выручку на уровне $2,5 млрд С учетом доли экспорта, которая составляет от 80% у «Силовых машин», до 16% у группы «Энергомаш», на долю российского рынка придется лишь $1,5 млрд
Запланированный РАО ЕЭС на 2007 год объем инвестиций составляет около $15 млрд, из которых около $6 млрд приходится на продукцию и услуги энергомашиностроения. Таким образом, мы имеем явное расхождение возможностей и потребностей, даже если существенно сократится доля экспорта российских производителей.

Теперь ответ на второй вопрос. Оснований для сомнения в реальности планов по IPO «Силовых машин» у нас нет. Например, компания «Siemens» уже заявила о готовности выкупить весь объем допэмиссии, однако РАО ЕЭС настаивает на равном приобретении допэмиссии основными акционерами «Силовых машин», чтобы сохранить нынешнее соотношение их долей. Планы по увеличению капитализации выглядят вполне реальными, однако ошибочно приравнивать объем инвестиций в производство к увеличению капитализации. Здесь важную роль играют также портфель заказов предприятия, тенденции роста рынка. Тем не менее, названная цифра в $2 млрд не кажется завышенной.

Что касается возможного приобретения компанией «Siemens» доли РАО ЕЭС в 2008 году, то такой вариант представляется практически невозможным. «Siemens» уже было отказано в приобретении контрольного пакета «Силовых машин» в 2005 году, и до настоящего времени не возникло предпосылок для изменения такой позиции. Ведь причиной отказа, скорее всего, стало не вероятное образование монополии, а соображения национальной безопасности, поскольку предприятия «Силовых машин» работают, в том числе и на «оборонку».

Александр Корнилов («Альфа-Банк»):
– Идея «завязать» инвестпрограмму по максимуму на отечественное энергомашиностроение амбициозна. Но пока многие ОГК и ТГК предпочитают иметь дело с западными аналогами, ибо это оборудование гораздо более надежно и эффективно. Для того чтобы поднять «престиж» отечественного оборудования, без инвестиций в модернизацию энергомашиностроения никуда не деться. С другой стороны, как метко выразился Чубайс, места действительно хватит всем, и жесткую конкурентную борьбу за поставку оборудования мы здесь вряд ли увидим.

Планы по IPO «Силовых машин» вполне реальны. Сегодня это единственный в России производитель отрасли тяжелого энергомашиностроения и, с точки зрения инвесторов акции компании предоставляют уникальную и, самое главное ликвидную возможность участия в инфраструктурной части реформы электроэнергетики. Поэтому спрос на IPO, думаю, будет значительным.

Потенциальная возможность «Siemens» получить контроль над «Силовыми машинами» – вопрос сугубо политический, и его осуществимость будет определяться парадигмой правительства, предугадывать которую накануне президентских выборов дело неблагодарное.

Елена Юшкова («Финам»):
– Скорее всего, допэмиссия «Силовых машин» будет продана стратегическим инвесторам таким образом, чтобы никто из них не получил контрольный пакет. Насколько я знаю, далеко не все оборудование, необходимое для генерирующих компаний, производится сейчас в России. Поэтому ОГК и ТГК вынуждены обращаться к зарубежным компаниям, производящим оборудование для электроэнергетики. Тем не менее, российское энергомашиностроение, а особенно «Силовые машины», имеет значительный потенциал роста. Кроме того, здесь присутствует еще и политический момент. Поэтому, на мой взгляд, программа вполне реальна, хотя и трудновыполнима.




От частных проектов до частного мнения

В ходе пресс-конференции главы РАО «ЕЭС России» было задано немало вопросов, которые трудно подогнать под единую универсальную рубрику – от просьб разъяснить, как продвигается реализация уже заявленных региональных проектов РАО ЕЭС, до вопросов, касающихся глобальной стратегии реформирования. При этом некоторые из комментариев главного энергетика страны были сделаны, по его словам, с точки зрения частного лица, которая может совпадать, может и не совпадать с официальной позицией РАО ЕЭС.



О плате за технологическое присоединение

На мой взгляд, использование платы за технологическое присоединение в качестве источника инвестиций – самый справедливый вариант на данном этапе развития распределительных сетей. Мы оказались в положении, когда технические возможности энергосистем исчерпаны, хотя сравнительно недавно полагали, что в стране еще есть резервы. В России насчитывается уже 16 энергодефицитных регионов.

Что такое присоединение? На первый взгляд все выглядит просто: руководитель небольшого предприятия просит, чтобы ему выдали соответствующую параметрам его бизнеса мощность. Но в реальности даже незначительное увеличение потребления требует модернизации всей системы, начиная с высоковольтных трансформаторов, потому что резервов больше нет. Кто должен платить? Или все потребители, включая население и социальную сферу, или потребитель, которому нужны дополнительные мощности. Справедливо, если именно новый бизнес будет нести затраты.

Практика на местах показывает, что, несмотря на непростое отношение к плате за технологическое присоединение, она приносит свой эффект. К примеру, на Кубани такое решение было принято в сентябре 2006 года, и всего за месяц оно позволило получить 400 млн рублей. Это не просто подключение новых потребителей на расплывчатых условиях. Это четко прописанные контракты, в которых зафиксированы взаимные обязательства обеих сторон, в том числе сроки подключения. Неисполнение условий договора связано с ответственностью, в том числе с необходимостью отвечать в судебном порядке.



О частной генерации

Мне известны предприятия, которые создают собственную генерацию, чтобы не зависеть от сторонних поставщиков электроэнергии. Такие тенденции есть, но нас они не очень беспокоят. И вот почему. С одной стороны, я понимаю, что это защита от РАО ЕЭС. Предприниматели рассуждают так: «Построю ГТУ и буду чувствовать себя самостоятельным». Эта реакция существовала долгое время, по большому счету она понятна. С другой стороны, строительство собственной генерации часто не является бизнес-проектом, слабо окупается с экономической точки зрения. Главная задача таких проектов – обеспечивать энергонезависимость, а цена этой независимости оказывается на втором плане.

Наша стратегия заключается не в том, чтобы ограничить и запретить, а в том, чтобы убедить потребителя в рыночных преимуществах работы с единой энергосистемой. Главный критерий экономической эффективности – введеннный с 1 сентября 2006 года либерализованный рынок электроэнергии, который называет реальную цену загрузки. Рынок не только свободен, он предсказуем. Я уверен, что года через два аналитики смогут давать продуманные ценовые прогнозы по рынку на длительный период вперед.

Таковы преимущества централизованного снабжения электроэнергией с точки зрения экономики. А с точки зрения технологий? Очевидно, что «питаться» от единой энергосистемы всегда надежно, потому что даже при самых серьезных авариях она обеспечивает резервирование. И, наконец, это совсем другое качество электроэнергии.



Малые ГЭС для частного бизнеса

Совсем недавно мы приняли инвестиционную программу для Кавказа. Уже сегодня мы можем говорить, что РАО «ЕЭС России» является крупнейшим инвестором на Кавказе из всех российских компаний. Прежде всего, наши планы в отношении Кавказа предусматривают окончание строительства Зеленчукской ГЭС, завершение других неоконченных проектов (эта задача практически выполнена) и начало новых. Есть направления, в которых Кавказ занимает приоритетное место. Именно на Кавказе мы разворачиваем новый проект, который назвали «Малые ГЭС». Цена строительства такой малой ГЭС должна составить от $2-3 до 10 млн, и в этом отношении мы очень надеемся на помощь малого бизнеса. У инвесторов будет доля в проекте до 75% и даже больше. За нами вся подготовительная часть. За инвесторами – вкладывание денег и получение готовой станции.



Сердце энергетики Приангарья

Еще один масштабный региональный проект – строительство Богучанской ГЭС. Насколько нам известно, работа там идет полным ходом. Нам удалось договориться с партнерами из РУСАЛа по схеме взаимодействия, в том числе по энерготарифам. Уже подписаны соглашения, включающие в себя схему оплаты электроэнергии для алюминиевого производства.



Работа над ошибками: поправки были, есть и будут

По мнению Анатолия Чубайса, стратегические поправки будут внесены не только в инвестиционную программу РАО ЕЭС, но и в планы, касающиеся построения рыночного пространства и конфигурации действующих на этом пространстве компаний:

Только сейчас, после 6 лет реформ в электроэнергетике, мы понимаем, как сложна ситуация в теплоэнергетике. И я не стану упрекать депутатов Государственной Думы, которые все еще не приняли Закон о теплоснабжении. Они только выполняют заказ, оформляют замыслы, рожденные аналитиками, политиками, Правительством, а не выдвигают собственные предложения.



«Мы не готовы построить конкуренцию по теплу»

Вы спрашиваете, откуда берется убеждение в том, что генераторы тепла будут конкурировать между собой, что они будут заинтересованы в снижении затрат? Мы учитывали эту задачу с самого начала преобразований. Именно поэтому мы отделили генерацию от сетей. В отличие от сетей, генерирующие компании могут конкурировать между собой. Возьмем, к примеру, Ярославскую сетевую компанию. Она действительно является монополистом, и изменить это положение невозможно. Другое дело – Ярославская ТЭЦ, которая входит в состав ТГК-2 и может конкурировать с генерацией, которая входит в состав той же компании. В этом смысле положение ТГК-2 на рынке Ярославской области не является стопроцентно монопольным. На самом деле конкуренция есть уже сейчас, и компании не могут игнорировать ее законы. Если ты хочешь разместить выработанную тобой энергию, ты должен размещать ее в условиях конкуренции с другими компаниями. Завысил цену – выходишь из игры.

При этом я не предлагаю сделать рынок тепла абсолютно конкурентным бизнесом. Технологически процесс настолько сложен, что рынок тепла еще некоторое время будет регулироваться государством. Именно государство будет устанавливать тариф, и компания будет стараться доказать, что тариф должен быть побольше, а государство – что он должен быть поменьше. Такой вариант не очень эффективен, он менее эффективен, чем полноценный рынок. Но пока что мы не готовы к внедрению такого рынка и не знаем, как построить на нем конкуренцию.



МРСК вырастут в числе

Вам уже известно о том, что МРСК Урала и Волги подвергнется разделению. Изменения произойдут не только в ней, но и в системе МРСК в целом. Практика показала, что создание таких сверхкрупных компаний – не лучшее решение с точки зрения управляемости. В наиболее крупных из них возникает даже не трехуровневая, а четырехуровневая система управления. Поэтому мы намерены увеличивать количество МРСК с четырех до десяти.



«Силовые машины» расстанутся с излишками

Инвестиционная стратегия РАО «ЕЭС России» должна быть ориентирована на энергетическое машиностроение, прежде всего – на энергомашиностроение России. Но это не значит, что мы будем предоставлять льготные условия конкретным предприятиям, вне зависимости от того, кто является их владельцем. К тому же инвестиционные планы РАО «ЕЭС России» таковы, что в них хватит места для всех энергомашиностроителей.

Какие рекомендации могу я дать директорам? Вам известны прогнозы и планы РАО ЕЭС, вы можете посмотреть перечень готовящихся к строительству электростанций и информацию о необходимом для них оборудовании. Вы можете просчитать, что будет востребовано на рынке. При этом я рекомендую вам не ограничиваться участием в одном отдельно взятом тендере. Если вы намерены добиться максимального эффекта, старайтесь выйти на серии, готовьтесь к качественно новому этапу с другими объемами производства.

Теперь о «Силовых машинах». Позавчера мы утвердили инвестиционную концепцию, которую долго готовили. За 4 года объем производства на «Силовых машинах» должен вырасти в 4 раза. Это касается и гидравлических, и паровых турбин, турбо- и гидрогенераторов.

Общий объем инвестиционной программы должен составить $ 1 млрд. Структура источников инвестиций выглядит так. До $ 400 млн мы планируем привлечь за счет IPO, в котором будут участвовать действующие акционеры предприятия, в том числе РАО ЕЭС, «Сименс», «ИнтерРос». Мы уже договорились о поддержке этого начинания и с президентом «Сименса», и с другими нашими партнерами. В свою очередь РАО «ЕЭС России» намерено вложить в «Силовые машины» $ 100 млн.

Около 200 млн мы намерены получить благодаря высвобождению неиспользуемых площадей. Пока мы не определились с площадками окончательно, но уже сегодня я могу сказать, что о полном уходе с занимаемых площадей не может быть и речи. Мы будем продавать только излишки.

Возможно, будет принято решение о продаже административного здания «Электросилы» на Московском проспекте (Санкт-Петербург), тем более что существующие в этом районе цены на недвижимость позволят привлечь колоссальный финансовый ресурс. Еще $ 400 млн мы рассчитываем привлечь с помощью второго IPO.

Теперь о том, кто станет собственником 25% акций «Силовых машин» после ликвидации РАО «ЕЭС России». Я считаю, что наша главная задача – развернуть проект, запустить импульс развития, а затем продать с наибольшей выгодой. Той же позиции придерживается и совет директоров РАО ЕЭС. В свое время мы приобрели наш пакет акций за $ 100 млн Сегодня капитализация бизнеса выросла до $ 1 млрд, следовательно, наши акции выросли в цене в 4 раза. Мы надеемся увеличить капитализацию «Силовых машин» до $ 2 млрд благодаря вложению инвестиций. В 2007 году мы планируем провести IPO, в 2008 году – продажу пакета акций.
Анатолий ЧУБАЙС
Материал подготовлен редакцией «ЭПР» на основе выступления на итоговой пресс-конференции

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 1 (77) январь 2007 года:

  • Первая в Карачаево‑Черкесии

    В декабре введен в эксплуатацию третий пусковой комплекс Зеленчукской ГЭС – крупнейшего энергообъекта Карачаево‑Черкесской Республики. В торжественной церемонии пуска приняли участие Полномочный Представитель Президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак, Президент Карачаево‑Черкесии Мустафа Батдыев, Председатель Правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс и глава Федеральной гидрогенерирующей компании Вячеслав Си...

  • Энергетики обсудят строительство

    Мероприятие: «Электроэнергетика и строительство. Пути выхода из кризиса» Организатор: Журнал «Инвестиции в строительство» Место проведения: Россия, Москва Дата проведеня: 25 января 2007 г. ...

  • «Сургутнефтегаз» обеспечивает себя электроэнергией

    ОАО «Сургутнефтегаз» к настоящему времени покрывает четвертую часть всех потребностей в электроэнергии за счет выработки собственных энергетических объектов компании. На нефтегазовых месторождениях акционерного общества сейчас работают 11 газотурбинных электростанций (ГТЭС), четыре из которых введены в эксплуатацию в прошлом году. Общая установленная мощность всех ГТЭС «Сургутнефтегаза» составляет 307,5 МВт. Эти станции позволяют комп...

  • Новосибирская энергетика: от малой к большой

    РАО «ЕЭС России» и Новосибирская область заключили соглашение о социально-экономическом сотрудничестве и развитии гидроэнергетики региона. Согласно подписанному соглашению, РАО «ЕЭС России» обеспечит выполнение социальных обязательств перед работниками Новосибирской ГЭС в процессе передачи энергетического производственно-технологического комплекса гидростанции в уставный капитал ОАО «ГидроОГК» и продолжит реализацию кадровой политики,...

  • Гидротурбины для Богучан

    ОАО «ГидроОГК» и компания РУСАЛ сообщили о подведении итогов тендера на поставку гидротурбин для Богучанской ГЭС. Победителем конкурса стало ОАО «Силовые машины». Подписан контракт, в соответствии с которым «Силовые машины» готовы осуществить поставку девяти гидротурбин мощностью 339 МВт для Богучанской ГЭС. Объем обязательств по контракту включает проектирование, модельные испытания, изготовление, поставку и шеф-монтаж оборудования. По...