16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/65/4393.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 1 (65) январь 2006 года

Вьетнамские товарищи выбирают лучшее: самолеты, турбины, реформы

Вьетнамские товарищи предпочитают летать на «Боингах». Причем новых, а не подержанных. А уровень сервиса на внутреннем рейсе Хошимин (который все по‑старому называют Сайгоном) – Ханой, обслуживаемом громадными «777», даже выше, чем на линии Москва – Хошимин. Себя они уважают. Из машин вьетнамские товарищи выбирают «Toyota», «Hyundai», «Daewoo». Впрочем, среди грузовиков немало «Камазов» и «МАЗов». А при строительстве электростанций вьетнамские товарищи выбирают российские проекты и оборудование. Вьетнам – небогатая страна. Поэтому предпочитает покупать все самое лучшее.

Корреспондент нашей газеты побывал на строительстве энергообъекта во Вьетнаме.

Собственно, ради электростанции мы сюда и приехали. Наверное, руководству корпорации «Силовые машины», основу которого, как все знают, составляют петербургские ЛМЗ, «Электросила» и завод турбинных лопаток, хотелось показать, что в сотрудничестве с Вьетнамом, где концерн ведет сразу несколько проектов, нет никакой политической подоплеки.



Как они строят

Дружба дружбой, но в деловых вопросах вьетнамцы действительно объективно и беспристрастно выбирают на мировом рынке все самое лучшее, пусть даже по высокой цене. Поэтому никаких сомнений, что поставки для станций «Се Сан», «Плейкронг», «Буон Куоп» и еще ряда станций петербургские заводы в составе концерна выигрывали только потому, что их продукция соответствует мировому уровню.

Тепловую электростанцию «Уонг Би» в 120 километрах от Ханоя вьетнамские рабочие и российские специалисты строят в таком темпе, словно работы идут не в скромном вьетнамском поселке, а где‑нибудь в окрестностях Торонто или Милана. В июне 2003 года был подписан контракт, а в апреле будущего года первый энергоблок мощностью 300 МВт уже начнет работу. Если все пройдет гладко, у «Силмаша» все шансы выиграть конкурс на строительство второго блока.

Большая петербургская деловая делегация во главе с губернатором Валентиной Матвиенко подъехала на стройку (в честь чего состоялся митинг) на несколько часов позже, чем наша группа, и один из питерских знакомых вполголоса поинтересовался: «Ну, как там они работают? Наверное, все на спинах и в корзинах таскают?»

Что ж, такое представление об Азии и Вьетнаме в частности вполне справедливо – для середины восьмидесятых. С того времени мы с головой ушли в свои проблемы, полностью забыли о тех, кто был беднее нас, и во внешнем мире интересовались только тем, что о нас говорят в США. А Вьетнам за эти 20 лет сильно изменился.

На строительстве «Уонг Би» кое‑что делают и вручную – как на любой стройплощадке. Но вообще‑то здесь хватает японской и корейской строительной техники, так что нужды в коромыслах с корзинами нет ни малейшей. Национальная специфика в другом. Наши специалисты (их здесь шестьдесят на три тысячи местных рабочих), показывая уже смонтированные корпуса, постарались обойти этот момент, но – трудно было не обратить внимание на редкую самоуверенность вьетнамских монтажников. На тридцатиметровой высоте они пользуются лесенками из самых тонких арматурных прутьев, а вместо строительных лесов у них крошечные не огражденные перилами площадки из бамбуковых жердочек. Страховочные пояса есть у всех, но пристегивать их к чему‑нибудь здешние высотники считают бесполезной забавой, придуманной европейцами. Российские инженеры объясняют, что, являясь субподрядчиками, они не могут руководить вьетнамскими рабочими напрямую – только через местных руководителей и только в технических вопросах. «Силовые машины» поставляют оборудование и отвечают за его монтаж, в целом за соответствие работ проекту станции, но генеральным подрядчиком является национальная строительная корпорация «Лилама». Качество работ она обеспечивает (хотя в сложных технических вопросах вьетнамцы пока слабоваты), а что касается техники безопасности, то производственный травматизм здесь на обычном для больших строек уровне. Лихачество и показное пренебрежение опасностью, как в советском фильме «Высота», вьетнамцам не свойственны. Просто они не хотят тратить время и материалы на лишние, по их мнению, операции.



Чем наши турбины от «Жигулей» отличаются

Одновременно с петербургской делегацией на стройку приехал генеральный директор «Силовых машин» Игорь Клочко. Спросил его: 

– Наверное, это к лучшему, что российское энергомашиностроение 15 лет почти не получало заказов с внутреннего рынка? Поневоле пришлось выходить на мировые стандарты качества. АвтоВАЗу вот обеспечили сбыт за счет запретительных пошлин, так «Жигули» никто в мире брать не хочет…

– Да не так это, не испортили бы нас заказы от российских станций,  – не согласился Клочко.  – У нас с советского времени энергомашиностроительная отрасль была одной из лучших в мире, а по гидроэнергетике мы и сейчас вне конкуренции. Мы с Анатолием Борисовичем Чубайсом не раз говорили о планах модернизации. Сейчас его специалисты готовят технический план до 2010 года.

– А финансовым планом его подкрепят?

– Хочется верить. Но ведь даже Вьетнам сейчас обновляет свою энергетику. Их новая ГЭС «Шон Ла» будет самой крупной в Юго-Восточной Азии, скоро тендер на поставку оборудования, в котором мы обязательно будем участвовать.

– Если у «Силовых машин» все хорошо, к чему тогда были разговоры о продаже контрольного пакета акций «Сименсу»? Потанин с компанией получили бы за свой пакет 200 миллионов евро, а что бы это дало концерну? Ваши специалисты продолжали бы трудиться на стройках по всему миру, а прибыль получали бы немцы.

– Вы неправильно говорите, у «Сименса» совсем другая логика, они не захватчики. Просто у них есть хорошие технологии, которые, кроме самого «Сименса», можем использовать только мы, у остальных мировых производителей иные концепции. А нам эти технологии, в частности по газовым турбинам, нужны, чтобы держать мировой уровень. Вместе на рынке мы смогли бы больше.

Действительно, стоило поехать во Вьетнам, чтобы понять, какая же непонятная у нас с вами Россия. За 15 лет у нас построено три новых электростанции, две из которых (Северо-Западную ТЭЦ в Петербурге и Бурейскую ГЭС) заложили еще в советское время. Во Вьетнаме только «Силовые машины» работают на семи станциях и рассчитывают еще на несколько объектов. Мы строим станции по всему миру – и за хорошие деньги, а средств на модернизацию наших далеко не новых заводов, на создание новых технологий не хватает. И найти инвестиции можно только за рубежом, в России бесполезно, наш бизнес предпочитает в коллекции Фаберже и зарубежный футбол вкладываться.



За Родину обидно

От дальнейших вьетнамских впечатлений грусть за Россию только усилилась. Да, это все еще бедная по мировым меркам страна. Средняя заработная плата – 10 долларов в месяц. Правильней сказать, что крестьяне и многие другие зарплаты вообще не получают, живут за счет частного предпринимательства, а в городах заработок около ста долларов. Но, в отличие от куда как богатых Нью-Йорка, Парижа, Хельсинки, на улицах вьетнамских городов и поселков не встретишь ни одного нищего, попрошайки или хотя бы уличного музыканта, зарабатывающего монетку. Это не только другая культура, здесь в самом деле не видно признаков нужды.

Да, сто долларов в месяц – небольшие деньги, но на них в Сайгоне и Ханое можно жить не хуже, чем у нас в России на 800. Пообедать в лучшем ресторане можно за 5 – 10 долларов, в харчевне – за 1 или 2.

К слову, возвращаясь к энергетике. На вопрос, зачем Вьетнаму так быстро ее развивать, кто основные потребители электроэнергии, наши же специалисты объяснили: население. Почти в каждом доме – кондиционер, и дефицит электричества наступает именно в жаркие дни, когда эта техника включается на полную мощность. Плюс бешеными темпами ведется новое строительство. В приморском Ха Лонге, куда едут люди со всей страны полюбоваться изумительным по красоте архипелагом «1699 островов», строят огромные современные мосты к крупным островам – спрос на жилье огромный.

В общем, Вьетнам – совсем не та страна, которую мы знали по советским репортажам. Трудно понять, что она строит под руководством своей партии – социализм или рынок, но то, что уже построено, выглядит очень привлекательно. Российский человек чувствует себя здесь психологически комфортно, у вьетнамцев нет ни угрюмой напряженности наших соотечественников, ни европейских лиц-масок.
Что же касается России… В аэропорту Шереметьево на багажных тележках, бесплатных во всех аэропортах мира, висят таблички: «Одно грузовое место – 120 рублей». Хмурая девушка в баре зала ожидания налила в пластмассовый стаканчик кофе, пробила чек и только после сказала: «170 рублей». В Пулково, куда прибыл казавшийся душегубкой после вьетнамских «Боингов» Ту, пассажиры ждали автобус на зимнем ветру: на терминалы (крытые проходы из здания аэровокзала к двери самолета) в аэропорту второго по значению и богатству города страны денег нет. В отличие от аэропортов страны, которую мы до сих пор представляем как страну бамбуковых шляп, велосипедов и чашки риса в день и которая на самом деле может позволить себе намного больше, чем нефтегазовая, продвинутая в науках и амбициозная держава. Мы покупаем у Вьетнама дешевую одежду, а они у нас – очень дорогое энергетическое оборудование. Разные у нас с ними запросы, разные и возможности – потому что и реформы наши с ними очень разные.
Специальный корреспондент газеты «Энергетика и промышленность России» Владимир НОВИКОВ

Хошимин – Ханой – Москва – С.-Петербург

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 1 (65) январь 2006 года:

  • Азербайджан: Топливо подорожало вдвое

    Тарифный совет Азербайджана на закрытом заседании, проведенном 5 января, рассмотрел обращения хозяйствующих субъектов о возможности увеличения розничных цен на нефтепродукты. Розничные цены на некоторые виды нефтепродуктов будут повышены. Выросла, в частности, до 1800 старых манатов (4600 ст. ман. – 1 USD) розничная цена на дизельное топливо, керосин и на бытовое печное топливо. Решение ТС вступило в силу с 6 января 2006 года. Как...

  • Китай: Китай отказался от российского атома

    Китай решил самостоятельно строить две новые АЭС с четырьмя ядерными реакторами. Первая станция будет возведена в городе Далянь в северной провинции Ляонин. На ней будут установлены два реактора мощностью 1080 мегаватт, их стоимость оценивается в $2,8 млрд. Строительство второй станции намечено в восточной провинции Шаньдун с двумя реакторами мощностью 1000 мегаватт каждый. Ранее китайские средства массовой информации сообщали, что вла...

  • Киришская ГРЭС превысила показатели последних 12 лет

    В конце 2005 года выработка электроэнергии Киришской ГРЭС превысила показатели последних 12 лет. Впервые с 1993 года они выше 6000 млн. кВт/ч, что говорит о востребованности станции на рынке. ...

  • Как из камня сделать пар

    Изобретательские порывы человека не знают границ. Не так давно в этом заставили нас убедиться студенты Массачусетского технологического института. Они составили список десяти самых ненужных изобретений. ...

  • «Такая корова мне самому нужна»

    Координатор биоэнергетических проектов НП «Лесопромышленная конфедерация Северо-Запада» Ольга Ракитова: ...