16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/424/5120176.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 20 (424) октябрь 2021 года

Страна Оз в очках Гудвина: Мир стремительно зеленеет

Владимир Млынчик

Своими мыслями о происходящих в современной энергетике изменениях поделился Владимир Млынчик, предприниматель, основатель производителя накопителей электроэнергии VOLTS, сооснователь платформы для зарядной инфраструктуры электромобилей и сети зарядных станций ZEVS.

— Владимир, по вашему мнению, что важнее сейчас для развития современной энергетики России: целеполагание государства или реальное понимание бизнесом проблем энергетики? Приняты Энергетическая стратегия, Стратегия развития водородной энергетики. И сейчас мы одновременно живем в позавчерашнем, сегодняшнем и чуть-чуть уже в завтрашнем дне. Кто и что сейчас делает в энергетике не только ради прибыли, но и ради того, чтобы проторить дорогу новому в отрасли?

— Приведу пример из сферы электромобильности. Тут вся активность в России началась как раз снизу, с разрозненных энтузиастов и подвижников, которые действовали без государственной поддержки: ставили зарядные станции, организовывали сообщество, создавали прототипы, продукты для будущего рынка.

Когда стало очевидно, что во всем мире электрокары заменят автомобили с ДВС, отреагировало наше правительство во главе с Мишустиным. В августе этого года приняли концепцию развития электротранспорта до 2030 года. На документ, в свою очередь, реагируют предприниматели. Они видят, что раз отрасль становится частью официальной повестки, перестает быть маргинальной, обретает некое регулирование, значит, можно в ней начинать глобальные проекты.

Многообещающей мне кажется водородная энергетика. Сегодня, когда понятно, что мы в России проспали ВИЭ, проспали солнце и ветер, именно водородная энергетика имеет шанс стать сферой, в которой наша страна будет играть роль законодателя трендов. А не реагировать на задаваемое окружающим миром, как, например, происходит со сферой электротранспорта.




Раз отрасль становится частью официальной повестки, перестает быть маргинальной, обретает некое регулирование, значит, можно в ней начинать глобальные проекты.




Из тех, кто делает в энергетике что-то интересное: мне нравится Группа компаний Хевел Виктора Вексельберга, который пошел в солнечную энергетику, построил венчур, собственное инновационное производство. Не каждый рискнет выйти из зоны комфорта и начать строить непривычный для России бизнес. Помимо него, есть замечательные российские компании в сфере электроэнергетики, которые экспортируют на мировые рынки не сырье, а инженерную мысль: это «Стриммер» и «Таврида Электрик». Разработки этих компаний востребованы по всему миру, что не может не вызывать гордость и искреннее уважение.

Как представитель предпринимательского сообщества я верю в движущую силу предпринимательской интенции: храбрый поход за новыми возможностями в противовес проторенным дорожкам.

— Одни эксперты говорят, что мы тратим деньги на старые технологии, и требуют от государства предусмотреть больше «плюшек» для новых технологий. Другие считают, что старые технологии выгоднее, оправданнее и будут нужны в ближайшие десятилетия. Вы следите за тенденциями, за тем, как «поднимает голову все выше и выше» возобновляемая энергетика?

— Сегодня происходит глобальный переход на «зеленую» энергетику, изначально инициированный Евросоюзом. В стремлении обрести независимость от стран — экспортеров сырья (в том числе и от России) он положился на новые технологии для создания собственных энергосистем. Зачем покупать где-то уголь, газ, нефть, если можно вырабатывать электроэнергию самостоятельно? Страны Европы тратят на это государственные деньги, делают технологии более доступными и даже начинают их экспортировать. Кто знает, возможно, будь у Германии свои нефть и газ, они питали бы себя и плевать бы хотели на «зеленую энергетику»? Тем временем весь современный мир, как Страна Оз в очках Великого Гудвина, стремительно зеленеет.

Глобальный тренд начинается с простого хозяйства отдельного дома (один за другим мои знакомые меняют дизели на небольшие солнечные электростанции с накопителями), заканчивается ESG-стратегиями предприятий (хотя на вопрос, что это такое, сегодня внятно могут ответить очень немногие). Мы — свидетели эпохи значительных перемен: раньше электричество могло добываться только огромными государственными предприятиями, теперь его может добывать каждый, купив солнечные панели и накопитель. Да, пока это недешево, но лет через десять станет доступнее. И в южных регионах России, где много солнца, люди уже ставят панели на крыши своих домов. Причем объяснить это рационально возможно не всегда: я привожу в пример Даниэля Канемана, который получил Нобелевскую премию по экономике, потому что доказал, что люди зачастую поступают иррационально в экономических вопросах.

— Есть мнение, что в новых бизнес-проектах по энергетике на первом месте должны стоять не окупаемость, эффективность и сроки, а экологичность, углеродная нейтральность. В то же время к российским предприятиям предъявляется слишком много претензий, хотя в европейских странах все не настолько здорово, как они декларируют. Как считаете вы?

— Сегодня большинство инвестиционных фондов, торгующих акциями на свободном рынке, принимают стратегии, согласно которым перестают покупать акции компаний, использующих «грязную» энергетику.

Кроме того, из-за экологической повестки все меньше людей хотят идти на работу в нефтяные компании.

Поэтому нефтяные гиганты сегодня массово переобуваются. Например, BP заявила, что намерена стать зеленой энергокомпанией. Они закрыли свое подразделение георазведки и больше не инвестируют в нефть: фокус компании сместился на зеленую энергетику.

В мире новой энергетики возможны совершенно немыслимые повороты.

— Что такое «изменение концепции энергопотребления» в вашем понимании? Изменятся ли модели бизнеса в энергетике у больших и средних предприятий, которые заняты производством энергии?

— Как-то с одним покупателем VOLTS мы в мобильном приложении смотрели, сколько электричества он покупает в сети, а сколько берет из солнечных панелей. Он вдруг спросил: «Владимир, так если я поставлю себе еще 14 панелей, получается, я смогу полностью отключиться от сети?» Я ответил: да, но отбивать то, что он вложит в панели, придется лет двадцать. Он воскликнул, что дело не в окупаемости, а в том, что он может перестать взаимодействовать с большими корпорациями, и это удивительно. В этот момент я понял, что только что забрал клиента у электросетевой компании.




На энергетических предприятиях должны работать энергетики, то есть люди специальностей, непосредственно связанных с отраслью.




Такое положение дел еще недавно было немыслимо. Этот человек на моих глазах стал просьюмером, тем, кто сам производит потребляемую им самим энергию. С ростом технологий, удешевлением всего, просьюмерами будет становиться все больше людей.

Благодаря литию все, кто сейчас пользуется топливными генераторами, станут пользоваться накопителями, новые производства вместо двух мегаватт мощности будут покупать 500 кВт, а на полтора себе ставить локальную генерацию. Это и есть сдвиг в концепциях потребления.

Сто лет назад важно было, что электричество у тебя просто есть. Теперь общество становится более зрелым: ему важно, какое это электричество, где оно берется, потребители берут больше ответственности, они уже готовы производить, создавать локальные электростанции, которые потом будут превращаться в пресловутые микрогриды.

Конечно, тут нужно оговориться: все это не касается огромных национальных проектов, путей сообщения, промышленности. До их трансформации пройдет еще много времени.

Быть футуристичным ответственным потребителем сегодня здорово и престижно. Что касается бизнеса: рост потребления электроэнергии растет, вместе с меняющимся миром для бизнеса открываются потрясающие возможности.

— Кто на ваш взгляд должен приходить на роль топ-менеджеров в энергетических предприятиях? Должны ли меняться лидеры? Кто может в сегодняшней непростой политической и экономической обстановке поставить перед современной энергетикой реальные, важные задачи, заглядывая на десятилетия вперед, и одновременно решать текущие?

— Я полагаю, что на энергетических предприятиях должны работать энергетики, то есть люди специальностей, непосредственно связанных с отраслью.

Несмотря на новые технологии и тренды, основной базис, мощь нашей отрасли пока еще за крупными электростанциями и сетевой инфраструктурой. Чтобы эксплуатировать и развивать ее эффективно, люди должны работать в ней на протяжении здоровых сроков.

Будущее, на мой взгляд, за стартапами, небольшими компаниями, которые способны созидать, нести во внешний мир российский инженерный потенциал, предлагать решения и продукты, опробованные на энергетическом комплексе России, но предлагающие миру что-то новое. Необходимо вспомнить про потенциал инженерной мысли и о том, что в нашей стране всегда были талантливые инженеры. Которым есть что улучшить, есть что сказать и есть что привнести в развитие человечества.

Беседовал Валерий ПРЕСНЯКОВ, главный редактор «ЭПР»



Аккумуляторы, Электромобили,

Страна Оз в очках Гудвина: Мир стремительно зеленеетКод PHP" data-description="Своими мыслями о происходящих в современной энергетике изменениях поделился Владимир Млынчик, предприниматель, основатель производителя накопителей электроэнергии VOLTS, сооснователь платформы для зарядной инфраструктуры электромобилей и сети зарядных станций ZEVS." data-url="https://www.eprussia.ru/epr/424/5120176.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/69b/ot1.jpg" >

Похожие Свежие Популярные