16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/76/5292.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 12 (76) декабрь 2006 года

Корни и плоды

Производство для энергетики С уважением главный специалист электротехнического отдела проектного института ВНИПИЭТ, г. Сосновый Бор (Ленинградская область) Нина МЯЧЕВА

Письмо читателя, предлагающего сообща разобраться <br>в происхождении проблем российской электротехники

Уважаемая редакция газеты «Энергетика и промышленность России»!

К Вам обращается инженер-электрик, желающий обратить внимание специалистов на противоречащие здравому смыслу стереотипы и традиции, которые имеют место в нашей электротехнике. Более того, я предлагаю провести общий семинар специалистов по электротехнике, посвященный и названным мною проблемам, и другим негативным явлениям, которые остались за рамками письма.

Но для того, чтобы нарисовать достоверную картину, а не карикатуру, я начну с указания на очевидные достижения, которых добились российские производители электрооборудования и электроаппаратуры. К сожалению, отдельные успехи не обеспечивают решения комплексных задач, поставленных перед специалистами по электротехнике.

К достижениям прежде всего отношу пожаробезопасные, компактные вакуумные и элегазовые выключатели, которые применяются в сетях 6 (10) кВ, а также новейшие шкафы 6 (10) кВ, не уступающие мировым стандартам. Такие шкафы изготавливают многие российские предприятия, наиболее близкий (географически) пример – продукция шкафов КСО-6 (10) кВ ОАО «Элтехника» (Санкт-Петербург).

А вот электрооборудование до 1 кВ по сей день оставляет желать лучшего. В СССР, позднее – в России традиционно уделялось мало внимания электросетям до 1 кВ, поэтому короткие замыкания были частыми и пожароопасными. Не была предусмотрена и селективная работа выключателей и предохранителей при коротких замыканиях. В том, что мои выводы соответствуют действительности, меня убеждает 27-летний опыт работы в эксплуатации и 6-летний – в наладке.

Но и в настоящее время в России не производятся селективные выключателя до 250 А. Выключатели, которые выпускаются, – крупногабаритные, с низкой отключающей способностью (кА). А выключатели АП-50 просто пора снять с производства.

Предохранители в силовых сетях вообще нарушают всю селективность. Сегодня почти невозможно обеспечить селективность всей электрической сети, начиная с сети освещения и заканчивая КТП-0,4 кВ.

И только используя импортные выключатели типа продукции фирмы «Шнейдер Электрик», которые снабжены энергетической селективностью (с использованием таблиц селективности), можно создать правильную электросеть. При этом есть возможность применить дополнительно логическую селективность с использованием блоков логики и кабелей. Построение электросети с такими выключателями обеспечивает и функции дальнего резервирования, что тоже немаловажно для оборудования.

О преимуществах 5-проводной сети (система заземления типа TN-S) в электроустановках до 1 кВ говорилось еще в 70‑х годах. Европа начала переход на такую сеть с 1958 года, а мы только в 2002 г. издали новое ПУЭ гл. 1.7. Но и сегодня заказчики промышленных предприятий не понимают преимущества «чистоты рабочего нуля» и продолжают заказывать 4-проводную сеть.

Еще сложнее ситуация с щитами постоянного тока (ЩПТ), которые совсем далеки от совершенства. Сегодня преобладают крупногабаритные ЩПТ с электромеханической схемой и шкафом (ВАЗП) по контролю изоляции. Отыскание «земли», особенно для многофидерных ЩПТ, является для персонала большой проблемой. Ведь сегодня можно изготавливать ЩПТ с установкой датчиков тока в комплекте с блоками по контролю изоляции, которые указывают «землю» на конкретном фидере. Таким образом, отпадает потребность в шкафах, дополнительных шинах и электромеханических схемах. ЩПТ становятся малогабаритными, привлекательными внешне и удобными в эксплуатации. Но проектные организации и заказчики продолжают заказывать старые ЩПТ.

Очевидными являются и преимущества применения микропроцессорных блоков релейной защиты и автоматики (РЗА). Никогда электромеханическая РЗА не обеспечит такую точность, быстродействие и селективность, как микропроцессорные блоки. И, тем не менее, заказчики продолжают проектировать и устанавливать электромеханическую РЗА, которую ежегодно необходимо проверять, погружать, протирать и настраивать контакты.

Почему это происходит? Быть может, нам удастся приблизиться к пониманию причин этой «слепоты» при рассмотрении комплекса проблем, с которыми постоянно сталкиваются проект-ные институты.

Итак, проблема номер один – это кадровый вопрос, порождающий дефицит качественных заказов и качественных проектов.

Не секрет, что на предприятиях, в городских электросетях и в проектных организациях мало молодых перспективных технических специалистов. Там работают в основном люди пенсионного возраста, которые упорно сопротивляются применению новой техники. Конечно, им сложно изучать и осваивать новую технику, да и желания такого уже нет. Поэтому объяснять им преимущества новой техники очень тяжело, а порой и бесполезно, так как деньги платят они и «музыку заказывают» тоже они. В результате рождаются проекты со старыми схемами и старым электрооборудованием, представляющие собой переписанные типовые проекты 1970‑90-х гг. А на дворе – 21-й век. Хочется спросить, кто анализирует и согласовывает такие проекты?

Вторая проблема – необходимость пересмотра правил выдачи технических условий. Сегодня, наверное, ко 2-й и 3-й категориям потребителей (см. ПУЭ п. 1. 2. 18) можно отнести только отдельно стоящие киоски или дачные домики. Всех остальных потребителей, включая жилые дома, объекты социального и культурного назначения, торговлю и промышленные предприятия, логичнее относить к 1-й категории. Это будет гарантировать, что в случае ЧП школы, офисы, банки, торговые центры, больницы и предприятия не будут дожидаться, пока их подключат вручную к резервному источнику питания. Тем более что выполнение схемы автоматического включения резерва (АВР) несложно и не так уж дорого.

Между тем энергоснабжающие организации по‑прежнему выдают всем потребителям технические условия на подключение с указанием 2-й и 3-й категории, а проектные организации вынуждены эти условия выполнять.

Третья задача, которую необходимо решить, – согласование схем вторичных коммутаций заводов‑изготовителей.

Сегодня все заводы-изготовители самостоятельно разрабатывают типовые схемы управления, сигнализации и схемы автоматики РУ-6 (10) кВ и РУ-0,4 кВ. Кто проверяет и согласовывает заводские схемы? Работоспособность этих схем проверяется в лучшем случае при наладке, при условии, что наладчики добросовестно анализируют схемы. Зачастую и этого не происходит.
Так, ОАО «Электромонтаж-55» выпускает КТП-6 (10)/0,4 кВ с панелями ЩО-70, где схема АВР неработоспособна. Наладочной организации пришлось самостоятельно переделывать схему, так как изготовитель отказался это делать. И этот пример не единственный.

Четвертая задача, которую необходимо определить при выполнении проектов:
– заказчик выдает задание проектной организации на предпроектную проработку для решения принципиальных схем, типов оборудования и предложения по заводам-изготовителям;
– заказчик согласовывает предпроектную работу, проводит тендер с определением заводов‑изготовителей;
– заказчик выдает техническое задание проектной организации на выполнение рабочей документации (РД) с выдачей заданий заводам-изготовителям.

В настоящее время, порой, получается наоборот. Проектная организация выполняет РД по заданию заказчика, затем проводится тендер, и вновь необходимо переделывать РД, т. к. сменились заводы-изготовители. А получается это потому, что заказчик не понимает всю сложность переделки РД. Каждый завод имеет свои типовые разработанные схемы, узлы, габариты, наименования и т. д. И получается, переделка РД практически равносильна полному выпуску РД.

Чтобы показать, в чем заключается пятая проблема, я опишу типичную ситуацию, возникшую при согласовании проектной документации по торгово‑развлекательному центру «РТП НОРД» (г. С-Петербург) с ОАО «Ленэнерго» (начальник отдела – Белым Наталья Николаевна). К сожалению, нам так и не удалось найти общий язык.

Проект, представленный на рассмотрение, предусматривал:

1) РУ-6 кВ с двумя секциями шин 6 кВ, секционной связью, со схемой АВР. Шкафы КСО-6 кВ с вакуумными выключателями и блоками SEPAM-1000 по опросным листам ОАО «Элтехника». Оперативный ток РУ-6 кВ принят постоянный (220 В), со шкафом аккумуляторных батарей (АБ). Отходящих фидеров с каждой секции всего по 3 шт. двухтрансформаторных КТП-6/0,4 кВ (резерв по 1 фидеру). Установлены 2 шт. трансформаторов собственных нужд (ТСН) по 40 кВА для РУ-6 кВ.

2) КТП 2х1600 кВА, 6/0,4 кВ с вводными выключателями Masterpact, согласующими по селективности и дальнему резервированию с выключателями Compact на отходящих линиях. Выполнена схема АВР-0,4 кВ на секционной связи.

Проект не согласован по следующим причинам:

1. Предложено в РУ-6 кВ разбить 2 секции шин на 4 секции с установкой 4 секционных разъединителей с заземляющими ножами, объясняя свое требование удобством при ремонте. Таким образом, с каждой секции отходит всего по 4 фидера. Но зачем разбивать секции? Дополнительные разъединители и заземляющие ножи только увеличивают возможность ошибок для персонала.

2. Потребовала убрать делители напряжения (указатели напряжения) в местах подключения кабелей, т. к. он не знает, что это такое.

3. Потребовала в РУ-6 кВ заменить постоянный оперативный ток РЗА на переменный с электропитанием от КТП 0,4 кВ. Почему вариант переменного оперативного тока для РЗА любой подстанции более надежный, чем постоянный? Тем более что сегодня изготовляются герметичные аккумуляторные батареи, которые не нуждаются в обслуживании по 15 – 20 лет.

4. Потребовала переделать освещение помещения РУ-6 кВ с установкой ламп накаливания только на стенах помещения. При этом освещенность становится равной 20 люкс, а фасады шкафов КСО-6 кВ вообще оказываются неосвещенными. Все объяснения в защиту проекта были отклонены.

5. В КТП-0,4 кВ потребовала убрать выключатели Compact (не знакома с такими выключателями) и установить другие. Потребовала также убрать АВР-0,4 кВ за ненадобностью. Таким образом, при отключении одного трансформатора потребитель должен ждать ручного подключения. Между тем речь шла о проекте не киоска, а крупного торгово‑развлекательного центра.

6. Требовала размещения заказа на определенных заводах-изготовителях, хотя это условие не указывалось в ТУ. Если это решение будет принято, то для другого завода проект понадобится переделывать. А разве заказчик не вправе самостоятельно выбирать завод-изготовитель?

7. Выдвигались и другие необоснованные пожелания. (Именно пожелания, а не замечания!) По‑видимому, границы таких пожеланий необходимо указывать в ТУ.

Если такие ситуации носят массовый характер, то следует ввести обязательное прохождение курсов повышения квалификации и посещение семинаров для сотрудников «Ленэнерго», а возможно, и для выполняющих те же функции предприятий в других городах России. Напомню, что для проектировщиков это требование уже является обязательным.

Или, может быть, несогласование проектов связано с финансовой, а не с технической стороной вопроса? Уважаемые коллеги, решайте финансовые дела как‑то иначе, но техническая сторона электроустановок не должна от этого страдать!
Комментарий специалиста

Игорь Анисимов, кафедра «Электрические станции и автоматизация электроэнергетических систем» Санкт-Петербургского государственного политехнического университета:

На мой взгляд, автор письма в редакцию совершенно точно оценивает ситуацию, хотя в отдельных местах он очень сдержан и деликатен в своих оценках. Он говорит о достоинствах отечественных производителей, которые могут выпускать конкурентоспособную по сравнению с импортной продукцию. Это верно. Но многие из них поступают так на начальном этапе производства, чтобы завоевать рынок. Добившись поставленной цели, производители начинают снижать издержки именно за счет качества, применяя более дешевые комплектующие.

Например, один из российских производителей устройств РЗА в основу своих разработок заложил алгоритмы, разработанные при участии ведущих специалистов в области РЗА (Александрова В. Ф., Беляева А. В. и др.) с учетом накопленного за десятилетия опыта эксплуатации устройств РЗА нескольких поколений. В результате была выпущена серия устройств, отвечающая требованиям российской энергетики. Но на 2005 год процент отказов данных устройств по ОАО «Ленэнерго» самый высокий. К чести компании-производителя нужно сказать, что замена неисправных устройств производится в очень короткий срок. Но все‑таки область применения этих устройств уменьшилась, так как учитываются возможные последствия при наложении отказа устройства на аварию на подстанции или в распределительной сети.

Но есть, конечно, и те отечественные производители РЗА, чье имя ассоциируется с качеством. Здесь следует упомянуть ООО НПП «Экра», ОАО «ЧЭАЗ», которые уже много лет получают хорошие отзывы заказчиков.

Важно отметить, что у потребителей, которые делают выбор в пользу западного оборудования (а таких немало), возникают свои проблемы.

Во‑первых, работающие на российском рынке западные концерны не хотят предоставлять всю необходимую техническую информацию на устройства ни проектным институтам, ни потенциальным заказчикам. Причина простая – они хотят закрепиться на российском рынке не просто как поставщики оборудования, а как генеральные подрядчики проектно-изыскательских и строительно-монтажных работ. Например, весьма уважаемая компания ООО «АББ Автоматизация» (о плюсах ее продукции можно рассказывать долго) отказывается давать описания новых микропроцессорных устройств РЗА и проектным институтам, и релейным службам АО-энерго и Системного оператора. В результате все идет к тому, что применение устройств РЗА последних разработок потребует обязательного участия ООО «АББ Автоматизация» в процессе проектирования, монтажа и наладки, а возможно и эксплуатационного обслуживания. А это в значительной степени увеличит не только сроки и стоимость строительства, но и будет негативно сказываться на научно-техническом потенциале России.

Подобной стратегии придерживаются практически все зарубежные производители оборудования для электроэнергетики.

Во‑вторых, западные производители оборудования, выходящие на наш рынок, далеко не всегда соблюдают российские нормы и требования, что затрудняет процесс согласования проектной документации, усложняет работу эксплуатирующего энергоустановки персонала, а иногда становится причиной отказа или неправильной работы оборудования.

А совместные предприятия?

Во‑первых, количество совместных предприятий не так уж велико. Во‑вторых, создание совместного предприятия часто означает, что западный производитель покупает российский завод и устанавливает на нем свои правила. В результате Россия чаще всего получает на своей территории лишь сборочное производство с небольшим количеством рабочих мест, а все высокотехнологичное производство так и остается за рубежом.

Очень осторожно оценивает автор и проблемы с кадрами в энергетической отрасли. На самом деле эта ситуация еще сложнее, даже если оставить в стороне проблемы коррупции. Многие из кадровых «болезней» энергетической отрасли прямо связаны с «болезнями» высшего образования. Ни для кого не секрет, что во многих вузах не хватает преподавателей, что в них работают в основном «старые кадры», которых просто некем заменить. Основная причина этому – низкая заработная плата, которой сложно привлечь молодежь и, тем более, специалистов.

Проблемы образования связаны не только с зарплатами преподавателей, но и с составом студентов. Кто идет на технические специальности, менее «престижные», чем юриспруденция, экономика, управление персоналом и т. п.? В основном молодые люди, выбор которых не всегда сделан осознанно. В свою очередь вузы не могут резко поднимать планку и производить более строгий отсев неуспевающих студентов. В таком случае может быть поставлен вопрос о целесообразности обучения данной специальности в данном учебном заведении, и вследствие этого энергетика потеряет и те 8‑10% хорошо подготовленных инженеров, ежегодно выпускаемых вузами.

Следующая проблема, названная автором – проблема распределения ответственности между сотрудниками энергетических компаний, в том числе АО-энерго. Возможно, это связано с семейственностью, имеющей место не только в энергетике, но и в любом бизнесе. Смешение полномочий проявляется, например, при подготовке технических условий: сотрудники различного уровня и специализации выдают технические требования и даже готовые технические условия, противоречащие друг другу, при этом на предприятиях нет единого функционирующего органа, принимающего окончательное решение.

Некоторые актуальные проблемы остаются за рамками письма. Например, практика проведения тендеров. Теоретически тендера поощряя конкуренцию, должны стимулировать развитие экономики, однако сама процедура, сроки проведения тендера, а также их взаимосвязь с процессом проектирования требуют корректировки.

Еще одна проблема, оставшаяся за рамками письма в газету, – отсутствие нормативно-технической документации на принципиально новые виды оборудования, такие, как элегазовые выключатели, трансформаторы тока или КРУ.

Что нужно для того, чтобы продвинуться к решению описанных выше проблем? Вообще‑то изложение этих проблем само частично содержит ответ на Ваш вопрос.

Прежде всего – наличие крепкой государственной нормативно-технической базы и отвечающей за ее разработку контролирующей организации. Возможно, эту задачу совместными усилиями должны выполнять ФСК и Системный оператор. Эта идея представляется разумной, тем более что упомянутые организации сохранят свои функции и полномочия и после реформирования электроэнергетики. При этом необходимо строго определить ответственность должностных лиц, разрабатывающих и утверждающих техническую политику.

Нужно осторожно подходить к применению импортного оборудования и делать выбор в его пользу только при значительных плюсах.

Необходимы более ответственный подход к проведению тендеров и выдаче технических условий, а также действующая система контроля принимаемых решений.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 12 (76) декабрь 2006 года:

  • Две новые передвижные дизель-электростанции приобрела карельская распредсетевая компания

    Более 5 млн рублей затратило ОАО «Карелэнерго» на приобретение нового современного оборудования, используемого в качестве резервного источника питания при ликвидации нештатных ситуаций на энергообъектах компании. В преддверии осенне-зимнего периода региональная сетевая компания приобрела две дизельэлектростанции контейнерного типа (ЭДК) мощностью 300 кВт каждая. Новое оборудование способно работать при температуре от -45 до +45 градусо...

  • Антимонопольное бюро ФРГ поддержало ужесточение правил в энергетике

    Федеральное антимонопольное бюро Германии поддержало планы правительства по ужесточению антимонопольного законодательства в сфере энергетики, сказал глава бюро Ульф Бeге. «Я поддерживаю эту инициативу… Мы нуждаемся в большей конкуренции, не столько из‑за цен, сколько для создания возможностей для участников рынка и торговцев», – сказал он в интервью. Отвечая на угрозы энергетических компаний о возможном замораживании инвести...

  • Предварительные итоги
    Предварительные итоги

    В преддверии нашего профессионального праздника, хочешь или нет, но внутренне начинаешь подводить итоги. Разумеется, предварительные. Всякий человек, не понаслышке знающий проблемы энергетики, почувствовал на себе, что в нашей отрасли произошли революционные сдвиги. Еще вчера какой‑нибудь руководитель региона и помыслить не мог, что, затевая то или иное строительство, планируя деловой или торговый центр, он вынужден будет советов...

  • «Последний из могикан»

    Из восьми человек, работавших в бригаде в далеком 1952 году на монтаже оборудования станции, он один остался «в здравом уме и твердой памяти». Все начиналось много лет назад, когда Андрея Гоненко, 23-летнего рабочего с электростанции поселка Широкий, направили на учебу в г. Артем. Он знал, что по возвращении с учебы должен приступить к работе на Райчихинской ТЭЦ в качестве старшего машиниста турбин. Однако тогда, в апреле 1952 года,...

  • Фархат Файрушин: «Мы ушли от понятия «перепродавец энергии»

    Стремительное развитие Татарстанской энергосистемы началось в 1999 году, с приходом новой команды менеджеров во главе с Ильшатом Фардиевым. До этого, полагают специалисты, потенциально крепкая система из‑за неплатежей была доведена до такого состояния, что развитие экономики, промышленности и строительство социально значимых объектов представлялось практически невозможным. А ведь в это время начала реализовываться президентская пр...