16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/411/7602229.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 7 (411) апрель 2021 года

Инвестиции в ВИЭ: переход на другой уровень доверия

Согласно информации Международного энергетического агентства, в прошлом году, несмотря на коронакризис, зеленый сектор энергетики демонстрировал устойчивый рост. 90% от всех проектов было реализовано за счет энергии солнца, ветра и гидроэнергетики. Неудивительно, что во всем мире инвесторы смотрят на ВИЭ с интересом. Россия – не исключение.

Дальний Восток и Арктика: привычный подход не работает

По мнению руководителя направления по энергетике и ЖКХ АНО «Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» Максима Губанова, одной из ключевых целей формирования в России отрасли возобновляемой энергетики является создание производства, которое можно было бы использовать на благо развития страны. В том числе промышленности на удаленных и изолированных территориях Дальнего Востока и Арктики.

При этом важно уточнить, что программа развития ВИЭ предполагает создание очень крупных установок мегаваттного класса. Они по своим техническим характеристикам не могут быть использованы в удаленных и изолированных районах Дальнего Востока, где в принципе речь идет о максимуме нагрузки 2 МВт.

«Таким образом, мы сразу сталкиваемся с проблемой, связанной с тем, что применение локализованных нами установок невозможно для электрификации удаленных территорий. Соответственно, оборудование, которое можно было бы там использовать, требуется где-то производить, возможно, закупать за границей. Потому что участники программы ДПМ на текущий момент не готовы развивать такую линейку — они не видят на нее большого спроса.

Это специфический спрос. Он удален от центров локализации и не может быть сформирован как, например, какой-то конкурс на поставку 1000 ветряков мощностью по 200 кВт. Потому что каждый поселок уникален, где-то нужен ветряк, где-то нет. Плюс в каждом поселке своя система управления энергохозяйством», — рассуждает Максим Губанов.

Справедливости ради стоит отметить, что «солнечники» вполне могут обеспечить маленькие проекты, они способны произвести ячейку или модуль мощностью 100 кВт. А вот с оборудованием для ветряков пока действительно есть вопросы — ветровые турбины мощностью 2,5 МВт могут быть слишком большими (в плане вырабатываемой мощности) для удаленных мест.

«Активно занимаясь вопросом привлечения инвестиций в эту сферу и реализацией инвестпроектов, мы понимаем, что их невозможно реализовывать с таким же подходом, как в программе ДПМ. Здесь нужен другой подход, с пониманием местной регуляторики и ситуации с перекрестным субсидированием.

Во взаимодействии с инвесторами, регуляторами, экспертами мы пришли к выводу, что целесообразно рассматривать такие поселки, как объект ЖКХ. Это позволит посмотреть на ситуацию с другой стороны, разобраться, какие методы поддержки нужны для таких проектов и как их реализовать, а также появятся соответствующие решения», — считает Максим Губанов.

Одним из них может стать разработанная в 2020 году АНО АПИ концепция привлечения частных инвестиций в развитие распределенной генерации, в том числе на основе ВИЭ в удаленных и изолированных энергорайонах Дальневосточного федерального округа и Арктической зоны РФ.

«Смысл этой работы в том, чтобы разработать меры поддержки, аналогичные тем, что оказывает Фонд содействия реформированию ЖКХ. Создать условия для активного участия технологического бизнеса в проектах модернизации энергохозяйства в зоне децентрализованного электроснабжения Дальнего Востока и Арктики», — уточнил спикер.

Он заверил, что никаких требований к локализации в рамках данного проекта нет.
«Сложно сказать, насколько это было бы целесообразно. В России уже есть локализованное оборудование по солнечным станциям, которое может быть применено. Но оборудования по ветру нет, либо оно не производится в таком количестве, чтобы снизить цену.

Основным критерием будет являться сокращение совокупных затрат на энергоснабжение населенного пункта. В зависимости от этого в данной целевой модели инвестор может выбирать любое оборудование. Как применяемое в зеленой генерации, так и то, что способствует повышению эффективности использования углеводородного топлива.

Еще один критерий эффективности — 15-летний период, на который заключается концессионное соглашение или энергосервисный контракт. За это время инвестор может окупить вложенные средства. Однако, как показывает практика, проекты на удаленных и изолированных территориях не имеют очень привлекательных экономических параметров для реализации. Здесь требуются механизмы господдержки отрасли, как, например, льготное финансирование или капитальный грант, который может выделяться на реализацию такого проекта».


Казахстан: хороший потенциал и большие инвестиции

«Для нас ВИЭ является большой инвестиционной тематикой. Планы Казахстана по замещению и вводу новых мощностей по ВИЭ очень амбициозны. Доля ВИЭ в общем объеме производства электроэнергии к 2025 году должна составить 6%, к 2030-му — 10%, к 2050-му — 50%», — сообщил руководитель представительства АО «Самрук-Казына» Жанболат Какишев на конференции «Инвестэнерго-2021».

К настоящему моменту в Казахстане принята концепция по переходу к зеленой экономике, создана необходимая законодательная база. До 2018 года такие проекты реализовывались через Off-take Contract (соглашение о продаже или закупке товара (сырья), который еще не изготовлен / не добыт).

«Государство брало хорошую цену на этом этапе, и мы, как фонд, через наши дочерние предприятия «Самрук-Казына Инвест» и «Самрук-Энерго» построили несколько станций: солнечную на 100 МВт и два ветровых парка по 50 МВт.

Есть потенциал расширения данных локаций, — комментирует Жанболат Какишев. — С 2018 года Минэнерго перешло на аукционы по понижению цен, и отрасль стала не такой интересной, какой была раньше, поскольку ежегодно Минэнерго в рамках торгов опускает цену, но при этом количество компаний, которые хотят принять в них участие, не уменьшается.

Мы видим большой спрос: компании из Китая, России, Великобритании и других стран активно участвуют в торгах, выигрывают эти Off-take Contract, затем им дается определенное время для строительства объемов.

Что касается наших инвестиций, за следующие семь лет мы планируем инвестировать около трех миллиардов долларов в новые промышленные проекты, среди которых есть и проекты по ВИЭ».


Новый взгляд на риски

В последние годы изменился подход финансовых институтов к оценке рисков реализации зеленых проектов. Директор Дирекции энергетики департамента проектного и структурного финансирования АО «Газпромбанк» Елена Гущик приводит в пример конкретный проект:

«ВетроОГК-2 (входит в «Новавинд», дивизион ГК «Росатом» по ветроэнергетике) реализует проект по строительству двух ветроэлектростанций совокупной мощностью 340 МВт. Мы выступаем в качестве финансирующего банка. В начале года выдали первые средства, вошли также в капитал как финансовые партнеры, то есть участвуем в проекте с разных сторон.

Особенностью этого кредита и данного проекта является то, что мы впервые привязали процентную ставку к достижению определенных показателей по устойчивому развитию (ESG). Это инновация для финансового рынка, — говорит эксперт. — С 2015 года наши подходы изменились, мы по-другому оцениваем различные риски, связанные с реализацией таких проектов.

На примере ВетроОГК-2: строительный риск мы впервые оценили достаточно смело, даже агрессивно, хотя обычно, как финансовый институт, стремимся полностью закрыть свои риски наличием финансовых гарантий инициаторов проекта, в данном же случае мы имитировали схему спонсорской поддержки».

В международной практике такая поддержка существует, но обычно идет в сочетании с заключением договора генподряда. В его рамках генподрядчик полностью закрывает риски стройки. Там же фиксируются цена, сроки, прописываются определенные ожидания по уровню ответственности генподрядчика или же существует альтернатива в виде бинарной схемы, где вместо генподрядчика — поставщик турбин и ответственный за СМР. Плюс есть некоторая спонсорская поддержка, то есть готовность его инициаторов прийти на помощь проекту.

«В проекте ВетроОГК-2 мы впервые закрыли глаза на то, что генподряда нет, строительство производится хозспособом, но есть готовность инициатора финансово поддержать проект, полностью закрыть риски, — продолжает Елена Гущик. — В этом можно увидеть некую иллюстрацию того, что финансовые институты начинают доверять локальным поставщикам и застройщикам.

Также теперь мы немного по-другому подходим к рискам выработки электроэнергии по проекту. Если раньше российские банки стремились полностью закрыть этот риск финансовой гарантией инициаторов, то сейчас мы, подобно международным банкам, готовы принимать отчеты о перспективной выработке».

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), Инвестиции, Энергоснабжение,

Инвестиции в ВИЭ: переход на другой уровень доверияКод PHP" data-description="Согласно информации Международного энергетического агентства, в прошлом году, несмотря на коронакризис, зеленый сектор энергетики демонстрировал устойчивый рост. 90% от всех проектов было реализовано за счет энергии солнца, ветра и гидроэнергетики. Неудивительно, что во всем мире инвесторы смотрят на ВИЭ с интересом. Россия – не исключение. " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/411/7602229.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/006/0061ead6f4b6f240e168dd2231709b55.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.