16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/76/5226.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 12 (76) декабрь 2006 года

Энергомашиностроение страны принимает вызов

Первая полоса Подготовила Ольга МАРИНИЧЕВА

Можно быть патриотом своего предприятия и вместе с тем защищать интересы своих коллег (проще говоря – потенциальных конкурентов), своей отрасли. Это не парадокс и не оговорка, а ключевое правило выживания в условиях более или менее открытого для зарубежных участников рынка. Именно такой позиции придерживаются участники научно-практической конференции «Энергетическое машиностроение России – новые решения» (16 ноября, Екатеринбург), организованной ЗАО «Уральский турбинный завод» (УТЗ), ОАО «Энергоремонтная корпорация «Теплоэнергосервис-ЭК» и кафедрой «Турбины и двигатели» Уральского государственного технического университета (УГТУ-УПИ). Более того, они предлагают комплекс мер, предусматривающий поддержку всей энергомашиностроительной отрасли России, а также связанной с ней науки и высшей школы. Тем более что реализация отдельных мер, предложенных в обращении в адрес Правительства РФ, Государственной Думы и Минэнерго, уже началась снизу, на уровне самих предприятий.

Обращение участников международной экспертно-практической конференции «Энергетическое машиностроение России – новые решения» к Правительству РФ, Председателю Правительства РФ М. Е. Фрадкову, Председателю Государственной Думы Федерального Собрания РФ Б. В. Грызлову, министру промышленности и энергетики В. Б. Христенко

Мы, участники конференции, понимая, что только от реального динамичного развития энергетики зависит решение масштабных задач, стоящих перед страной и национальной экономикой, ощущая актуальную потребность в разработке и принятии на государственном уровне внятной государственной промышленной политики, ориентированной на развитие отечественного энергетического и машиностроительного комплексов, осознавая необходимость реформирования и скорейшей модернизации энергетики в целом и энергомашиностроения в частности, а также исходя из обсуждений и дискуссий, не только прошедших на конференции, но и ведущихся сегодня среди представителей топ-менеджмента российских компаний энергетической отрасли, предлагаем разработать и в кратчайшие сроки принять Концепцию (стратегию) государственной промышленной политики на ближайшие годы, в которой, на наш взгляд, необходимо в том числе:

1) четко определить, каким компаниям – отечественным или зарубежным – государство отдает приоритет в модернизации энергетики и энергомашиностроения;

2) предусмотреть разработку и законодательное закрепление мер государственной гарантийной поддержки экспорта продукции российского машиностроения, переориентации отечественных финансовых институтов и налоговой системы на поддержку отечественных промышленных предприятий (как комплексной финансовой гарантийной поддержки, усиливающей конкурентные позиции российских поставщиков, направленной на продвижение отечественных изделий с высокой добавленной стоимостью на перспективные мировые рынки), а также мер по активизации привлечения частных инвестиций в отечественную промышленность;

3) в целях содействия объединению машиностроительных предприятий в крупные компании, способные достойно конкурировать на мировом рынке, предоставляя внутренним и внешним потребителям продукцию мирового класса, выработать меры, поощряющие такое объединение – к примеру, предоставление государственными банками машиностроительным компаниям с годовым оборотом не менее 5 млрд. рублей льготных кредитов на техническое перевооружение и развитие экспорта;

4) в целях использования уникальных возможностей динамичного развития, которые предоставляют отечественному энергомашиностроению рост внутреннего и открытие внешних, прежде всего азиатских рынков, предусмотреть разработку и внедрение механизма, позволяющего осуществлять комплексные поставки на эти рынки энергоносителей вместе с отечественным оборудованием;

5) предусмотреть принятие решений, позволяющих активизировать поддержку реализации экспортных программ отечественных машиностроительных предприятий силами Министерства иностранных дел и торговых представительств РФ;

6) предусмотреть выработку государственных мер поддержки НИОКР в сфере энергетики и машиностроения, выводящих отрасль на уровень мировых достижений;

7) поддержать идею организации на базе ряда соответствующих вузов, в том числе Уральского государственного технического университета (УГТУ-УПИ), учебно-научно-методических центров подготовки, переподготовки и повышения квалификации высококвалифицированных специалистов для энергомашиностроения.

г. Екатеринбург,
16 ноября 2006 г.



Запутанный узел пытаются развязать в Екатеринбурге

Это письмо - лишь краткое изложение проблем, с которыми сталкивается и энергетика, и энергетическое машиностроение нашей страны. К перечисленным в документе «больным местам» можно было бы добавить и кадровый вопрос, более чем важный не только для энергомашиностроительных заводов, но и для «профильных» вузов, необходимость не просто обновления, но и модернизации производственных мощностей и многое другое. И главное, что у большинства предприятий нет возможности решить эти связанные между собой проблемы в одиночку. А время не ждет. Как напомнил участникам конференции технический директор ОАО «РАО «ЕЭС России» Борис Вайнзихер, общий размер вводов генерирующих мощностей одного только РАО ЕЭС в 2006-2010 годах должен составить 26,1 млн кВт. В ближайшем будущем энергомашиностроительным заводам предстоит столкнуться с ростом заказов со стороны энергетиков и не проиграть зарубежным конкурентам, прежде всего – предприятиям Западной Европы, США, Японии, Китая.

Не дожидаясь решений сверху, отдельные энергомашиностроительные предприятия России сами пытаются разрубить гордиев узел. Именно такая «революция снизу» местного масштаба стала одним из центральных событий конференции в Екатеринбурге, городе, который может стать узловым центром энергетического машиностроения. Во всяком случае, Уральский турбинный завод, «Теплоэнергосервис» и ОАО НПО «Элсиб» (Новосибирск) стараются, чтобы это произошло.

Первым шагом к возможной консолидации стало принятое в сентябре 2006 года соглашение между Уральским турбинным заводом и НПО «Элсиб», специализирующимся на проектировании и производстве турбогенераторов. УТЗ и «Элсиб» решили вести совместную работу в области маркетинга, осуществлять комплексную поставку оборудования «под ключ», модернизацию, сервисное обслуживание и ремонт установленного партнерами оборудования. Это решение стало закономерным итогом трехлетнего сотрудничества Уральского турбинного завода и «Элсиба» над особенно важными для обеих компаний проектами, включая изготовление турбин для ТЭЦ Сибирского химического и Ачинского глиноземного комбинатов, турбины для ТЭЦ города Железногорска, а также производство первой в истории УТЗ турбины для парогазовой установки Минской ТЭЦ.

Следующий шаг к консолидации – сотрудничество Уральского турбинного завода, НПО «Элсиб» и ОАО «Энергоремонт-ная корпорация «Теплосервис-ЭК» (Екатеринбург), объявление о котором было сделано в ходе конференции. Созданное в ходе реорганизации Уральского турбинного завода дочернее предприятие ЗАО «Сервисная служба УТЗ» уже начало координацию работы сервисных подразделений ОАО «Теплосервис» и ЗАО «УТЗ». На данном этапе задачей сервисной службы УТЗ является распределение заказов по поставке запасных частей, оказанию сервисных услуг между участниками соглашения. В результате объединенные общей задачей компании смогут не только выполнять заказы в более быстром темпе, но и предлагать заказчикам комплексные услуги.

Союз будет расширяться

Возможно, следующим этапом сотрудничества станет объединение торговой политики трех предприятий, соответствующее интересам и исполнителей, и заказчиков. Рассматривается также дальнейшая перспектива объединения активов для организации более эффективных поставок энергооборудования и возможности выполнять большее, чем в настоящее время, число заказов. В таком случае объединение трех компаний может стать ядром второго в России энергомашиностроительного холдинга после «Силовых машин». Возможно, что к сотрудничеству присоединятся и другие предприятия, в том числе заводы Урала. «Теплоэнергосервис» уже заявляет о своем намерении развивать сотрудничество с предприятиями «Уралмаша», «который намерен разворачиваться в сторону энергетического машиностроения». Более того, в июле 2006 года «Теплоэнергосервис» создал собственное машиностроительное предприятие – Уральский завод энергетического машиностроения. «Мы уже выпустили первые турбины, – сообщил участникам конференции генеральный директор ОАО «Теплоэнергосервис-ЭК» Владимир Ермолаев. – Предполагаемый объем выпуска – 21 млн кВт ежегодно, до 10 цилиндров высокого давления в год (эти цилиндры будут использоваться при реконструкции паровых турбин) и порядка 20-30 паровых турбин разной мощности». По мнению Владимира Ермолаева и многих других участников конференции в Екатеринбурге, развивать сервисное направление стоит не только для того, чтобы предлагать заказчику полный набор услуг, но и для того, чтобы привлечь новых заказчиков возможностью экономии расходов. «Стоимость производства новых ПГУ составляет от $800-1200 за киловатт установленной мощности, в то время как реконструкция действующей паровой турбины и установка газовой турбины с котлом-утилизатором снижает затраты примерно до $600, – напоминает генеральный директор «Теплоэнергосервиса». – Кроме того, выбор реконструкции вместо строительства «с нуля» позволяет снизить затраты и на производство, и на проектирование. Именно поэтому мы намерены заниматься не только строительством крупных ПГУ, но и модернизацией паровых турбин, направленной на повышение мощности. Возьмем, к примеру, станцию с 10 турбинами и установленной мощностью 1200 МВт. После реконструкции ее мощность увеличивается на 100-120 МВт, при этом половина дополнительной мощности обеспечивается за счет повышения КПД».

Еще одна возможность для создания центра энергетического машиностроения на Урале – наличие сильной научной школы, в том числе Уральского государственного технического университета и его кафедры «Турбины и двигатели», одной из десяти российских кафедр турбостроения, много лет являющейся кузницей кадров для Уральского турбинного завода и не только для него. Но о том, насколько полезным может стать такое сотрудничество для науки и для «практики», лучше всего расскажет не посторонний человек, а представитель екатеринбургской школы турбостроения. Свое мнение по этому поводу высказал заведующий кафедрой «Турбины и двигатели» Уральского государственного университета Юрий Бродов.

Наука и бизнес не могут жить отдельно

– Насколько готово российское энергомашиностроение встретить предстоящий вызов со стороны энергетиков? – размышляет Юрий Бродин. – К сожалению, технологическая база большинства российских заводов устарела как морально, так и физически. Наиболее заметное отставание сложилось в разработке паровых цилиндров, цилиндров низкого давления. Отстаем мы и по части КПД энергоблоков, и тех, что работают на угле, и тех, что работают на газе. Так, КПД лучшего угольного блока России (Рехтинская ГРЭС) равен примерно 37%, в то время как для Европы средний показатель равен 45%. Если КПД ПГУ Северо-Запада и Ленинградской области близок к 50%, то КПД ПГУ Европы доходит до 58%. России необходим не только количественный, но и качественный скачок в энергомашиностроении. Необходима активная разработка угольных ПГУ на суперсверхкритических параметрах, разработка современных систем мониторинга и диагностики энергооборудования.

Но кто будет выполнять эти задачи, если и в энергомашиностроении, и в энергетике наблюдается явный дефицит кадров? Мы отстаем от мирового уровня не только в проектировании и производстве, но и в подготовке, переподготовке, повышении квалификации специалистов. Точнее, первое обстоятельство в значительной степени определяет второе. Основная причина – неэффективное взаимодействие с промышленными предприятиями. Резко сократился за последние 15 лет объем НИОКР, проводимых вместе с промышленными предприятиями, в то время как в мировой практике объем таких НИОКР составляет до 85% от общего числа.

В сложившейся непростой ситуации наш университет имеет свои преимущества. Во-первых, в отличие от многих других кафедр турбостроения, большинство наших сотрудников имеет большой производственный стаж работы на предприятиях ТЭК и машиностроения, включая УТЗ. Таким образом, мы имеем возможность сочетать опыт производственников и молодых преподавателей, носителей экономических знаний. Второе преимущество – учебно-лабораторная база кафедры, которая включает полномасштабные тренажерные цеха с газовыми турбинами, лабораторию динамики и прочности и позволяет воспроизводить условия, близкие к реальным условиям энергооборудования. Третье преимущество: по просьбе УТЗ и ряда энергомашиностроительных компаний, с которыми мы сотрудничаем, в университете введен ряд дисциплин, не предусмотренных стандартом Министерства образования.

Мы занимаемся не только подготовкой, переподготовкой и повышением квалификации энергетиков и газовиков, но и ведем совместные с энергопредприятиями НИОКР, в том числе НИОКР по разработке и исследованию методов совершенствования турбинного оборудования. Многие из этих разработок внедрены и на базе Уральского турбинного завода, и на базе ТГК-9. На мой взгляд, благодаря сочетанию науки и практики у Екатеринбурга есть шанс стать производственно-учебно-научно-методическим центром как минимум регионального значения. Самое главное – обеспечить взаимную заинтересованность всех участников партнерства, материальную и не только. Бизнес не может развиваться без притока новых специалистов и новых идей, но и наука и высшая школа не могут существовать как вещь в себе, без связи с реалиями производства и живой жизнью. Я надеюсь, что нам удастся найти и соблюсти баланс интересов.



Говорят профессионалы

Итак, российские энергомашиностроительные предприятия не только говорят о своих проблемах, но и делают первые шаги к самостоятельному решению этих проблем, хотя рассчитывают, что их предложения будут услышаны «наверху». Насколько существенны конкурентные преимущества, резервы роста российских заводов? Хватит ли им времени на то, чтобы осуществить намеченные планы? И в каких предложениях со стороны энергомашиностроительных предприятий нуждаются потребители их продукции? И из каких соображений исходят они при выборе оборудования и деловых партнеров?

Газета «Энергетика и промышленность России» предлагает читателям принять участие в обсуждении этих вопросов. А пока мы предлагаем вашему вниманию суждения и выводы руководителей машиностроительных и энергетических компаний, поделившихся с нами своими наблюдениями в ходе конференции «Энергетическое машиностроение России».

«У нас есть резервы роста»

Виталий Недельский, генеральный директор ЗАО «Уральский турбинный завод»:

– Главная задача, которая стоит сегодня перед российским энергомашиностроением, – подтвердить и повысить его конкурентоспособность, найти свое место в мировом разделении труда. Задача эта нелегкая, потому что за сложные для российского машиностроения годы западные энергомашиностроители шагнули далеко вперед. Пока что конкуренция с зарубежными компаниями не слишком жесткая. И это неудивительно, потому что на российском рынке обращаются сравнительно небольшие капиталы. Но в ближайшее время здесь пойдут масштабные заказы, зарубежные компании ринутся на российский рынок, и нам придется намного труднее. Разумеется, я имею в виду инвестиционную программу РАО «ЕЭС России», которая будет реализовываться в достаточно сжатые сроки. По‑видимому, объем заказов будет настолько масштабный, что его хватит на всех российских машиностроителей, и более того, при нынешних объемах производства мы рискуем с ним не справиться.

– Есть ли у наших энергомашиностроительных предприятий преимущества, позволяющие подготовиться к росту заказов и неизбежному приходу западных конкурентов? Ведь времени у них осталось немного!

– К счастью, у российского энергомашиностроения в целом и Уральского турбинного завода в частности действительно есть резервы роста. Один из них – производственная база, второй – мощная инженерная школа, интеллектуальный потенциал. В турбостроении мы и сегодня находимся на мировом уровне. Правда, мы умеем разрабатывать и производить далеко не все, например, мы не можем сделать газовую турбину большой мощности. Но времени на собственные разработки у нас нет. Именно поэтому Уральский турбинный завод ведет переговоры с зарубежными производителями газовых турбин. Надеюсь, что через полгода мы определимся и с партнерами, и с формой сотрудничества. Сейчас мы ведем переговоры с многими производителями газовых турбин по совместному выпуску газовых турбин, совместной поставке ПГУ на российский рынок. Рассматривается вариант, при котором наш партнер будет делать газовые турбины, а Уральский турбинный завод займется производством газовых турбин и продажей ПГУ с последующим выкупом патента на строительство.

– Итак, первая задача российского энергетического машиностроения – сотрудничество с западными компаниями, при котором мы будем не только получающей, но и дающей стороной. А вторая?

– Следующая задача – консолидация усилий с российскими компаниями. Я уже говорил об ожидаемом росте заказов, опережающем сегодняшние возможности российского энергомашиностроения. По большому счету нам предстоит конкурировать не столько друг с другом, сколько с зарубежными компаниями. Нужно сделать все возможное, чтобы удержать за собой российский рынок. А заказчики будут заинтересованы не только в объемах, но и в предоставлении комплексных услуг. К примеру, заказчик собирается построить электростанцию. Скорее всего, он заинтересован в предоставлении именно комплексных услуг, от проектирования до сдачи «под ключ». Значит, нам нужно объединяться, и первые шаги к этому объединению уже предприняты на уровне отдельных компаний и их партнеров.

– Под комплексными услугами имеются в виду строительство новых объектов, реконструкция действующих…

– И еще одна составляющая – сервис. Уральский турбинный завод непременно будет развивать сервис, тем более что РАО «ЕЭС России» продает свои сервисные подразделения. Это совершенно новая для российских энергетиков задача, но одновременно это и направление услуг, которое востребовано уже сейчас. Сегодня Уральский турбинный завод начинает предлагать не только новые турбины, но и услуги по модернизации действующих турбин с повышением КПД. Одной из задач 2006 года стала модернизация лопаточного производства, необходимая не только для расширения производства, но и для развития обслуживания. Мы рассчитываем на хорошую долю российского рынка, помня, что уральскими турбинами оснащены 35% электростанций бывшего СССР.

Третья задача и российского энергомашиностроения, и УТЗ – повышение производительности труда. Один из резервов повышения производительности труда на нашем предприятии – сокращение срока инжиниринговых работ. Сегодня на инжиниринговые работы уходит половина срока поставки турбины.

Сейчас мы начинаем внедрение системы автоматизированного проектирования (САПР) с конструкторского цеха. Внедрение САПР только на этом участке должно сократить срок производства турбин примерно на треть. Мы надеемся к середине 2007 года повысить производительность труда конструкторов в 4 раза, в течение полутора лет – в 20 раз.

Еще одна возможность для повышения производительности труда на УТЗ – развитие системы мотивации на всех уровнях производства. Мы будем нацеливать и рядовых работников, и руководителей всех уровней на жесткое выполнение обязательств в сочетании с поощрением за качественную работу и поддержкой рационализаторских предложений.

– Вы говорите о задачах, поставленных перед Уральским турбинным заводом сравнительно недавно. Как обстоят дела с решением проблем, возникших не год и не два назад?

– Разумеется, у нашего предприятия немало проблем, которые накапливались годами. Во‑первых, это многолетнее недоинвестирование. Возрождение предприятия началось сравнительно недавно, после прихода нового собственника – группы компаний «Ренова» и новой управленческой команды. Вспомним, что долгие годы завод держался на плаву благодаря заказам из Китая. И только сейчас у нас появилась возможность вкладывать силы и средства и в реорганизацию предприятия, и в создание системы стимулирования для коллектива, и в обновление основных фондов.

Но просто обеспечить инвестиции – это полдела. Главная задача – применить их с наибольшей эффективностью и обязательным возвратом.

Поэтому главный инвестор Уральского турбинного завода и его стопроцентный собственник группа компаний «Ренова» инвестирует в первую очередь в узкие места производства и жизнеобеспечение предприятия. В 2006 году объем инвестиций составил около $8 млн. Это не так уж много, особенно если сравнивать с инвестициями, которые привлекают западные машиностроительные компании. Но за счет расшивки узких мест, внедрения САПР мы рассчитываем удвоить объем производства без особо серьезных вложений в новое оборудование.

Вторая важнейшая проблема – старение кадров, 30‑40-летний возрастной разрыв. В первую очередь она касается конструкторского отдела. Как и на многих предприятиях, возраст большинства конструкторов составляет 60‑70 лет. К счастью, благодаря тому, что совместными усилиями УТЗ и УГТУ кафедра «Турбины и двигатели» сохранила свой потенциал, к нам приходят молодые специалисты. Но дефицит конструкторов 35‑50 лет, специалистов, находящихся в самом благоприятном для профессионала возрасте, все равно налицо, и его уже не закрыть. Но мы можем вкладывать инвестиции в выгодную обеим сторонам поддержку университета, в развитие НИОКР, потому что наличие рядом мощного университетского центра – колоссальное преимущество.

«Делать ставку на зарубежных производителей – не выход»

Валерий Гаев, главный специалист по паровым турбинам ОАО «Силовые машины»:

Многие участники конференции, и технический директор ОАО «РАО ЕЭС» Борис Вайнзихер (он же – генеральный директор «Силовых машин»), и представители Уральского турбинного завода говорили о том, что соображения конкуренции в российском энергомашиностроении отходят на второй план, потому что в ближайшие год-два поле деятельности станет слишком велико. Реализация инвестиционных планов РАО «ЕЭС России», «Росэнергоатома» и других энергокомпаний приведет к значительному увеличению нагрузки на энергомашиностроительную отрасль, так как предусматривается иметь более высокие объемы производства, чем могло дать наше энергомашиностроение в лучшие для него годы Совет-ского Союза.

Российским энергетикам лучше всего рассчитывать на возможности российского же машиностроения, тем более что во многих областях мы работаем на мировом уровне. Пример – разработка и производство паровых и гидравлических турбин. Разговоры о глубоком отставании российского энергомашиностроения от Запада просто несерьезны, ведь значительная часть продукции отечественных энергомашиностроительных заводов как раз идет на экспорт. К примеру, «Силовые машины» экспортируют около 80% своей продукции (паровые и гидравлические турбины) в различные страны мира. При этом получать такие заказы удается в жесткой конкурентной борьбе с ведущими турбостроительными фирмами мира.

В последнее время российские энергетики практически не размещали заказов на новое энергетическое оборудование. Теперь, с началом реализации этих планов, по‑видимому, нашим предприятиям предстоит работать сразу на два фронта.

Заказывать энергетическое оборудование за рубежом – не панацея. И это связано не столько с поддержкой отечественного производителя, сколько с тем, что, как показывает практика, в процессе эксплуатации импортного оборудования возникает целый ряд проблем, которые хорошо известны российским энергетикам. Тем более, повторяю еще раз, отечественные энергомашиностроители, опираясь на свой богатый опыт в области создания энергетического оборудования, способны сегодня создавать и поставлять на электростанции паровые и гидравлические турбины, соответствующие мировому уровню.

Один из способов справиться с ожидаемым потоком заказов – кооперация. Я имею в виду не только объединение на организационном уровне или на уровне активов, но и обычную производственную кооперацию и перераспределение заказов. Если вы получаете заказ, а ваши мощности загружены, вы можете переадресовать этот заказ вашему партнеру при условии, что в аналогичной ситуации он поступит так же. «Силовые машины» тоже работают по этой схеме как с отечественными, так и с зарубежными фирмами. Среди наших партнеров есть предприятия, участвовавшие и в екатеринбургской конференции, например компания «Пумори-Энергия», изготавливающая рабочие лопатки для паровых турбин в кооперации с заводом турбинных лопаток, являющимся филиалом ОАО «Силовые машины».

«Наши инвестиционные планы уже определились»

Андрей Макаров, генеральный директор ОАО «ТГК-9»:

– Андрей Юрьевич, ваша компания уже сообщила о весьма амбициозных инвестиционных планах по строительству генерирующих мощностей. Насколько заинтересовано ОАО «ТГК-9» в развитии отечественного энергомашиностроения и связанных с ним видов бизнеса? Какие компании-производители присутствуют в ваших инвестиционных планах – отечественные или зарубежные?

– Ответ на этот вопрос будет достаточно абстрактным, потому что большинство наших инвестиционных планов, в первую очередь – «амбициозных», находится на стадии проектирования (исключение – реконструкция Пермской ТЭЦ-6). Заинтересованы ли мы в развитии отечественного энергомашиностроения, увеличении числа предложений? Да, конечно. Какие заводы будут нашими партнерами? Ответ на этот вопрос вы сможете услышать не раньше мая следующего года.

Пока что я могу познакомить вас только с приблизительными планами. Например, в настоящий момент мы разрабатываем инвестиционное предложение по Богословской станции. Скорее всего, там будет установлена газовая турбина. В таком случае это будет импортная турбина, потому что в России свое газовое турбиностроение только начинает создаваться. А вот на Чайковской ТЭЦ-18 (Пермский край) мы поставим турбину отечественного производства, и уже сегодня известно, что это будет турбина Уральского турбинного завода.

– Итак, отдельные составляющие инвестиционной программы ОАО «ТГК-9» будут уточняться и дорабатываться. А какие детали известны уже сейчас со сто-процентной точностью?

– Во‑первых, это общий объем инвестиционной программы, утвержденный Советом директоров: около 106 млрд. рублей, которые будут реализованы до 2015 года. Во‑вторых, графики реализации отдельных инвестиционных проектов, как тех, что уже осуществляются, так и тех, которые только запланированы, а также планируемая мощность отдельных объектов. В частности, это касается одного из крупнейших инвестиционных проектов – строительства Ново‑Богословской ТЭЦ, которая будет обеспечивать энергонезависимость Серово‑Богословского узла. Это самый проблемный узел в Свердловской области, а возможно, и на всей территории деятельности нашей компании.

Планируемая электрическая мощность новой станции составит до 1000 МВт, тепловая – 1050 МВт. А вот сроки реализации этого проекта пришлось отодвинуть, потому что мы не определились с основным потенциальным потребителем тепловой энергии – Богословским алюминиевым заводом. Как только у нас будет подписанный контракт, мы перейдем к следующему этапу строительства ТЭЦ.

Еще один крупный объект, который будет построен в Свердловской области, – расширение Нижнетуринской ГРЭС, мы планируем установить два угольных блока по 300 МВт. Это очень тяжелый проект, потому что строительство угольной станции обходится в два раза дороже, чем газовой. Поэтому мы пытаемся привлечь соинвесторов, как поставщиков угля, так и будущих потребителей энергии. Говорить о конкретных результатах этого процесса еще рано. Пока экономические показатели этого проекта не очень привлекательны. Но компании, которые вложатся в этот проект, в конечном счете должны будут получить свои деньги.

В ходе Совета директоров утверждены также основные условия строительства Ново‑Березниковской ТЭЦ, которое должно начаться в первом квартале 2008 года. Электрическая мощность станции должна составить 418 МВт, тепловая – 500 МВт/ч. По Ново‑Березниковской ТЭЦ Совет директоров одобрил проведение тендера по применяющейся за рубежом схеме субконтрактора (генерального подрядчика). Мы уже готовимся рассылать предложения по участию в конкурсе.

Скорее всего, в этом проводящемся по новой для России схеме тендере будут участвовать опять‑таки зарубежные компании. Почему именно зарубежные? Потому что сегодня я не знаю в России ни одной компании, у которой был бы опыт работы по этой схеме, от проектирования до сдачи «под ключ».

Другие проекты, которые планируется реализовать в Пермском крае, менее масштабные. Так, на ТЭЦ-6 планируется поставить 2 турбины мощностью по 40‑60 МВт и 2 турбины мощностью по 12 МВт.

– А какими будут источники инвестиций? Собственные средства, кредиты, средства, полученные в ходе IPO?

– Это будет и прибыль компании, и заемные средства, и другие варианты. Я уже говорил о планируемом привлечении соинвесторов в угольную генерацию. Говорить об ожиданиях, связанных с IPO, несколько преждевременно. Во‑первых, пока мы находимся в процессе переговоров с юридическими консультантами. Во‑вторых, комментарии на эту тему могут быть восприняты как прежде-временная и, соответственно, запрещенная законом реклама. Единственное, что я могу вам сообщить, – это вероятные сроки проведения IPO: третий – четвертый квартал 2007 года.

– Успеете ли вы выполнить инвестиционную программу в срок, чтобы справиться с энергодефицитом на обслуживаемой вашей компанией территории? В каком состоянии находится действующая генерация, насколько необходима ее реконструкция или замена? Ведь Ново‑Богословская станция, к примеру, заменит действующую Богословскую станцию.

– Сначала я отвечу на ваш второй вопрос, о состоянии генерации и оборудования вообще. По большому счету, оно такое же, как и в целом по стране. Та же Богословская ТЭЦ была построена более 50 лет назад, и ее реконструкция обошлась бы дороже, чем строительство новой. Но полвека – это не рекорд. К примеру, в Республике Коми работают котлы, полученные в результате послевоенных репараций (Ухтинская котельная). Есть и оборудование, полученное по ленд-лизу, и даже дореволюционное, хотя последнее находится в законсервированном состоянии. Так что обновление действующей генерации необходимо.

Теперь о том, успеем ли мы ответить на энергодефицит. К счастью, дефицит электрической и тепловой энергии в зонах нашего действия не столько имеется, сколько ожидается. Пока потребление и спрос сбалансированы, но на отдельных территориях дефицит уже налицо. Я имею в виду прежде всего Серово‑Богословский узел. Дефицит энергии явно сдерживает развитие промышленности. Я не называю его «дефицитом генерации», потому что промышленникам неважно, кто обеспечит генерацию, ТГК-9, ОГК, или это будет переток из энергоизбыточного региона.

Уже сегодня понятно, что мы будем строить теплогенерацию, потому что наш основной товар – именно тепло. Оно необходимо не только предприятиям, но и населению. Тем более что переход к децентрализованному отоплению, крышным и дворовым котельным в Екатеринбурге, Перми, других крупных городах нежелателен и с экономической, и с экологической точки зрения.

Параллельно с ведением основной деятельности мы выходим на оптовый рынок электроэнергии и мощности. Это непростая задача, потому что стоимость произведенной ТГК-9 электроэнергии выше, чем в атомной или гидроэнергетике. Но эта проблема уже корректируется благодаря вводу новых мощностей.

«Вопросы реконструкции энергетического производства требуют взвешенных решений»

Олег Персов, главный инженер Рязанского филиала ООО «Ново-Рязанская ТЭЦ»:

– Мы общаемся в ходе конференции, посвященной перспективам энергетического машиностроения России. Предположим, перед вашим предприятием встает задача обновления технического парка. Какое оборудование вы предпочтете – импортное или отечественное?

– Если вы имеете в виду паротурбинное и парогенерирующее оборудование, то ответ простой: безусловно, отечественное. Наши предприятия, в том числе Уральский турбинный завод, умеют делать надежные, эффективные и экономичные паровые турбины и котлы. С газовыми турбинами сложнее. На сегодняшний день выбор отечественных газовых турбин небольшой.

– А что же Ленинградский Металлический завод, который начал выпускать газовые турбины по лицензии «Сименса»?

– ЛМЗ сегодня предлагает газовую турбину мощностью 160 МВт. Другими отечественными заводами предлагаются газотурбинные установки мощностью 2,5‑25 МВт. Ряд ГТУ отечественного производства находится в стадии проектов, испытаний или опытно-промышленной эксплуатации. В диапазоне мощностей 25‑160 МВт и более 160 МВт у российских энергетиков пока нет других вариантов, кроме приобретения импортных газовых турбин.

– «Российские энергетики» – это и Ново‑Рязанская ТЭЦ?

– А здесь нужно попытаться взглянуть на этот вопрос под другим углом зрения. С одной стороны, наше предприятие действительно нуждается в реконструкции, потому что оборудование, работающее на нем, достаточно старое, произведенное во второй половине пятидесятых – начале семидесятых годов. И, начиная с середины 1990‑х, станция проводит реконструкцию производства. В частности, выполнена замена 4 паровых турбин, введены в работу новый энергетический котлоагрегат, новая бойлерная установка. На мой взгляд, это неплохой результат. С другой стороны, прежде чем ставить новое оборудование с определенными характеристиками, мы должны ясно представлять, окупится ли оно, и если «да», то в какой срок, и будет ли востребована наша продукция на рынке. Если перспективы достаточно нечеткие, то стоит десять раз подумать, прежде чем принимать решение. Именно поэтому мы проводим тщательный анализ перспектив развития станции с привлечением одной из зарубежных консалтинговых компаний. В этих планах в том числе прорабатываются варианты строительства и эксплуатации современных парогазовых установок. Мы планировали также закупить в 2007 году еще одну новую теплофикационную турбину. Но, просчитав все параметры реализации инвестиционного проекта, отложили заказ на изготовление турбины. Вопрос экономической эффективности и окупаемости этого проекта при нынешнем уровне тарифов остается сегодня достаточно сложным.

– А каким может быть ответ на этот вопрос? Какие инвестиционные механизмы наиболее реальны и привлекательны для вашего предприятия?

– Привлекая инвестора, мы должны знать, каким образом сможем вернуть ему инвестиции. Наиболее простой ответ на этот вопрос – «благодаря прибыли», потому что другие варианты возврата инвестиций пока не разработаны должным образом. Но это простое решение упирается в ограничения, наложенные на рост тарифов в электроэнергетике. У нас просто нет возможности включить в состав тарифов инвестиционную составляющую. Поэтому мы рассматриваем другие варианты привлечения инвестиций. Один из них – лизинговая схема.

– Это правило – «сначала просчитай возможные выгоды и убытки, а потом решай» действует и в других сферах деятельности вашего предприятия»?

– Безусловно. К примеру, начиная с 1 января 2007 года, наше предприятие становится участником розничного рынка электроэнергии. Только поработав на розничном рынке, мы сможем решить, стоит ли выходить на оптовый рынок электроэнергии и мощности. Хотя теоретически мы можем работать на нем уже сейчас и продавать электроэнергию напрямую, минуя посредника – гарантирующего поставщика.
Кто есть кто

ЗАО «Уральский турбинный завод» – одно из ведущих машиностроительных предприятий России, занимающее лидирующие позиции по проектированию и производству энергетического оборудования. Создан в 2003 году в результате реорганизации предприятия «Турбомоторный завод». Специализируется на выпуске паровых теплофикационных и газовых турбин, газоперекачивающих агрегатов для транспортировки природного газа. За историю своего развития завод произвел около 800 паровых и 300 газовых турбин. Приоритетные направления стратегии перспективного развития УТЗ – рынок региональной и промышленной энергетики в России и странах СНГ, а также рынок сервисных услуг для предприятий электроэнергетики. Входит в состав группы компаний «Ренова». Предприятие поставило перед собой цель к 2010 году стать одним из основных поставщиков турбинного оборудования для тепловых электростанций России.

ОАО «НПО Элсиб» – одно из ведущих российских предприятий тяжелого энергомашиностроения. Занимается проектированием и производством турбогенераторов, гидрогенераторов, асинхронных двигателей, преобразователей частоты.

ОАО «Энергоремонтная корпорация «Теплоэнергосервис-ЭК» предоставляет услуги по монтажу, ремонту и техническому обслуживанию паровых турбин, занимается производством паровых турбин.

Ново‑Рязанская ТЭЦ была построена и введена в эксплуатацию в 1959 году. В настоящий момент ТЭЦ функционирует в качестве независимой генерирующей компании. Производит около 30% потребляемой Рязанской областью электроэнергии и около 60 % потребляемой в г. Рязани тепловой энергии. Наиболее крупный промышленный потребитель энергоресурсов – Рязанская нефтеперерабатывающая компания, которая входит в состав ТНК – ВР. Основной потребитель тепловой энергии – жилищно-коммунальная сфера города Рязани.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 12 (76) декабрь 2006 года:

  • России нужен ГОЭЛРО для малой энергетики

    Россия нуждается в федеральной целевой программе развития малой энергетики, в законах, стимулирующих привлечение в малую и атомную энергетику частных инвесторов. Такова суть рекомендаций в адрес Правительства РФ, предложенных участниками научно-практической конференции «Малая энергетика-2006» (22 – 23 ноября, Москва). Только таким образом, считают они, Россия сможет справиться с проблемой энергобеспечения удаленных территорий, которые с...

  • «Энергосбыт Ростовэнерго»: приоритеты и цели

    Три месяца назад, в сентябре 2006 года, ОАО «Энергосбыт Ростов-энерго» получило статус гарантирующего поставщика электроэнергии в Ростовской области. Это и знак доверия со стороны государства, и дополнительная ответственность перед потребителями, подразумевающая надежность поставок, строгую обязательность в заключении и выполнении договоров. Руководство общества уверено, что в условиях конкурентной борьбы ему удастся не только сохранит...

  • Сервис класса «люкс» для российской энергетики
    Сервис класса «люкс» для российской энергетики

    Вопрос о критическом состоянии с энергоснабжением в РФ и возможном дефиците мощностей в ряде регионов обсуждался уже многократно и на разных уровнях. Нарастающий физический и моральный износ основного оборудования действующих электростанций вступает в очевидное противоречие с увеличивающимся объемом потребления электроэнергии. Эта проблема может решаться по двум основным вариантам: введение новых генерирующих мощностей либо проведение м...

  • Хамис Махьянов: «Наш риск оправдался на 100%»

    В ходе реформирования непрофильные виды деятельности ОАО «Татэнерго» выведены в самостоятельные предприятия. Созданные акционерные общества осуществляют транспорт-ные перевозки, производство строительных материалов, научно-техническое, инженерное и проектно-конструкторское обеспечение, обучение персонала, ремонтное обслуживание и наладку энергооборудования. Компания «КамЭнергоРемонт-холдинг» работает с «Татэнерго» на условиях подрядной ...

  • Потребители электроэнергии в Республике Карелия могут задать любой вопрос руководству сетевой компании в Интернете и по телефону

    На сайте ОАО «Карелэнерго» открыта «горячая линия». Теперь все потребители могут задать любой вопрос или высказать свое отношение к работе электросетевого комплекса региона, отправив свое письмо по адресу gorlinia@karelenergo.ru. Также ежедневно по средам все желающие могут позвонить в «Карелэнерго» по телефону 8 8142 791807 и оставить свое сообщение энергетикам. ...