16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/425-426/7551846.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 21-22 (425-426) ноябрь 2021 года

Громкие лозунги преждевременны

Большая законодательная инициатива легла на плечи Министерства экономического развития РФ — именно оно отвечало за разработку Стратегии социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов. Документ утвержден Правительством 29 октября 2021 года. Изначально проект стратегии содержал четыре сценария развития событий — инерционный, базовый, интенсивный и агрессивный, вызвал волну критики. Доводов приводилось много, тем не менее, по мнению разработчика Стратегии, базовый сценарий наиболее подходит и к месту, и ко времени.

Об этом на конференции «Новая Россия — Новая Энергетика. Генерация будущего» рассказал экс-директор Департамента конкуренции, энергоэффективности и экологии Минэкономразвития РФ, сейчас — заместитель министра энергетики РФ Петр Бобылев.

«К настоящему моменту Россия уже больше чем наполовину снизила объемы выбросов парниковых газов от уровня 1990 года. Да, мы стали эффективнее, у нас углеродоемкость упала во многом благодаря электроэнергетике и электрическим сетям генерации. В том или ином виде, наверное, помогли и возобновляемые источники энергии. Кроме того, велась работа по треку энергоэффективности. Отмечу, что все в этом поучаствовали без каких-либо подходов и флагов про углеродную нейтральность.

Плюс к этому мы все время акцентируем внимание на том, что борьба с климатом ради климата — это слишком мало. Можно стремиться к достижению углеродной нейтральности или снижению выбросов парниковых газов какими-то прорывными темпами, закрывая глаза на то, какую цену за это пришлось заплатить, но справедливо возникает вопрос — в чьих интересах это делается? В интересах секторов экономики, потребителей, электроэнергетики или, может, металлургов? Наверное, это, прежде всего, будет в интересах тех, кто нас потихоньку, но настойчиво подталкивает к подобным решениям.

Мы и без того уже вполовину снизили объемы выбросов парниковых газов в нетто-эквиваленте с 3 млрд тонн примерно до 1,660 млрд тонн. При этом я не буду находиться на тех позициях, под тем флагом, под которым мы все, как участники этого процесса, находились в последние годы, что у нас и так все хорошо. Кого мы в этом убеждаем?

Лично меня убеждать не надо. Я понимаю, что Россия — прогрессивный участник этого процесса, и хотелось бы, чтобы мы могли на равных говорить с Евросоюзом и всеми участниками Парижского соглашения, где наша задача в рамках наследия поколений — добиться нетто-нейтральности, а в идеале уже идут разговоры, что нужно выходить на показатель ниже нуля и чтобы наш голос был услышан.

Дело вот в чем. Если представить, что все страны, подписавшие Парижское соглашение, с понедельника перестанут генерить парниковые газы, это не значит, что мы решим проблему: в атмосфере «парников» еще очень много, и рост температуры продолжится. На самом деле уже идут обсуждения, как увеличить объем поглощения.

Что касается проекта Стратегии. Его не покритиковал только ленивый. Нас поддержали только Минпромторг и Минсельхоз. Мы стоим на том, что базовый сценарий сейчас наиболее к месту, ко времени. Хотя мы не являемся сотрудниками антимонопольной службы, четко зашиваем в свои расчеты показатели, что субсидирование платы граждан за коммунальные услуги с текущим ростом по 5–6 миллиардов в год от оригинальных бюджетов уже вышло на величину более 120 млрд рублей. Да, мы можем сфокусировать внимание на самых дорогих технологиях для достижения углеродной нейтральности, но вопрос в том, во что выльется эта цифра и в какой бюджет субъекты Федерации придут за субсидированием. Судя по всему, в федеральный.

На данный момент сценария четыре. Два из них предполагают углеродную нейтральность. Мы не делали в тексте на этом акцент, но в агрессивном сценарии речь идет в том числе о финансировании государственных программ по лесовосстановлению и снижению объемов пожаров. Там много подходов, которые уже посчитаны в рублях. Это не просто лозунги, что мы прямо сейчас добавим территорию сельхозземель к регулируемым лесам и мировое сообщество нас услышит, поддержит и будет нам аплодировать. Нет, это в том числе борьба с лесными пожарами, где 240 миллионов тонн СО2-эквивалента. Это тот показатель, который мы вообще планируем целиком убрать с электроэнергетики и металлургии.

Агрессивный сценарий также требует серьезных шагов вперед с точки зрения технологий, но акцент нужно делать на энергоэффективности, увеличивать общую численность жилых домов с классом энергоэффективности A. Это то, что в наш проект Cтратегии четко погружено.

При этом мы, конечно, слышим доводы и аналитику коллег относительно дорогих технологий, которые говорят: «Уважаемый Минэк, дайте 10 лет, все подешевеет и будет летать на рыночных условиях». Мы только за, хотелось бы, чтобы летало. Мы также включили в Стратегию технологии по поглощению энергии возобновляемые источники энергии. Но акцент для себя пока поставили таким образом, что нужно смотреть на то, что дешевле и масштабнее, — с того и стартуем.

Хочу обратить внимание на то, что серьезнейшее внимание ЕС уделяет не объему снижения парниковых газов, а тому, какими технологиями мы к этому идем. И поэтому, конечно, мы могли бы сказать, что можем решить этот вопрос благодаря нашим атомным и гидростанциям, но это немного преждевременно.

Если же посмотреть стратегии других стран, в них очень много говорится про ВИЭ и вроде бы нет ни слова о ЖКХ. Но это вслух, в стратегии это погружено. Там ремонты школ прописаны вплоть до расчета рабочих мест. То есть свои национальные интересы они отстаивают как никто.

P.S.: Отметим, что в утвержденной Правительством Стратегии заложены два сценария — инерционный и целевой (интенсивный). Целевой взят за основу. В нем в качестве ключевой задачи обозначено обеспечение конкурентоспособности и устойчивого экономического роста России в условиях глобального энергоперехода.

Декарбонизация, Энергопереход, Энергоэффективность,

Громкие лозунги преждевременныКод PHP" data-description="Большая законодательная инициатива легла на плечи Министерства экономического развития РФ — именно оно отвечало за разработку Стратегии социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов. Документ утвержден Правительством 29 октября 2021 года. Изначально проект стратегии содержал четыре сценария развития событий — инерционный, базовый, интенсивный и агрессивный, вызвал волну критики. Доводов приводилось мног" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/425-426/7551846.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/943/zak2.jpg" >

Похожие Свежие Популярные