16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/393-394/4025710.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (393-394) июль 2020 года

«Трудная» нефть России спасает добычу

Тема номера Анна НЕВСКАЯ 283

Российским нефтяникам не обойтись без освоения трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ), на долю которых, по оценкам экспертов, приходится более 65 % всех запасов нефти России.

Судя по оценкам Счетной палаты РФ, обнародованным в конце мая текущего года, традиционных запасов нефти без учета ТРИЗов хватит всего лишь на 20 лет. Схожие оценки дают и Роснедра, напоминая, что прирост запасов нефти в нашей стране в последние годы осуществляется не столько за счет открытий новых месторождений, сколько благодаря доразведке отрабатываемых объектов и внедрению современных технологий добычи на «трудных» месторождениях.


Российский «Баккен» готовят к старту

«Большую часть наших месторождений по тем или иным признакам следует отнести к ТРИЗам», – напоминает ПАО «Газпром нефть». Это касается как баженовской свиты, разработка которой признана задачей национального значения, так и залежей ачимовской толщи, для освоения которых создан проект «Большая Ачимовка». А также месторождений Нового Порта и Восточной Мессояхи в ЯНАО.

Одна только баженовская свита, самая большая сланцевая формация в мире, может содержать до 120 млрд тонн нефти. Это примерно в 5 раз больше запасов месторождения Баккен в США, с которого началась изменившая мир сланцевая революция.

Само ПАО «Газпром нефть» рассчитывает приступить к добыче «трудной» нефти на салымской группе участков в ХМАО-Югре уже в 2025 году, несмотря на риски, которые создает очередное снижение цен на черное золото.

Оптимизм компании поддерживают успехи в деле снижения себестоимости добычи баженовской нефти – с 30 до 16 тыс. рублей за тонну. Таких результатов удалось достичь благодаря внедрению новых подходов к разработке баженовской свиты, в том числе – совершенствованию технологии гидроразрыва пласта в нетрадиционных залежах.

Как сообщил глава дирекции по технологическому развитию «Газпром нефти» Алексей Вашкевич, в перспективе эти разработки будут тиражироваться и на других российских месторождениях со «сложной» геологией.

«Именно вовлечение в добычу ТРИЗов плюс переход к налогу на дополнительный доход, позволивший высвободить инвестиции для применения на зрелых активах, позволило нам стабилизировать добычу нефти, – сообщило осенью 2019 года ПАО «ЛУКОЙЛ», добывающее около 50 % нефти в России именно из трудноизвлекаемых запасов.

Самый знаменитый пример воскрешения «трудного» месторождения, достигнутого благодаря применению новых технологий и налоговых льгот, связанных с добычей «тяжелой» нефти, – Ярегское месторождение высоковязкой нефти в Республике Коми.

Применение метода парогравитационного давления (SAGD) позволило ввести в эксплуатацию новые участки месторождения и восстановить добычу более чем на 1 млн тонн нефти в год. Сам «ЛУКОЙЛ» рассчитывает, что запасов Ярегского месторождения хватит до 2059 года.


Тестирование технологий избавляют от барьеров

Денис ПигаревПроцесс предоставления льгот для ТРИЗ продолжается и в 2020 году, напоминает консультант VYGON Consulting Денис Пигарев. Речь идет прежде всего о поправках в закон «О недрах», вступивших в силу с 1 января текущего года. Они позволяют недропользователям использовать участок недр с целью разработки технологий освоения ТРИЗов.

– Изменения в первую очередь позволят снять ряд административных барьеров для тестирования технологий в реальных условиях, – поясняет Денис Пигарев. – Например, надо будет согласовывать не технологическую схему разработки с проектными уровнями на основе геолого-гидродинамической модели, а программу разработки технологий и накопленный объем добычи без утверждения коэффициента извлечения нефти (КИН). Это важно, потому что для баженовской свиты и других нетрадиционных ресурсов сейчас невозможно утверждение конкретной технологии добычи, ее просто нет, поэтому необходимо протестировать различные варианты.

Помимо законодательных основ создания технологий, Правительство РФ также ведет работу в части разработки и обеспечения оборудования для ТРИЗ. В частности, с 2019 года существует возможность возмещения части затрат на опытно-конструкторские и технологические работы при реализации проектов по созданию отечественного флота гидравлического разрыва пласта (ГРП).

Важной со стороны государства инициативой является и создание на базе Минэнерго центра компетенций технологического развития, который решает проблему разобщенности отрасли, когда компании разрабатывают одни и те же технологии без взаимодействия. Центр позволит консолидировать потребности отрасли и сформирует единый отраслевой заказ. И все же, на наш взгляд, эти прогрессивные начинания пока разрознены и не всегда работают так, как хотелось бы. Необходимо создание единой отраслевой стратегии импортозамещения.


Разделение рисков разомкнет замкнутый круг

А как обстоят дела с созданием оте­чественного оборудования, необходимого для освоения ТРИЗ? Всего два года назад замглавы Минэнерго Павел Сорокин предсказывал, что этот процесс потребует 3‑6 лет. Аналогичные оценки дают и сами нефтяники, надеющиеся перейти от стадии накопления знаний и опытно-промышленных работ к «полноценному освоению ТРИЗ». Они сообщают как о достигнутых успехах (к примеру, в деле создания отечественных симуляторов ГРП, внедренных в производственные процессы), так и о более «трудных» задачах. К примеру, о продолжающейся работе по созданию аналогов роторно-управляемых систем (РУС), позволяющих вести бурение скважин с протяженными горизонтальными участками.

– В целом по отрасли доля импортного нефтегазового оборудования за период 2014‑2018 гг. снизилась с 60 % до 51 %, – поясняет Денис Пигарев. – Согласно плану содействия импортозамещению в промышленности к концу 2020 года зависимость от импорта уменьшится до 43 %.

При этом в части ключевых технологий для освоения ТРИЗов (РУСы, оборудование для флотов ГРП, приборы телеметрии и геофизического каротажа, насосы для ГРП) ситуация пока еще остается тяжелой, несмотря на активную работу по этому направлению. Во многом это связано с проблемами в части поддержки технологий на стадиях НИОКР и ОПИ.

На начальных этапах производство опытных образцов и пилотных партий, как правило, убыточно, а сама нефтегазовая промышленность, не протестировав разработку, не может сразу обеспечить промышленный объем заказа. В результате получается замкнутый круг. В этом случае как раз необходима поддержка государства в части разделения рисков с производителями технологий.


«Дешевая» нефть не заморозит ТРИЗы

Сергей КлубковОтдельная тема – судьба освоения ТРИЗов и других дорогостоящих проектов в эпоху «дешевой» нефти, которая может затянуться на долгие годы – на этот раз из‑за последствий пандемии коронавируса.

– Следует понимать, что с развитием технологий добычи понятие ТРИЗ будет меняться, и те запасы, которые сейчас извлечь трудно или невозможно, через 10‑15 лет станут традиционными, – поясняет директор по разведке и добыче нефти и газа VYGON Consulting Сергей Клубков. – Да, в условиях низких цен большая часть ТРИЗов нерентабельна, но это вопрос не только дорогостоящих технологий добычи, но и несовершенного налогового режима в России. Однозначно пандемия коронавируса и последовавшее снижение деловой активности затормозит процесс апробации новых технологий и снизит темп освоения ТРИЗов, но о полном отказе от ввода их в разработку не может быть и речи.


Законы, Нефтегазовая отрасль

Похожие Свежие Популярные