16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/60/3989.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 8 (60) август 2005 года

Стратегическая политика России – путь «в никуда»?

Нефть и газ в энергетике Н. Г. КИРИЛЛОВ, д. т. н., с. н. с., Заслуженный изобретатель Российской Федерации (ВКА им. А. Ф. Можайского, Санкт-Петербург) 5189

В августе 2003 года была принята «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года» (утвержденная распоряжением правительства РФ от 28.08.03 г. № 1234-р). Но уже сейчас большинство отечественных экспертов и руководителей регионов выступает с критикой принятой Энергетической стратегии. По их оценкам, основные положения Энергетической стратегии имеют ряд серьезных и принципиальных просчетов, которые уже в ближайшее время могут привести сначала к энергетической, а затем экономической катастрофе России.

Так, например, представитель Минэкономразвития и торговли РФ Вячеслав Ананьев на дискуссии в Совете Федерации в конце 2004 года заявил, что принятую в 2003 году Энергетическую стратегию лоббировали различные бизнес-группы, поэтому она в своей сущности изначально не отвечала интересам государства и ее надо срочно переделывать.



Состояние и проблемы ТЭК России

По мнению председателя подкомитета по развитию нефтяной отрасли Торгово-промышленной палаты РФ В. Гарипова, если не прекратится «растаскивание недр по нефти», то в 2010 году ее добыча сократится до 300 млн. тонн. По его словам, необходимо срочно разработать новую государственную программу по развитию топливно-энергетического комплекса, иначе максимум уже через 5 лет российская экономика будет подорвана. Такую же точку зрения разделяет и председатель комитета СФ по природным ресурсам и охране окружающей среды Виктор Орлов, который считает, что основа всего энергетического комплекса – состояние сырьевой базы – находится в катастрофическом состоянии.

Что же в действительности происходит в топливно-энергетическом комплексе России, каковы тенденции его развития и какой должна быть реформа ТЭК? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо прежде всего проанализировать и понять в чем же основные ошибки сегодняшней Энергетической стратегии России.

Во-первых, это ориентация на экстенсивный путь развития топливно-энергетического комплекса страны, который подразумевает последовательное увеличение ресурсо-энергопроизводства как необходимого условия роста всей экономики. Так, в программе Энергетической стратегии, например, планируется увеличение уровня добычи нефти к 2020 году до 520 млн. тонн. На заключительном этапе ТЭК должен выйти на новые рубежи: энергопотребление в России вырастет на 22–36% (потребление газа увеличится на 18–24%, нефтепродуктов – на 36–53%, угля – на 33–70%), планируется значительный рост экспорта углеводородного сырья.

Первое, что обращает на себя внимание, это то, что в формировании «Энергетической стратегии России на период до 2020 года» использован до боли знакомый метод экстраполяции, широко применявшийся в социалистическом планировании. Поэтому «Энергетическая стратегия…» больше похожа на плохую копию решений XXIV или XXV съездов КПСС, чем на программу, учитывающую новые реалии сегодняшнего дня.

Разработчики Энергетической стратегии так и не смогли уйти от старых стереотипов и подходов к использованию энергоресурсов, хотя мировая экономика отказалась от экстенсивного развития уже с времен энергетического кризиса 1973 года. Именно это стало важнейшей составляющей экономического роста ведущих стран мира.

Во-вторых, в принятой «Энергетической стратегии…» полностью игнорируется предельная изношенность всей российской инфраструктуры добычи энергоресурсов, источников производства энергии и коммуникаций их распределения. Проблема устранения высокой степени износа основных фондов ТЭК, в котором уже устарело от 60% до 80% оборудования - в зависимости от отраслей, стала в настоящее время поистине ахиллесовой пятой российской экономики в целом. Практика продления ресурса оборудования закладывает будущее отставание в эффективности производства. Кроме этого, возрастает вероятность возникновения новых аварийных ситуаций и катастроф в топливно-энергетическом секторе экономики. К сожалению, уже сейчас техногенные катастрофы стали реальностью повседневной жизни ТЭК.

По оценкам российских специалистов, только на модернизацию существующей энергетической инфраструктуры необходимо около 600 млрд. долл. США. Откуда взять эти деньги, кто и в кого их будет инвестировать – вопросы на которые нет ответа. Похоже, что правительство РФ пытается строить новое, поражающее своими масштабами здание «энергетической стратегии» на старом разваливающимся фундаменте.

В-третьих, низкий технологический уклад российской экономики. Это означает перерасход инвестиций и ресурсов на эксплуатацию устаревших технологий производства. Положения принятой «Энергетической стратегии…» не учитывают, что современная отечественная промышленность как огромная черная дыра всасывает в себя значительно больше энергоресурсов, чем это необходимо для производства требуемого количества продукции. На единицу ВВП мы тратим в 5–6 раз больше, чем развитые европейские страны, и в 12–16 раз больше, чем США и Япония.

Торгово-промышленная палата РФ в докладе «Государственная промышленная политика России», характеризуя состояние российской промышленности, отмечает: «Средний возраст основных производственных фондов в России составляет более 20 лет, и их технологический уровень отстает от развитых стран на несколько поколений. Степень износа основных фондов промышленности составляет в настоящее время 50% и продолжает расти».

Бессмысленно отрицать, что не может быть эффективной, конкурентоспособной экономики при ресурсорасточительной материальной базе отечественной промышленности. По оценкам многих специалистов, потенциал возможного энергосбережения составляет около 360–400 млн. тонн условного топлива. Это означает, около 40% текущего потребления энергии или расходуется нерационально или вообще теряется впустую.

В-четвертых, одной из главных внутренних проблем российской энергетики является значительный перекос в сторону использования природного газа. Его доля в энергетическом балансе России увеличилась с 16% в 1965 году до 40% в 1990- м и до 62% в 2003-м (для сравнения: в Швеции – 2%, во Франции – 13%, в Германии – 21%, в США – 27%, в Канаде – 30%). Подобная структура топливного баланса страны могла бы считаться рациональной в силу высокой экологичности природного газа, если бы состояние ресурсной базы «Газпрома» позволяло бы поддерживать сложившийся уровень добычи и сохранять данную структуру потребления газа на достаточно большой срок.

Однако реальных перспектив существенного увеличения добычи газа у «Газпрома» нет. Из 26 триллионов куб. метров запасов природного газа, контролируемых в настоящее время ОАО «Газпром», 6,5 триллиона кубометров приходится на месторождения с падающей добычей; 3,3 триллиона – на месторождения, находящиеся на стадии постоянной добычи; 2,5 триллиона – на месторождения, содержащие сероводород, ограничением добычи газа по экологическим соображениям; 5,8 триллиона – на месторождения, удаленные от существующей газотранспортной системы более чем на 500 километров. Разработка всех этих месторождений при существующих ценах на газ экономически нецелесообразна. Таким образом, освоение ОАО «Газпром» новых крупных месторождений к сегодняшнему дню уже превратилось в проблему, напрямую связанную с энергетической безопасностью России.

В-пятых, для выполнения задач, поставленных в принятой Энергетической стратегии России на период до 2020 года, необходимо привлечь огромные инвестиция. При этом основная часть инвестиций должна быть привлечена из собственных средств предприятий топливно-энергетической отрасли, на втором месте идет заемный капитал. Государство будет вкладывать деньги из бюджета лишь на реализацию особо важных с экономической точки зрения и социально-значимых проектов.

Где брать эти деньги, никто не знает. В результате инвестиции в 2004 году в целом по ТЭК сократились по сравнению с 2002 и 2003 годами. При этом 95% инвестиций приходится на нефтяную отрасль (в основном за счет иностранных кредитов крупным нефтяным корпорациям, что привело к росту внешнего долга частного сектора с 24 млрд. долл. до 33,5 млрд. долл.).

В газовой промышленности и в электроэнергетике не создано условий для необходимого инвестиционного задела, в результате за последние 2 года инвестиции в добычу газа снизились почти вдвое, в электроэнергетику – более чем на 20%. Отсутствие реальных инвестиций становится тормозом экономического роста.

В-шестых, в настоящее время в стране практически полностью развалена система контроля управления недрами и лицензирования месторождений. Объемы поисково‑разведочных работ на нефть и газ за последнее десятилетие сократились более чем в 4 раза, эксплуатационного – в 7 раз, а ввода в эксплуатацию новых скважин – в 5 раз. Основной прирост нефти и газа, как и в предыдущие годы, получен по открытым до 1991 года месторождениям. В результате обострилась проблема «проедания» запасов, что угрожает срывом программам наращивания добычи и развития экспорта. За последние десять лет запасы нефти в России сократились на 13% и при существующем соотношении добычи нефти и освоения новых месторождений к 2030 году в России будут полностью израсходованы освоенные запасы нефти.

Принятая в 2003 году Энергетическая стратегия является третьей за последние 10 лет. К сожалению, две предыдущие были полностью провалены. Учитывая вышеперечисленное, есть все основания предполагать, что и сегодняшнюю Энергетическую стратегию постигнет та же учесть.



Какой быть новой энергетической стратегии

Для того чтобы Россия приблизилась к индустриально развитым странам по показателям удельной энергоемкости промышленного производства, необходимо время – время перехода. И если Россия хочет вернуть себе статус одной из самых передовых стран, времени на перестройку своей энергетики, и экономики в целом осталось не более 10 лет. Иначе в условиях сложившихся темпов развития научно-технического прогресса в мире Россия окончательно превратится в топливно‑сырьевую периферию развитых стран.

Концепция новой Энергетической стратегии России на ближайшие 20 лет должна основываться на:
- усилении государственного контроля за движением и использованием природных ресурсов;
- увеличении доли экспортной валютной выручки на инвестиционные цели в нефтегазовой отрасли ТЭК;
- восстановлении геологоразведочных работ и опережении роста разведанных запасов топлива по сравнению с добычей;
- осуществлении широкой модернизации добычи и переработки топливно-сырьевых ресурсов;
- изменении самой структуры ресурсопотребления в теплоэнергетических системах;
- широком применении энергосберегающих технологий и т. д.

Для реализации этапа перехода в масштабах страны необходимо проведение следующих мероприятий:
- перевод ТЭЦ и крупных котельных с природного газа на уголь; перевод средних и мелких котельных с мазута и угля на местное низкокалорийное топливо (биомассу, торф, горючие сланцы, бытовые твердые отходы и т. д.);
- развитие производства и широкое применение в энергетике нетрадиционных, альтернативных природному газу, метансодержащих газов (биометана, угольного метана, попутного нефтяного газа и т. д.);
- широкое применение децентрализованных систем теплоснабжения на основе тепловых насосов и применение автономных систем для одновременного производства электроэнергии и тепла на основе когенерационных установок;
- широкое внедрение в малую энергетику стирлинг-технологий и т. д.



Перевод ТЭЦ и крупных котельных на уголь

Для изменения структуры ресурсопотребления в качестве первоочередной задачи необходимо заменить часть газа, используемую в энергетических системах, на уголь. Наиболее централизованно этот процесс можно реализовать в топливоснабжение теплоэлектростанций (ТЭЦ) и крупных котельных, где доля угля сейчас составляет не более 20%.

Использование угля целесообразно главным образом в Восточной части Сибири, где добыча осуществляется наиболее дешевым открытым способом и, соответственно, с низкими транспортными затратами. При этом следует ориентироваться на сжигание твердого топлива в котлоагрегатах большой мощности, где экономически оправдано применение сложных дорогостоящих, но высокоэффективных технологий: топок с кипящим слоем; внутрицикловой газификации топлива; высокоэффективных фильтров и т. д.

Эффективное сжигание каменного и бурого угля в небольших по мощности котельных обеспечить довольно трудно и экономически оправдано только в регионах, имеющих собственные запасы угля. В связи с этим представляет интерес использование в районных и малых котельных дешевых видов местного топлива.



Перевод средних и мелких котельных на местное топливо

Технология перевода небольших газовых и мазутных котельных на местное топливо получает все более широкое распространение по мере роста цен на ископаемое углеводородное топливо. Возврат к биоресурсам – это не возврат в прошлое, а разумный подход к экономике и экологии. КПД современных малых котлов на местном топливе достигает 90%. Потери тепла и затраты электроэнергии при транспортировке теплоносителя сводятся к минимуму.

Наиболее передовой опыт перевода региональных энергетических комплексов на местное дешевое топливо накоплен в Республике Карелия. Запасы торфа в Карелии оценены в 2 млрд. тонн, и ресурсы древесного сырья лиственных пород около 2 млн. м3/год. Только за счет использования торфа и древесного сырья можно на 60% уменьшить объем привозного топлива, а это практически третья часть бюджета Республики Карелия.

Учитывая важность решения проблемы использования местного топлива, правительством республики в 1998 году была принята Программа внедрения теплоэнергетических станций (котельных), работающих на древесной щепе, отходах лесозаготовок, лесопиления и смешанном биотопливе. В настоящее время в плане реализации данной программы введены в эксплуатацию модульные котельные на биотопливе в населенных пунктах: Шуйская, Деревянное, Деревянка, Пряжа, Хюмпеля, Медвежьегорск, Калевала, Харлу, Вещколица, Беломорске и т. д.

Увеличение доли местного топлива в энергетическом балансе характерен практически для всех развитых стран. Наиболее значительных результатов в применении местных биотоплив достигла Швеция. Например, природный газ как энергетическое топливо в шведской энергетике занимает не более 2%, и в то же время местное топливо - биомасса (древесина, торф, бытовые отходы) дает не менее 21%. Аналогичные показатели использования биомассы характерны для топливного баланса и других промышленно развитых стран. В Австрии она составляет 12%, в Финляндии – 23%. В целом, в странах Европейского Союза, в среднем около 14% общей энергии получено из биомассы. В Индии программа децентрализации производства энергии, инициированная в 1995 году, обеспечила поддержку проектов применения местных видов топлива. Такая политика позволяет уже в ближайшее время обеспечить получение энергии из биомассы, эквивалентной 44% запланированного потребления электроэнергии.



Методы замещения природного газа

Шахтный метан. Ежегодно в странах СНГ дегазационными установками из угольных шахт извлекается и выбрасывается в атмосферу около 3 млрд. м3 метана, в том числе в России – более 1 млрд м3. Однако шахтный метан – превосходное топливо. Во многих странах, например Чехии, Англии, США, утилизируется практически весь попутный метан. Несмотря на перспективность, практика использования шахтного метана как энергетического топлива в России находится на уровне 5–10% от общего объема дегазации.

Целевым назначением широкомасштабной добычи метана из угольных пластов является полное обеспечение потребностей шахтерских регионов России собственным местным газом, который является наиболее доступным, наиболее дешевым и наиболее экологически чистым резервом из известных газов, альтернативных природному газу. Так, прогнозные ресурсы метана в пластах Кузнецкого угольного бассейна (Кемеровская область), перспективных для добычи газа, оцениваются в 13,1 трлн. м3, при средней плотности (концентрации) ресурсов 717 млн. м3/км2. При оживлении промышленного производства и развития энергетики потребление газа в Кемеровской области может составить около 32 млрд. м3, весь объем которого предполагается покрыть за счет шахтного метана.

Биометан. Все большее значение в энергетике зарубежных стран принимает другой метансодержащий газ – биометан (биогаз). Только в одном Китае эксплуатируется более 5 млн. семейных биогазовых реакторов (ферментеров), ежегодно производящих около 1,3 млрд. м3 биогаза, что позволяет свыше 35 млн. человек использовать его для отопления и бытовых нужд. В Дании около 8% современного потребления энергии приходится на биогазовые технологии, и их доля, как ожидают, к 2035 году увеличиться до 35%. В России биогазовые технологии практически не используются.

Попутный нефтяной газ. Сегодня на различных нефтяных скважинах РФ собирают не более 40% попутного нефтяного газа, остальной газ сжигается в факелах. По оценкам специалистов, в России ежегодно сжигается до 20 млрд. м3 попутного нефтяного газа.



Децентрализованные системы теплоснабжения на основе тепловых насосов

Наиболее перспективным направлением в развитии автономного теплоснабжения является использование тепловых насосов. Использование уже существующих теплонасосных установок (ТНУ) позволяет при удельных затратах в 1 кВт получить на выходе для теплоснабжения 3–7 кВт тепла, в зависимости от температурного уровня источника низкопотенциальной теплоты. Применение такого рода установок за рубежом становится нормой и позволяет ежегодно сокращать на 10% потребление топливных ресурсов.

По прогнозам Международного энергетического комитета по тепловым насосам, тепловая мощность, производимая тепловыми насосами для нужд населения, в развитых странах к 2020 году составит 75%. В итоге, предполагается снижение расхода топлива на отопление к 2020 году на 90%. Кроме этого, применение ТНУ уже в ближайшее время позволит существенно снизить негативное влияние энергетики на окружающую среду.

Внедрение теплонасосных установок происходит в настоящее время стремительно. Массовое производство и использование тепловых насосов осуществляется в США, Японии, ФРГ, Франции, Швеции, Дании, Австрии, Канаде и других развитых странах. В настоящее время в мире эксплуатируется более 50 млн. ТНУ различной мощности.



Автономные системы на основе когенерационных установок

Когенерационные установки (КУ) позволяют осуществлять комбинированное производство электроэнергии и тепла за счет передачи теплоты, образующейся в процессе работы двигателя, через систему теплообменников в отопительный контур. По пути широкого применения КУ идет большинство стран Европы. Сегодня доля электроэнергии, вырабатываемая КУ в странах Западной Европы, составляет 10%. Опыт эксплуатации существующих КУ показывает, что удается обеспечить экономию до 40% природного газа по сравнению с раздельным получением тепла и электричества.



Применение стирлинг-технологий

Наряду с другими подходами в решении стоящих перед Российской Федерацией экологических и энергетических проблем наиболее перспективным путем является разработка и широкое внедрение энергопреобразующих систем на основе машин, работающих по прямому и обратному циклам Стирлинга (машины Стирлинга). Данное направление в развитии малой энергетики получило широкое распространение в развитых странах за последние 10–15 лет и считается наиболее перспективным в XXI веке.

Двигатель Стирлинга относится к классу двигателей с внешним подводом теплоты. Низкий уровень шума, малая токсичность отработанных газов, возможность работы на различных топливах, большой ресурс, сравнимые размеры и масса – основные преимущества современных двигателей Стирлинга перед двигателями внутреннего сгорания (ДВС). Двигатели Стирлинга зарубежных фирм мощностью от 5 до 1200 кВт имеют высокий эффективный и общий КПД, соответственно 42% и 95%, ресурс более 40 тыс. часов, удельную массу от 1,2 до 3,8 кг/кВт. В качестве горючего для двигателей Стирлинга могут использоваться природный газ, традиционные нефтепродукты, бутан-пропан, древесная щепа, торф, биогаз и отходы сельского хозяйства и т. д.

Широкое применение автономных систем электроснабжения на основе двигателей Стирлинга позволяет разработать и быстро реализовать Концепцию энергоснабжения Северо-Западных, Центральных и сибирских регионов РФ на основе использования автономных электрогенераторов, работающих на местном топливе.

В Российской Федерации уже существуют компании, занимающиеся вопросами внедрения КУ с двигателями Стирлинга на отечественном рынке, например, одна из них, ООО «Инновационно-исследовательский центр «Стирлинг-технологии», являющееся дилером ведущих зарубежных фирм, производящих когенерационные установки с двигателями Стирлинга.

По оценке как отечественных, так и зарубежных специалистов, наиболее перспективным экологически чистым и дешевым моторным топливом до 2050 года следует считать сжиженный природный газ (СПГ).

Проблемы создания инфраструктуры производства СПГ и снижения стоимости топливных систем автомобилей могут быть решены за счет применения гаражных заправочных станций СПГ на основе криогенных машин Стирлинга (КГМ). Предварительные расчеты показали высокую экономическую и экологическую эффективность предлагаемого оборудования. Так, срок окупаемости гаражных заправочных станций СПГ составляет не более 3 лет, а себестоимость СПГ в 2,5 раза дешевле эквивалентного количества бензина. Комплектование и изготовление оборудования предполагается в основном за счет отечественных производителей.

Таким образом, применение заправочных станций СПГ на основе КГМ Стирлинга устраняет все препятствия для перевода автотранспорта Российской Федерации на дешевый и экологически чистый вид альтернативного моторного топлива – сжиженный природный газ, а применение СПГ сделать таким же простым, как и традиционных нефтяных топлив.

Потери нефтепродуктов при транспортировке, хранении, приеме и выдаче потребителям возникают вследствие различных причин и носят разный характер. К наиболее существенным потерям относятся естественные потери, обусловленные испарением нефтепродуктов, состоящих в основном из углеводородных легких фракций (УФЛ). За одно наполнение вертикального резервуара вместимостью 5000 м3 теряется в среднем 4 т бензина. В южной зоне России из емкости объемом 5 тыс. куб. метров, при коэффициенте оборачиваемости 96, в год теряется до 230 тонн нефте­продуктов. В зависимости от условий (температуры окружающей среды, объема газового пространства в резервуаре и т. д.) концентрация бензина в паровоздушной смеси может достигать более значительных величин – до 1,2 кг в 1 м3.

В настоящее время на современном уровне технического оснащения нефтебаз и складов горючего естественные потери нефтепродуктов от испарения с высокой экономичностью могут быть практически полностью устранены за счет применения установок на основе низкотемпературных машин Стирлинга. Данные технологии относятся к классу конденсационных систем, обеспечивающих улавливание легких фракций углеводородов (ЛФУ) за счет их охлаждения с последующей конденсацией. Низкотемпературные холодильные машины Стирлинга высокоэффективно работают в диапазоне – 2500оС, что позволяет сжижать при атмосферном давлении весь спектр легких углеводородов. Эффективность применения низкотемпературных машин Стирлинга для охлаждения и конденсации газообразных углеводородов доказана многолетней эксплуатацией систем реконденсации на зарубежных газовозах.



Тормоз для экономики

Если не провести настоящей реформы в энергетике страны, то в ближайшем будущем ТЭК окажется «узким местом» в экономике, тормозом ее развития. Объемы производства топливно-энергетических ресурсов смогут обеспечить лишь внутренние потребности страны. В этом случае экспорт этих энергоресурсов из России должен быть практически прекращен с потерей внешних рынков, валютного дохода и источников финансирования отечественной промышленности.

Электростанция, Биотопливо, Газпром, Генерация, Котельная, Малая энергетика , Мощность, Теплоснабжение, Топливо, ТЭЦ, Электричество , Энергоснабжение, Электроэнергия , Энергия , Энергосбережение, Кабельная арматура, Сланцы, Электроэнергетика, Энергетические системы, СРО,

Стратегическая политика России – путь «в никуда»?Код PHP" data-description="В августе 2003 года была принята «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года» (утвержденная распоряжением правительства РФ от 28.08.03 г. № 1234-р). Но уже сейчас большинство отечественных экспертов и руководителей регионов выступает с критикой принятой Энергетической стратегии. По их оценкам, основные положения Энергетической стратегии имеют ряд серьезных и принципиальных просчетов, которые уже в ближайшее время мог" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/60/3989.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.